Home » DAT ДИАЛОГ » ТЕНГЕ – ЗАЛОЖНИК неумелого управления страной

ТЕНГЕ – ЗАЛОЖНИК неумелого управления страной

«Общественная позиция»

(проект «DAT» №42 (406) от 16 ноября 2017 г.

 

Дат-диалог

 


Вчера страна как-то странно незаметно отметила очередной день рождения национальной валюты – тенге. «Отметила» сильно сказано. По большому счету, никак не отметила. Почему власти Казахстана, обычно с большой помпой преподносившие гражданам день рождения национальной валюты и, как правило, рисовавшие в радужных красках наше житье-бытье, необыкновенный расцвет отечественной экономики, который Казахстан якобы не знал за все этапы своего исторического существования, в этот раз предпочли скромную фигуру умолчания?

На этот и другие вопросы «DATа» ответил известный казахстанский экономист, заместитель председателя президиума политсовета ОСДП Айдар АЛИБАЕВ.

 

– Тенге исполнилось 24 года. За это время она обесценилась в десятки раз. В сравнении с валютами бывших союзных республик тенге все еще неустойчив. Почему?

– Да, вчера был день национальной валюты Казахстана. Конечно, сегодня вполне уместно вспомнить, как все начиналось, что мы сейчас имеем и какова ситуация в других республиках бывшего Союза.

Напомню, что тенге появился на свет 15 ноября 1993 года, за один доллар при его рождении давали 4,75 тенге, а сегодня за доллар дают 334 тенге, т.е. за 24 года существования тенге упал более чем в 70 раз. Конечно, это очень много, особенно если сравнивать с национальными валютами соседних стран. Например, российский рубль после деноминации 1998 года упал почти в 10 раз, азербайджанский манат после деноминации 2006 года был привязан к евро и долгое время оставался достаточно крепкой валютой, пока не упал в 2015 году сразу почти в 2 раза, а к сегодняшнему дню даже окреп. Киргизский сом за те же 24 года существования упал в 17 раз и признан самой стабильной валютой на территории СНГ.

Если уж мы заговорили о странах СНГ, то для сравнения можно привести еще некоторые цифры, которые рисуют довольно интересную картину. Например, всем известно, что после распада СССР Россия взяла на себя внешний долг СССР, а все республики начали свою самостоятельную жизнь с нулевым внешним долгом. Сегодня у России внешний долг составляет 525,7 миллиардов долларов, из которых 110 млрд – это долг Центрального банка России, а размер этого долга на душу населения составляет 3 590 долларов. Этот же внешний долг на душу населения в Грузии чуть более 4 200 долларов, в Азербайджане – 705, в Киргизии – около 650 долларов. Казахстан умудрился заработать самый большой внешний долг на душу населения – 9 300 долларов, имея общий размер этого долга около 167 миллиардов.

Еще один красноречивый показатель – это прожиточный минимум, равный размеру потребительской корзины, который довольно хорошо показывает реальное наполнение потребительской корзины и, соответственно, то, насколько хорошо или плохо удовлетворяются те или иные потребности человека. В России прожиточный минимум равен 10 329 рублям, это около 175 долларов, в Грузии – около 70 долларов, в Азербайджане – около 97 долларов, в Кыргызстане – около 66 долларов, а у нас 24 459 тенге, или чуть больше 73 долларов.

Добавив еще пару-тройку экономических показателей, можно сделать много интересных выводов. Но даже те немногие цифры, которые я привел, наглядно показывают, что, имея огромные доходы от нефти на протяжении почти всех лет независимости и попутно заняв огромные деньги за рубежом, став лидером по внешним долгам на душу населения, можно быть аутсайдером – как по уровню жизни населения, так и по уровню падения национальной валюты. Наши некоторые бывшие братские республики, пережив революции и даже войны, умудряются иметь более стабильный курс своей национальной валюты, а по уровню жизни если и уступают, то не намного.

Причин, почему сложилась такая картина и почему Казахстан, имея огромные запасы природных ресурсов, показывает плохие экономические показатели, можно назвать много. Но, пожалуй, самой главной причиной я назвал бы неэффективное, непрофессиональное и даже просто неумелое управление страной на протяжении всех лет ее независимости.

 

– Да, довольно мрачная картина. А какой вы видите преспективу тенге?

– Если говорить о перспективах нашей национальной валюты, то можно предположить, что при сохранении нынешней неэффективной и неконкурентной политической системы и, соответственно, слабой и стагнирующей экономики рассчитывать на укрепление или хотя бы на стабилизацию тенге не приходится. Поддерживать тенге, кроме как долларовыми интервенциями, нечем, и он будет только падать, причем дно этого падения вряд ли кто-нибудь сможет предсказать.

Подтверждением моих слов может служить информация об увеличении Нацбанком РК интервенций для поддержания курса тенге. Как передают наши СМИ, Нацбанк третий месяц подряд выходит на внутренний рынок с интервенциями, т.е. с продажей долларов США. Объем нетто-продаж составил в августе 70 миллионов долларов, в сентябре 69,7 миллиона долларов, а в октябре уже 379,8 миллиона долларов, что в сумме за три месяца составляет 519,5 миллиона. Вот где кроется причина относительно стабильного состояния тенге за последние три месяца.

Если же Нацбанк прекратит интервенции, то тенге начнет падать. Как долго будет продолжаться такая ситуация, которая уже бывала в нашей жизни, никто не сможет предсказать. Либо доллары начнут кончаться и их станет просто жаль кидать на поддержку тенге, либо у кого-то исчерпается терпение, либо еще что-нибудь произойдет. Но все понимают, что так долго продолжаться не может, и Нацбанк должен начать реально думать об интересах экономики страны, а не просто тратить валютные резервы, чтобы удерживать инфляцию любыми путями.

 

– Мониторинг рынка показывает, что цена на нефть марки Brent с конца июля стабильно держится выше $50 за баррель, а в последнее время она находится в районе выше $52. Как вы прокомментируете текущие колебания тенге, когда цена нефти растет, а тенге все падает?

– Цена нефти на фьючерсы марки Brent уже выше 60 долларов за баррель, но это не сильно отражается на поведении тенге. У нас любят говорить, что курс тенге зависит от стоимости нефти. Да, такая зависимость есть, но говорить, что это единственная и главная причина, влияющая на тенге, на мой взгляд, не совсем верно. Если бы стоимость нефти была единственной и главной причиной, то тогда тенге сам, без всяких долларовых интервенций стал бы укрепляться просто из-за роста цены на нефть. Но мы видим, что без долларовой поддержки тенге Нацбанком, независимо даже от высокой цены на нефть, тенге не устоит. Это говорит о том, что факторов – и внешних, и внутренних – влияющих на стабильность тенге, много. Важнейшим из них является отсутствие национального производства, соответственно, вытекающая из этого необходимость удовлетворять текущие потребности населения за счет импорта. Пока львиную долю поступления валюты мы будем тратить на потребление импорта, говорить о стабилизации тенге нереально.

 

– Эксперты отмечают, что пока не удастся обуздать скрытую инфляцию, финансовый рынок Казахстана пермаментно будет находиться в кризисе. Как вы считаете?

– В стране, в экономике которой главенствуют монополии, где посредники имеют больше влияния на конечную цену, чем производители, предприниматели и торговцы, где коррупция задавила все сферы жизни, где отсутствует производство и где основная часть валюты уходит на закупки импорта, инфляция будет расти всегда. И на этом фоне я не считаю правильной политику любыми способами удерживать инфляцию на низком уровне. Курс, который проводит Нацбанк, курс на удержание всеми силами инфляции, в свою очередь, уменьшает денежную массу, сжимает экономику, уменьшает вплоть до полного падения инвестиций, ведет к падению доходов граждан и снижает уровень жизни. Это, в свою очередь, убивает потребительский спрос и снижает потребительскую активность. В экономике страны замедляются все активные жизненные процессы, призванные развивать и двигать ее вперед.

Я считаю, что так не может долго продолжаться. Основными выгодополучателями такой политики Нацбанка под «мудрым» руководством МВФ, и я об этом уже писал, являются наши и международные спекулянты, которым выгодно постоянно держать в напряжении макроэкономическую ситуацию. А главным конечным источником прибыли спекулянтов являются наши граждане, бизнес и предприятия, точнее, обесценение их доходов и переток денег из реального сектора, в который должны были идти инвестиции, в сектор спекулятивный, а следующий шаг – это вывоз этих денег за рубеж.

И совсем не случайно председателя Нацбанка в феврале этого года публично похвалил Марк Хортон, глава миссии МВФ в Казахстане. Что может означать такая похвала? Чтобы и дальше наша страна не развивалась, чтобы был дорогой и недоступный кредит, чтобы нестабильная валюта не позволяла планировать и развивать никакой бизнес, чтобы не было инвестиций или они были очень дорогими и т.д. Ведь результаты деятельности МВФ и транснациональных корпораций в странах третьего мира известны давно. И гордиться здесь нечем. Результаты довольно плачевные для этих стран. Они и не могут быть другими у организации, являющейся проводником политики транснациональных корпораций, цель которой – способствовать экономической колонизации слабых стран третьего мира.

Поэтому главный вывод из политики удержания инфляции любым путем – это отсутствие развития и движения вперед.

 

– Вопрос тривиальный: что нужно, чтобы оздоровить не только финансовый рынок страны, но всю экономику Казахстана?

– В условиях сложившейся неэффективной и неконкурентной политической системы, где главную роль играет огромный, неэффективный, непрофессиональный и коррумпированный чиновничий корпус, заинтересованный в сохранении сложившейся ситуации и в сохранении своих привилегий, оздоровить не только экономику, но и финансовую систему, как ее часть, невозможно. Только реальные политические реформы могут изменить ситуацию и дать импульс изменениям и развитию страны.

Ермурат БАПИ

About Zika1961