Home » Возвращаясь к напечатанному » «СИНДРОМ КАЙНАРА»

«СИНДРОМ КАЙНАРА»

«Общественная позиция»

(проект «DAT» №21 (385) от 1 июня 2017 г.

 

Посвящается памяти отца

 


О героях и антигероях борьбы с Семипалатинским ядерным полигоном

(Окончание. Начало в предыдущих номерах нашей газеты)

 

Проходит целая эпоха – 30 лет. Наступили годы перестройки, гласности, развала СССР. Пришло время и возможность открыто обсуждать и осуждать ВПК за проведение им ядерных испытаний без риска пострадать за это. Говорить негативно об этих испытаниях и их последствиях стало престижно и патриотично. В этих обстоятельствах у Саима Балмуханова исчезла «амнезия», и он «вспомнил» о долге врача, ученого и о людях, пострадавших и терпящих страдания от ВПК и его детища – СЯП. Теперь стал говорить диаметрально противоположное – о вредном влиянии ядерных испытаний и об их ужасных генетических последствиях, нагоняя страх на пострадавших людей и их потомков.

Всё, что касалось ядерных испытаний, в частности научных исследований Института краевой патологии Академии наук КазССР в 1957–1960 гг., происходило под грифом «Совершенно секретно», и этим обстоятельством он с выгодой для себя пользовался. Напуская как можно больше тумана и фальсифицируя факты истории изучения последствий испытаний ядерного оружия, Саим Балмуханов затрубил о себе, как участник легендарной экспедиции АН КазССР, едва успевая давать интервью журналистам и выступать на телевидении, всевозможных конференциях и форумах. В некоторых публикациях его даже представляли как руководителя этой экспедиции.

Он сумел стать лауреатом Международной премии мира им. Такаси Нагаи. Откуда же было знать учредителям этой премии всю подноготную его биографии, если ее тайны находились за семью печатями и их не знали даже казахстанцы из его ближайшего окружения. Может быть, из-за этого незнания он также стал президентом Казахского отделения всемирного движения «Врачи за предотвращение ядерной войны».

Шли годы активного утверждения в глазах нашей общественности большой лжи Балмуханова. Успешно заражая ею других, чем дальше, тем больше, он входил во вкус и написал книгу «Ядерный полигон моими глазами». В ней он перевернул всё с ног на голову, переписав историю вышеуказанных исследований, как было выгодно ему, чтобы обелить себя и показать в положительном свете. Надо было не прислуживать ВПК, а думать о людях и народе, страдающих от ядерных испытаний, и тогда спустя тридцать с лишним лет ему не пришлось бы ломать комедию. Вот так Балмуханов «отблагодарил» Бахии Атчабарова, который в прошлом проявил к нему поразительное великодушие и непомерное снисхождение.

Когда же С.Балмуханов договорился до того, что стал приписывать заслуги в исследованиях Академии наук КазССР себе и своим единомышленникам – апологетам ВПК (в частности из Института биофизики АМН СССР), намеренно путая даты и обстоятельства этих исследований, Бахия Атчабаров – человек большой выдержки и хладнокровия, не смог больше молчать и был вынужден ответить, написав книгу «Заблуждения, ложь и истина…». Это как раз тот случай, когда говорят – лучше поздно, чем никогда. В ней он разоблачает ложь, чтобы рассказать правду, как на самом деле проводились исследования АН КазССР в 1957–1960 гг. Например: «При чтении его книги (С. Балмуханов. «Ядерный полигон моими глазами») приходишь к убеждению в том, что она посвящена в основном (если не целиком) аргументации присвоения, не принадлежащего автору научного творчества и оправданию умышленно совершенных ранее «ошибок» во взглядах. Акт плагиата С.Балмуханов проводит широкомасштабно, параллельно по трем направлениям: присвоение роли руководителя научных исследований; присвоение авторства результатов научного труда; приписывание доли проведенных научных исследований Института краевой патологии другому научному коллективу.

Он без стеснения переиначивает начало экспедиционных исследований Института краевой патологии с 1957 г. на 1951-й в одном случае и на 1954 г. – в другом. Все это делается с целью показать, что исследования Института краевой патологии являлись непосредственным продолжением исследований, начатых группой, руководимой С.Балмухановым.

Другая его выдумка состоит в том, что он обращается непосредственно к президенту Академии наук КазССР, доказывая необходимость продолжения его научных исследований Институтом краевой патологии, а президент дает соответствующее указание директору Института краевой патологии Б.Атчабарову. Эта версия сочинена с целью показать, что исследования Института краевой патологии являются результатом инициативы С.Балмуханова».

 

Он с усердием отстаивавший позицию ВПК о безвредности ядерных испытаний с таким же усердием хотел предстать в глазах своих современников и будущих поколений в образе первопроходца борьбы с СЯП.

Такие некрасивые действия настойчиво предпринимались за спиной Б.Атчабарова с удивительной самонадеянностью на то, что это сойдет Балмуханову с рук, он не только разделит с ним славу первопроходца борьбы с ядерным полигоном, но даже присвоит себе первенство в этом. Многие в эту якобы его борьбу с ядерным полигоном поверили и даже возвели на пьедестал. Это заблуждение, к большому сожалению, присутствует у его поклонников, когда-то завороженных его редкостным талантом обаять собеседника и выдать желаемое за действительное, держа нос по ветеру.

Для успешной реализации своих планов С.Балмуханов представил в печати свое видение прошедших событий, переписал (переиначил) всю историю научных исследований по изучению пагубного влияния ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне. Ложная интерпретация событий прошлого, выгодная для С.Балмуханова и активно подаваемая многие годы средствами массовой информации, настолько крепко вошла в наше сознание, что обратный процесс – отрезвление и очищение от нее, потребует от нас времени и, вероятно, такой же активной деятельности по отторжению ее, с какой она к нам попала.    

Я надеюсь, что заблуждения и ложь, навязанные нам С.Балмухановым и существующие до сих пор, время-судья все-таки расставит их по своим истинным местам, которые они заслужили. Для этого надо только проявить свою гражданскую позицию и лишь немного помочь, рассказав о некоторых белых пятнах его биографии, что мы и сделали в нашем рассказе.

Автор данной статьи еще при жизни С.Балмуханова опубликовал несколько работ (журнал «Мысль», 2010 г. №10; 2011г. №7) подобного содержания. Поэтому, я думаю, что ни у кого не должно возникнуть мысли о том, что легко писать негативно о ком-либо, когда его уже нет среди нас. В некоторых публикациях последнего времени с упорной настойчивостью появляются и тиражируются всякие небылицы об истории исследований вредного влияния ядерных испытаний на СЯП, в том числе вкупе с именем С.Балмуханова. Например, в книге «С.Балмуханов» из серии «Өнегелі өмір» (Алматы, 2015), говорится не один раз о том, что он был исключен из партии по причине того, что отстаивал позицию, о пагубном влиянии ядерных испытаний. Желая показать его якобы ярым борцом с полигоном. Такие слова, сказанные о человеке, защищавшем позицию ВПК о безвредности ядерных испытаний на СЯП, звучат как абсолютная чушь и показывают незнание действительной истории вышеназванных исследований. С. Балмуханов, будучи членом КПСС, получил партийное наказание совершенно по другой причине.

Я ни в коей мере не сужу его профессиональные достоинства, как радиолога, видного ученого в области медицины. Мои претензии к нему только по поводу его участия или неучастия в исследованиях по выявлению пагубного влияния ядерных испытаний на СЯП, оценки их последствий и позиционирования им себя в этих исследованиях.

Атчабарову, который в свое время противостоял апологетам ВПК, после распада Советского Союза и закрытия Семипалатинского полигона пришлось призывать к научной объективности и к совести своих доморощенных казахстанских творцов лженаучной теории, которые во времена всесильного ВПК, утверждавшего безвредность ядерных испытаний, смотрели в рот его апологетам и вслед за ними повторяли их слова.

Когда же всесильный ВПК ослаб и потерял свое могущество, они, в первую очередь С. Балмуханов, стали громко заявлять об опасности ядерных испытаний, гипертрофируя их последствия. Когда же они были откровенны?

Вот некоторые высказывания Б.Атчабарова по поводу этих заявлений: «Некоторые авторы широко проводят пропаганду страха о генетической катастрофе в областях, прилегающих к Семипалатинскому ядерному полигону, и о неизбежности расползания заразы генетической мутации по всему Казахстану.

Пропагандируется лжеучение о том, что лучевая болезнь передается от одного поколения к другому и потомки будут слабоумными с малым объемом мозга. Все эти утверждения не имеют под собой научной объективной основы.

Преподносится фальшь о том, что у 60 процентов населения, проживающего вблизи Семипалатинского полигона, имеются нарушения генетического кода, и население будет вырождаться. Приводится лженаучный тезис о том, что через ряд последовательных поколений ожидается 10-кратное увеличение уровня мутации по сравнению с эффектом, наблюдаемым в первом поколении».

По словам Бахии Атчабарова, такие заключения С.Балмуханова и его последователей могли провоцировать людей на разные социальные и личные трагедии, вплоть до суицидов.

Народ, который только что, казалось бы, воспрянул духом после долгих и мучительных лет издевательств и страданий от проведения испытаний ядерного оружия, получил другой оглушающий удар уже не от ядерных взрывов, а от изощренно-надуманной концепции академика-радиолога.

 

Хочется сказать о том, что отличительной особенностью научных исследований Академии наук КазССР в 1957–1960 гг. была их гуманистическая миссия, высокая морально-нравственная сторона, представляющая собой стремление ее участников во главе со своим руководителем Б.Атчабаровым принести пользу народу – результатами своих исследований, утверждающих пагубность ядерных испытаний, изменить существующее положение, внеся свой вклад в оздоровление народа и этим облегчить его страдания.    

Ввиду того, что результаты исследований стали известны руководству СССР, ВПК стал более осмотрительным в своих действиях: в 1959–1960 гг. проводил мораторий на испытания; начиная с 1961 г., перестал проводить очень опасные приземные формы испытаний; в 1962–1963 гг. перешел на проведение высотных испытаний, а затем – только подземных. Впоследствии, спустя 30 лет, результаты этих исследований стали опорой, надежным ориентиром для международного антиядерного движения «Невада – Семипалатинск» и закрытия президентом Республики Казахстан Семипалатинского ядерного полигона в 1991 году.                    

Эти исследования и их результаты вошли в историю как яркий вклад отечественной науки в мировую («Синдром Кайнара»), в условиях господства тоталитарного режима Советского Союза и могли бы стать гордостью любой страны и ее Академии наук.

Только такой удачный союз, находившийся в противостоянии с всесильным ВПК и представлявший двух удивительных людей – Каныша Сатпаева и работающего под его началом Бахии Атчабарова, обладавших высоким чувством ответственности и долга перед своим народом, имел шанс успешного решения трудной задачи – доказать вредное влияние ядерных испытаний на СЯП.

Поэтому личности Каныша Сатпаева и Бахии Атчабарова приобретают в нашем сознании облик героев, каһарманов, защитников народа, а дело, которое они совершили, – это подвиг, к сожалению, до сих пор неизвестен широкой общественности по разным причинам, одну я показал в этом рассказе.

 

• P.S.: Видный казахстанский писатель М.Сарсекеев в своей книге «Семипалатинская трагедия» (Астана, 2016 г.) написал: «Главная газета страны «Правда», орган ЦК КПСС, 12 февраля 1990 г. опубликовала интервью ученого радиолога А.Ф. Цыбы. Оно называлось: «Семипалатинский полигон. Легенды, ложь и истина». Понятно, что публикация была подготовлена по требованию ВПК, инициатора новых взрывов. Потому каждый абзац и каждое слово подобраны были так, чтобы никто не мог возразить против них…

… Публикация главной газеты страны повысила шанс депутатской группы «Союз». А наши казахстанские ученые робко, как бы присматриваясь со стороны стали возмущаться лишь в кулуарах или между собой. И никто из них пока не осмеливался выступить открыто. Высокий, непререкаемый авторитет «Правды» и Всесоюзного научного института, как дамоклов меч, еще довлели над ними. А может быть, они ждали команды сверху? Словом, получалось, что некому было достойно ответить московскому ученому, хотя ангажированность его была налицо. Однако нашелся человек – «один в поле воин», который решился на неординарный поступок. Это был ученый-патолог Бакия Атшабаров…

… Разоблачительный ответ профессора Б.А. Атшабарова был напечатан в еженедельной газете «Аманат» (на русском языке «Избиратель»), издаваемой общественным движением «Невада-Семей» 4 марта 1990 года на двух языках. Это было сделано ровно через двадцать дней после публикации «Правды». Статья сразу вызвала переполох в обществе медиков. И теперь медицинский мир Казахстана горячо поддержал яркое, по-научному бескомпромиссное выступление Бакии Атшабарова. Ответ казахского профессора, озаглавленный «Открытое письмо профессору А.Ф. Цыбу», перепечатали многие газеты и журналы…

 

Айдар АТЧАБАРОВ

About Zika1961