Home » Возвращаясь к напечатанному » «СИНДРОМ КАЙНАРА»

«СИНДРОМ КАЙНАРА»

«Общественная позиция»
(проект «DAT» №20 (384) от 25 мая 2017 г.
Посвящается памяти отца

СИНДРОМ КАЙНАРА
О героях и антигероях борьбы
с Семипалатинским ядерным полигоном

(Продолжение. Начало в номере от 18.05.17 г)

Наша справка
Атчабаров Бахия Атчабарович (1919-2013) в 1942 году окончил Алма-Атинский государственный медицинский институт. В 1942-1946 годах воевал на фронтах Второй мировой войны (старший врач – начальник санитарной службы танкового полка). В 1946-1950 годах – аспирант АН Казахской ССР, в 1950-1951 – младший научный сотрудник, старший научный сотрудник, заведующий отделом, заместитель директора Института краевой патологии АН Казахской ССР, а с 1952 по 1984 – директор этого института.
Доктор медицинских наук, профессор, член-корреспондент, академик НАН РК, заслуженный врач Казахской ССР, лауреат премии имени К.И. Сатпаева (1999).
Награжден медалью «За боевые заслуги», двумя орденами Красной Звезды, Отечественной войны II-степени, Трудового Красного Знамени, Октябрьской Революции и орденом «Құрмет».

В феврале 1961г. в Москве, в Институте биофизики АМН СССР, прошла конференция, созванная по инициативе учёных из Казахстана, для обсуждения итогов их научных исследований. Кроме ученых из Казахстана в количестве 27 человек, на конференции были представители ВПК, в том числе Семипалатинского ядерного полигона, минздрава СССР, Академии наук СССР, медицинской и сельскохозяйственной Академий СССР.
Среди наших учёных, выступивших единым фронтом и защищавших в упорной, бескомпромиссной борьбе со своими оппонентами позицию о вредном влиянии ядерных испытаний на здоровье людей и окружающую среду, оказался один человек, чья позиция была сродни коварному удару в спину. Это был заместитель Бахии Атчабарова – радиолог Саим Балмуханов (1922-2017гг). На конференции он выступил на стороне ВПК и его апологетов, с защитой их позиции о безвредности ядерных испытаний на здоровье людей. Этим он способствовал попыткам противоборствующей стороны ослабить позицию казахстанских ученых и бездоказательно, огульно опровергать результаты их исследований.
Верноподданническая рать ВПК высоко оценила услуги С.Балмуханова и, к удивлению его коллег, назначила его председателем одного заседания конференции и включила, наряду с несколькими академиками, в состав комиссии, которая должна была проводить заказные рецензирования исследований Института краевой патологии.
Вот только часть того, что говорил о конференции Б. Атчабаров в своей книге («Ядерный полигон моими глазами». Алматы, 1998, стр. 34,35):
«Балмуханов, занимая должность заместителя директора Института краевой патологии АН КазССР (он был приглашен в 1960 г. на должность второго заместителя директора Б.Атчабарова после защиты докторской диссертации в 1959 г. – А.А.) и, находясь в числе делегатов конференции из Казахстана, выступил против интересов пострадавшего народа… Он подчеркнуто жестко выступил с защитой ВПК, утверждающего, что испытания атомных и водородных бомб на Семипалатинском ядерном полигоне (СЯП) не создавало той дозы облучения людей, которая может нанести вред их здоровью. По С.Балмуханову, в учреждениях ВПК «не было никаких нарушений и погрешностей, так как на том уровне знаний наши авторитетные представители не могли сказать иначе».
Затем он переходил к разглагольствованию о проблеме малой дозы облучения, квалифицируя установленные дозы облучения ВПК безразличными для людей. При этом С. Балмуханов полностью солидаризировался с утверждением представителей ВПК, считающих, что обнаруженная патология у людей, территория проживания которых подвергалась радиоактивному загрязнению, не есть следствие радиации, а является краевой патологией, обусловленной действием факторов местного значения.
Он считает, что «то, что мы нашли в клинике, является краевой патологией. Нам остается исключить влияние радиации вообще и не принимать во внимание, и все сдвиги клинического порядка приписать местным особенностям нарушения питания, гиповитаминозу. В таком направлении мы вынуждены доложить нашему руководству и выступить в открытой печати для получения поддержки». (Стенограмма конференции по результатам обследования радиологической обстановки и состояния здоровья населения в некоторых районах Казахстана)».
Другие казахстанские учёные во главе со своим руководителем Б. Атчабаровым решительно выступили против позиции ВПК и отвергли всяческие заигрывания и лестные предложения в кулуарах конференции со стороны представителей ВПК с обещаниями, что если они изменят свою позицию, то им будет оказана поддержка в подготовке их научных работ и защите диссертаций (такие случаи были с некоторыми нашими учеными). За что им низкий поклон, честь и хвала от благодарных потомков!
Вот неполный перечень их имен: А.Адырхаев, С.Аккерман, Е.Алексеев, А.Алданазаров, Т.Беглова, Я.Бульвахтер, И.Великанов, Б.Всеволодов, В.Мошкевич, С.Нугманов, А.Питюшин, И.Симин-Северская, А.Соколова, Ю.Торопкина, Ж.Хайрушев. Надо воздать почести также двум сотрудникам Института биофизики АМН СССР, Л.Туточкиной и М.Ломовой, которые выступили в защиту казахстанских ученых.
Уже после разоблачения С.Балмуханова на страницах газеты «Аргументы и факты» (1997г. № 30, с.6) он в своей книге, описывая тот период времени и пытаясь оправдаться за свои выступления на стороне ВПК, признавался: «В ту пору, скорее всего, не было желания раскрывать тайну: все были под «колпаком» КГБ, и никому не хотелось рисковать головой из-за какого-то сомнительного Кайнара. В частной беседе у себя дома академик А.В. Лебединский (академик АМН СССР, генерал-майор, директор Института биофизики АМН СССР, один из главных оппонентов казахстанских ученых – А.А.) советовал мне быть осторожным, иначе можно погубить не только карьеру, но и жизнь. В словах Андрея Владимировича было много правды».
Сколько лжи, цинизма и пафоса в этих словах и в якобы нависшей над ним угрозы от КГБ?! В них присутствуют саморазоблачение и принятие им позиции ВПК.
Надо сказать, что С.Балмуханову ничего не угрожало. Вот кому надо было быть осторожными, так это Канышу Сатпаеву и Бахие Атчабарову, которые на свой страх и риск противостояли всесильному ВПК. Б.Атчабарову не на словах, а в действительности пришлось испытать угрозы и давление со стороны ВПК. Когда он проводил свои экспедиционные исследования, в ЦК Компартии и правительство республики ВПК направил своего представителя, полковника КГБ А.Ф. Кобзева с требованием отозвать и наказать руководителя экспедиции. Аргумент был такой: Б.Атчабаров в программе научных исследований экспедиции ставит задачу выявления вредного влияния испытания атомного оружия на здоровье людей, а это противоречит интересам Советского государства.
Вот как Б. Атчабаров прокомментировал в своей книге признание С. Балмуханова: «Утверждение С. Балмуханова о том, что «в ту пору, скорее всего, не было желания раскрывать тайну», «никому не хотелось рисковать головой из-за какого-то Кайнара» – является клеветой в отношении к остальным участникам экспедиции Института краевой патологии. Шаткость своих позиций и плутовство он не имел никаких оснований и права распространять на других.
Спрашивается, зачем он принимал участие в нашей экспедиции, зачем поехал на конференцию в Москву, если у него «не было желания раскрывать тайну» и «не хотелось рисковать головой»? Никто его не заставлял принимать участие в наших научных исследованиях насильно».
Далее Б. Атчабаров писал в своей книге: «В ходе работы конференции стало ясно, что ВПК был тщательно разработан сценарий проведения конференции, предусматривающий принудить исследователей Института краевой патологии (ИКП) отказаться от своих позиций и принять точку зрения ВПК как истину. В случае, если противоборствующие стороны не придут к какому-либо соглашению, то на научные исследования ИКП организовать отрицательные отзывы послушных апологетов ВПК.
В тексте стенограммы конференции поименно перечислены ученые, которые были готовы поддержать позиции ВПК. Их было 15 человек: девять академиков и членов-корреспондентов Академии медицинских наук СССР и Академии сельхознаук СССР и шесть профессоров, в том числе С.Б.Балмуханов. Всё это хорошо видно из текста стенограммы конференции, в частности, из содержания выступлений главенствующих представителей ВПК – В.Н.Правецкого и А.И.Бурназяна» (Бурназян – заместитель министра здравоохранения СССР, генерал-лейтенант, ответственный за радиационную безопасность в СССР, удостоен звания Героя Социалистического Труда «за особые заслуги в обеспечении безопасного проведения испытания ядерного оружия» – А.А.)

Отец рассказал мне случай о том, как в один из дней работы конференции С.Балмуханов пригласил его и А.Алданазарова (члена их делегации) в свой номер гостиницы. Там он в ходе разговора с ними стал оправдываться за свои действия и выступление на конференции на стороне ВПК. Как показали последующие события, он задумал и устроил эту встречу не с целью чистосердечного раскаяния в содеянном, а в попытке разжалобить их, прикинувшись этаким заблудшим ягненком, выпросить у них снисхождение. А главное — получить от них гарантии, что они не предадут огласке случившееся с ним на конференции, рассчитывая (уже в который раз) на великодушие и милосердие Б.Атчабарова. Надо признаться в том, что ему здорово повезло со своим руководителем, от которого он скрытно вершил свои неблаговидные дела.
Бахия Атчабаров, вернувшись в Алма-Ату, не предал огласке предательство своего заместителя, великодушно пощадив его (как оказалось впоследствии, на свою голову), и этим спас «заблудшего ягненка» от позорного разоблачения и осуждения. Таким подарком судьбы, вернее, невольным подарком Б.Атчабарова, Балмуханов воспользовался, как говорится, на всю катушку. После московской конференции его карьера пошла стремительно вверх в результате полного неведения о его деяниях на ней руководства республики, в том числе президента Академии наук Каныша Сатпаева.
Взлет на высокие научные высоты, наверно, не обошелся и без внимания и участия его московских высокопоставленных покровителей. Но в этом случае он произошел, наоборот, благодаря тому, что они хорошо знали его деяния. Ведь они были обязаны ему и благодарны за его верную службу ВПК.
Неужели они не подсуетились бы за награждение его каким-нибудь орденом? Сами-то они имели высокие награды за участие (прямое или косвенное) в «успешно» проведенных испытаниях ядерного оружия.
Может быть, если не оба, то один из двух орденов им. Ленина, которыми был награжден С.Балмуханов, и был той наградой, выхлопотанной ими в 1961 году.
Ведь в феврале этого года на московской конференции он в полный голос заявил о себе как апологет ВПК. В этом же году ему было присвоено звание «Заслуженный деятель науки КазССР». В 1962 году он стал членом-корреспондентом АН КазССР. На очередных выборах в 1967 году С.Балмуханов был избран академиком, перед этим получив второй орден Ленина.
Такой фейерверк наград и званий за относительно короткий промежуток времени (1961-1967гг.) наводит на размышления.
Получается, что московская конференция стала для него трамплином перед его взлётом на академические высоты, а также своеобразной площадкой, где он показал себя во всей красе ВПК, который, конечно же, оценил его услуги.
Саим Балмуханов, впоследствии в своих воспоминаниях говорил об особом внимании и участии в его научной карьере президента Академии наук К.Сатпаева и якобы он перед своей кончиной оставил записку своим последователям о том, что он знает С.Балмуханова и что за него надо отдать голоса на выборах в академики. При этом С.Балмуханов не называл действительную причину, вызвавшую такое отношение великого ученого к нему. По нашему мнению, эта причина лежит на поверхности и объясняется следующим образом.
В результате того, что К.Сатпаев не узнал, как крайне вызывающе повел себя на московской конференции 1961 года С.Балмуханов – о предательстве им казахстанских ученых и их позиции, с угодливыми выступлениями на стороне ВПК, спасло его от осуждения и негативного отношения к нему президента Академии наук со всеми вытекающими из этого последствиями.
Не смолчи Б.Атчабаров о «подвигах» своего заместителя, К.Сатпаев, человек высокой морали и нравственности, наверняка не проявил бы, мягко говоря, к зарвавшемуся доктору наук, будущему академику-радиологу свою благосклонность и не способствовал бы его карьерному росту. С.Балмуханов, предполагая возможное возникновение такой ситуации и опасаясь нежелательной участи, как мы уже знаем, заблаговременно предпринял шаги для ее предотвращения. Он выпросил, вернее сказать, вымолил у Б.Атчабарова его снисхождение и обещание не разглашать события, произошедшие на конференции.
Таким образом, после нее в лице С.Балмуханова родился притягательный, положительный, реально несуществующий образ благородного ученого, радиолога, исследователя – «борца» с вредным влиянием ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне, с которым он сумел вызвать у К.Сатпаева особое расположение к себе, тем самым введя его (и не только его) в заблуждение. Этот мнимый образ и был главной причиной особого внимания к его персоне и непосредственного участия в его стремительной академической карьере президента АН.
Б.Атчабаров также спас С.Балмуханова от позора разоблачения и осуждения, «в отместку» за его предательство и подобострастное служение ВПК другими казахстанцами, особенно теми, кто пострадал от пагубного влияния ядерных испытаний. С какого бока ни посмотри, выходит, что только из-за щедрой милости Б.Атчабарова к своему заместителю свалились на него награды, удачная научная карьера и признание в обществе.
(Продолжение следует)
Айдар АТЧАБАРОВ

About Zika1961