Home » Гвоздь номера » «СИНДРОМ ГАБДУЛЛИНА» или О кульбитах правосудия

«СИНДРОМ ГАБДУЛЛИНА» или О кульбитах правосудия

«Общественная позиция»

(проект «DAT» №31 (395) от 31 августа 2017 г.

 

Постфактум

 


 

Удивительные, взаимоисключающие события происходили в эти дни с моим бывшим коллегой по оппозиционной партии РНПК (1998-99 годы), известным своими очень уж субъективными и тенденциозными оценками демократической оппозиции (которые почему-то всегда были созвучны с мнением власти) журналистом Бигельды Габдуллиным.

 

Не буду касаться нашего общего опыта пребывания в оппозиционной партии, хотя, надо признать, не один ушат грязи вылил он на мою голову (в отличие от него я не склонен критиковать своих бывших соратников за их взгляды). Скажу лишь о последних событиях.

Как известно, главный редактор газеты Central Asia Monitor и директора сайта Radiotochka.kz в ноябре прошлого года был обвинен «в вымогательстве бюджетных денежных средств с должностных лиц в пользу подконтрольных СМИ». Тогда пресс-служба Нацбюро по противодействию коррупции сообщила, что «Габдуллин, используя газету Central Asia Monitor и сайт Radiotochka.kz, устраивал информационные атаки в отношении руководителей государственных органов, публикуя негативные материалы, порочащие их деловую репутацию. А в дальнейшем вымогал с должностных лиц государственные заказы для данных медиаресурсов в обмен на прекращение критики. Если схема срабатывала, в подконтрольных Габдуллину СМИ публиковалась позитивная информация о работе ведомств и их руководителей». Его арестовали.

На суде Габдуллин обратился с заявлением об освобождении его от уголовной ответственности в связи с его раскаянием и содействию следствию. Было оформлено заявление Габдуллина о его явке с повинной.

Так он оказался на свободе.

На днях в СМИ прошла информация о том, что Генпрокуратура внесла протест по поводу данного решения суда и ожидается новое рассмотрение дела в суде. СМИ писали, что ему может грозить от 7 лет лишения свободы.

 

В конце недели сам Габдуллин неожиданно (или в наших специфических условиях – ожидаемо?) выступил с заявлением. В частности он сказал: «…полагаю, что допущенные мною нарушения стандартов журналистики не позволяют мне далее заниматься журналистской и издательской деятельностью. Это мое глубоко осознанное решение. Оно диктуется тем, что я взвесил все эти обстоятельства. Хотел бы особо подчеркнуть, что за этим решением не стоят никакие политические причины. Я был и остаюсь решительным сторонником Президента РК Н. А. Назарбаева, той политики, которую он проводит ради улучшения жизни казахстанцев».

Было объявлено о дате начала нового заседания суда – 29 августа.

Но на следующий день случилось то, что… случилось: Генпрокуратура отозвала свой протест. Какие же мысли навевают уму непостижимые кульбиты правосудия вокруг одного человека?

Для начала общее и важное: нельзя журналистику превращать в «вымогающую деньги (или иные блага) шантажистскую» профессию. Это базово! И так ее называют «второй древнейшей», и, кажется, многие смирились с этим. И такие, озвученные обвинителями, неприглядные факты зарабатывания денег вовсе не красят пишущую братию! Ведь в подобных случаях аудитория начинает стричь всех журналистов под одну, «габдуллинскую» гребенку. Не знаю всех перипетий событий, которые происходили с ним, но в стране перманентно и упорно циркулируют разговоры о том, что в тех или иных изданиях существуют свои (весьма немаленькие) расценки для размещения материалов или хвалебного, или критического характера. И Габдуллин здесь не исключение.

В этой связи хотелось бы воскликнуть: «Поделом вымогателям!». Но не хочу устраивать пляски на чьих-то костях: желающих постебаться над неудачным вымогателем в лице президента ПЕН-клуба и без меня хватает.

 

Никто не отменял фактор личности. Но ведь таких редакторов породила и выпестовала сама Система, которая установила товарно-денежные отношения со СМИ и где прессе отведена роль прислужницы. Так вот, не пора ли легализовать эту ситуацию?! Например, под той или иной статьей, которая или возвышает, или низвергает какого-нибудь акима или министра, сделать отметку, что она носит оплаченный, рекламный характер (в мире так и поступают с имиджевыми материалами)? Думаю, что такая, на первый взгляд, непривычная мера была бы вполне уместна и, главное, не вводила бы в заблуждение неискушенную в перипетиях современного пиара, аудиторию. Да и финансовые потоки были бы упорядочены.

Важно отметить, что в сложившихся условиях для многих заказные публикаций в СМИ становятся не только инструментом разборок между кланами, но и своеобразным доступом к глазам и ушам елбасы. Такое делается или от излишней амбициозности, или от отчаяния! И такие траты дорогого стоят!

А ведь существует еще и так называемый «государственный заказ», который как раз призван создавать позитивный имидж власти и ее носителей. Большой разницы между двумя формами восхваления славолюбивого чиновничества я не вижу: и там, и там – неадекватности и несоразмерности!

Печально, что публичные заявления о раскаянии и преданности политике елбасы становятся обязательным жанром в таких ситуациях! Такие слова, без сомнения, политизируют эти судебные процессы, хотя, если честно, сложно назвать события вокруг Габдуллина политически мотивированными: он не является оппонентом власти. И потому это вам не суд над Жанболатом Мамаем.

 

Этот, казалось бы, частный и касающийся личности одного персонажа случай подвигает меня завести речь о глубинных и системных тенденциях, которые имеют место в нашем обществе. Если кратко, то их суть одна: у нас недостаточно быть лояльным к Конституции, государству и его институтам. Требуется иное: надо быть верным (как собака) и преданным (тоже как это самое вполне порядочное животное) определенному клану или конкретной влиятельной особе!

Иными словами: хочется человеку пристать со своей лодкой к берегу, именуемому Государством, и служить только народу и Конституции, ан-нет, для начала необходимо причалить и зарегистрироваться к отдельно стоящим пирсам, которыми владеют частные лица со своими меркантильными и далеко не государственными интересами! Иного пути нет!

Получается, что все, кто хочет иметь дело с властью и добиться чего-то в жизни (в карьере, бизнесе и других, подконтрольных власти сферах жизни общества), вынуждены быть слугами двух господ – елбасы и конкретного клана! Вот почему у нас зачастую страдают общегосударственные интересы!

Кланы дерутся, а у холопов чубы трещат – в результате межклановых разборок страдают также их отдельно взятые адепты. К сожалению, таких примеров в нашей действительности становится все больше!

Несомненно, и господин Габдуллин был вынужден играть по этим правилам, примкнув к определенной группе влияния. Хотя то и дело он с завидным постоянством не устает заявлять о своей поддержке именно елбасы. Об этом он говорил и после возвращения в страну из оппозиционной эмиграции, заодно облив грязью и своих бывших соратников по демократическому движению.

Хотя как-то комильфо слышать такие верноподданнические заявления в таких специфических условиях: ведь все, включая и политические пристрастия, должно идти от души, а не во время очередного наезда правоохранительных органов.

Тогда ему поверили и власть создала ему шикарные условия для того, чтобы он стал успешным медиаменеджером (в нашей стране без поддержки сверху невозможно стать таким). А поверят ли ему сейчас, после того, как он во время суда признал свою вину в совершении инкриминируемых ему тяжких обвинений и шлейф вымогателя за ним остался?

Кстати, откажется ли Бигельды от своего последнего заявления об уходе из сферы журналистики? Или это было платой за отзыв Генпрокуратурой своего протеста?

Не знаю.

PS. Один из наглядных уроков «синдрома Габдуллина» таков: в нашей стране не стоит договариваться ни с кем из власти! Они не джентльмены, никогда не держат слов!

Хотя возникает другой вопрос: а с кем тогда иметь дело в обсуждении наиболее важных проблем жизни государства и стремлении установить цивилизованный диалог между обществом и властью? Ведь «до Бога высоко, а до царя – далеко». А коварные и кровожадные кланы вот они, рядом!

Кстати, в архивах нашел слова Габдуллина, которые он сказал сразу же по возвращении из США в июле 2004 года: «Я приехал только после того, когда получил гарантии, что никаких преследований больше не будет… И это слово тех, кто обещал – это власть, это спецслужбы, это МВД, прокуратура… Они свое слово, я надеюсь, держат»…

Амиржан КОСАНОВ,

специально для проекта «D»

About Zika1961