Home » ДАТ » ВСЕ ЧИНОВНИКИ КАЗАХСТАНА «НА КРЮЧКЕ» У СИЛОВИКОВ

ВСЕ ЧИНОВНИКИ КАЗАХСТАНА «НА КРЮЧКЕ» У СИЛОВИКОВ

«Общественная позиция»

(проект «DAT» №2 (366) от 19 января 2017 г.

 

Экспертное мнение

 


 

На фоне непрекращающихся с декабря арестов из Акорды поступил сигнал о надвигающихся реформах в системе государственного управления. КНБ и Национальное бюро по противодействию коррупции по очереди создают громкие информационные поводы. Арест группы бывших сотрудников КНБ во главе с Нартаем Дутбаевым, руководства ЕНПФ и бывшего министра национальной экономики Куандыка Бишимбаева создали общественный резонанс. Можно ли работу силовиков считать попыткой показать друг другу уровень своего влияния? Или в Казахстане действительно начали закручивать гайки в высших эшелонах власти? Вот что об этом думает политолог Досым Сатпаев.

 

– Создана рабочая группа по перераспределению полномочий власти, возвращение Марата Тажина, громкие аресты со стороны КНБ. Какая связь между этими событиями?

– Есть нечто общее, но есть и несколько отличительных факторов. Общим является то, что большинство всех этих коррупционных скандалов и арестов в любом случае являются отражением внутриэлитных схваток. Это классическая система регулирования взаимоотношений внутри элиты – все сидят на крючках. На разных крючках, в том числе и коррупционных.

Когда бы человек ни был у власти, какую бы должность ни занимал, где бы ни перемещался, но при определенных условиях за этот крючок могут всегда потянуть. Как это было в случае с Нартаем Дутбаевым.

Вроде он уже давно не работал в структурах КНБ, долгое время находился в тени, но все равно пути к нему привели. Много разных версий уже было озвучено. Но в любом случае, если их все объединить в одну, все замыкается на том, что он – только вершина айсберга. Его арест связан с более глубокими тектоническими процессами, которые идут внутри элиты.

То же самое, если речь идет о бывшем премьер-министре Серике Ахметове, прочих министрах, акимах и так далее. Кроме того, это можно охарактеризовать как некую имитацию борьбы с коррупцией, которая подается как большой сдвиг вперед в попытке хоть как-то успокоить общественность. Своего рода недвусмысленный намек: «Ребята, видите, у нас даже крупная рыба попадает в сеть». Хотя все понимают, что происходит это избирательно.

 

– То есть все знают прекрасно, кого конкретно можно брать и вести в тюрьму, но…

– Да, но почему-то ведут по какому-то непонятному принципу отбора.

 

– С учетом того, что КНБ и Нацбюро по очереди создают громкие инфоповоды, поговаривают, что таким образом Карим Масимов и Кайрат Кожамжаров меряются уровнем своего влияния. Так ли это?

– Это было всегда. Межведомственная конкуренция в Казахстане существовала все 25 лет независимости. В том числе среди силовых структур. Вспомним теракты в Актобе летом прошлого года. КНБ и МВД выдавали разные версии. Одни утверждали, что это были салафиты, другие – что самый обыкновенный криминал. При этом главе государства давали разную противоречивую информацию.

Это тоже была попытка перевести стрелки на конкурентов, а себе присвоить лавры. И вот эта межведомственная конкуренция – давняя наша болезнь.

 

– Но при Кариме Масимове КНБ что-то уж совсем буйствует.

– Вовсе нет. Здесь нужно учитывать один важный момент. Все-таки новая метла всегда метет по-новому. Его назначили относительно недавно. И это первый опыт Карима Масимова на таком посту. Естественно, что ему необходимо показать главе государства результат. Кроме всех этих задержаний, которые сейчас осуществляются, все-таки наши спецслужбы еще активизировали работу по нейтрализации радикалов. Это и есть попытка Карима Масимова показать результат своей работы. Ну и, естественно, укрепить свои позиции внутри элиты, четко показав, кто есть – кто. Потому что когда Масимова убрали с поста премьер-министра, многие пытались его списать с политической сцены, посчитав, что это понижение.

Хотя я изначально писал о том, что позиция председателя КНБ в условиях Казахстана – с учетом подготовки к транзиту власти и большого количества разных рисков – наоборот повысилась. Сейчас мы как раз наблюдаем желание человека, отвечающего за безопасность в стране, показать всем, что у него сохранились и возможности, и ресурсы.

 

– И намек, что неприкасаемых в стране нет?

– Да, совершенно верно. И то, что он всегда имеет прямой сигнал от президента. Потому что многие вопросы такого рода без непосредственного согласия главы государства не решаются. Это знаки элиты – «со мной нужно считаться», «меня нужно бояться», «меня нужно брать в расчет». Эдакое неписаное правило номенклатуры. Каждый высокопоставленный игрок внутри нашей элиты постоянно должен демонстрировать силу как альфа-самец. Что мы и наблюдаем.

Александра

АЛЁХОВА,

365info.kz

 

About Zika1961