Home » ДАТ » «ШЕРШЕ ЛЯ ФАМ…ИЛИЯ» на фоне ареста Гульнары Каримовой

«ШЕРШЕ ЛЯ ФАМ…ИЛИЯ» на фоне ареста Гульнары Каримовой

«Общественная позиция»

(проект «DAT» №28 (392) от 11 августа 2017 г.

 

«Дежа вю»

 


Похоже, не только все цивилизованное человечество, на глазах у которого канули в Лету (и поныне рушатся) целые монархии и режимы, но и мы, жители постсоветского пространства, где тоже происходит болезненный процесс смены власти, начинаем привыкать к тому, что несменяемые правители уходят и их места занимают новые претенденты на местное мессианство. И как следствие этого процесса — с теми, кто был в фаворе у ушедших в мир иной «политических фараонов» современности, происходят не очень приятные вещи.

 

Видимо, по этой причине никто из здравомыслящих людей не удивился вести из Ташкента об аресте дочери экс-президента Узбекистана Ислама Каримова – Гульнары Каримовой. Это чрезвычайно показательно. И дело не только в том, что одиозная и взбаломошная Гугуша была наказана отцом еще при жизни и, естественно, после смерти отца недоброжелатели Гульнары не преминули воспользоваться моментом.

Есть у авторитарных режимов различия: все-таки у каждого народа географически-исторические, а у каждого лидера биографически-психологические особенности. Да и прочие страновые отличия пока никто не отменял.

Но есть родимые пятна, которые являются общими для всех без исключения (разве только режимы, главами которых были или сироты, или бездетные лидеры, и то у них появлялись свои фавориты). Среди них одно из наиболее показательных и универсальных, без чего пока ни один (!) авторитарный правитель не обходился, – это фактор «семьи» (некоторые пишут это политическое понятие с заглавной буквы, я же не буду этого делать), то есть активное (порой не совсем уместное и адекватное и потому ненавистное для остальной части общества) участие членов семей этих лидеров в делах государства.

Я не раз писал на эту крайне небезопасную для авторов тему (есть у нас законы и реальная практика, которые отнюдь не способствуют развитию честных и критических исследований этой проблемы). Но события в соседнем Узбекистане и затянувшееся ожидание операции «Преемник» в нашей стране позволяют мне актуализировать тему и высказать некоторые, свежие соображения.

 

Для начала важно понять одну, приземленно прикладную особенность такой информации: простой обыватель не в курсе (да и не хочет он разбираться в этих дебрях!) различных, зачастую заумных версий происходящих – он берет и делает грубые (за то такие жизненные!) параллели с ситуацией в Казахстане и Узбекистане: тем более, поводов для сравнений хватает! Это и персоны елбасы и экс-узбекбасы, и широкая известность их дочерей и прочих родственников. В этом смысле сообщение из Ташкента имеет свои, не только обывательские, последствия: ведь люди автоматически делают свои, не регулируемые Акордой выводы. И они далеко не в пользу власти и ее практики рекрутирования в свои ряды членов семьи елбасы и выдвижения их на первые роли.

Так какие же новые грани проблемы «семьи» в Казахстане? На мой взгляд, их несколько.

Во-первых, похоже, нет былой (а была ли она?!) сплоченности в ее рядах, ибо в определенных сведущих кругах на полном серьезе и со знанием конфиденциальной информации говорят о серьезных разногласиях между носителями фамилии елбасы. Учитывая, что каждый из членов большой семьи за эти годы оброс соответствующими связями, такое конфликтогенное поведение и общее положение дел отражается не только за общим семейным дастарханом, но и во всех сферах жизни казахстанского общества, где все зависит от присосавшихся к семье олигархов. Именно в этом конфликте и все более наглядных противоречиях между чисто семейными интересами и конкретными олигархическими притязаниями зреют не только «гроздья гнева», но и корни будущих резонансных (и не очень) разборок в так называемых правящих кругах. Тогда никому мало не покажется!

Такая зыбкая (подкрепленная только наличием главы семьи – елбасы) и потому чрезвычайная хрупкая и опасная для общей стабильности системы ситуация в семье имеет далеко идущие последствия, в том числе и для тех, кто еще не определился со своей «крышей» в семье. Добавлю сюда и тех «сильных Казахстана сего», которые обязаны только елбасы и на его детей смотрят немного свысока (я имею виду возраст, эксклюзивную близость к телу самого елбасы и наличие немалого капитала). А это уже «конфликт в… конфликте», который уже сегодня, не дожидаясь формального начала операции «Преемник», может разрушить самые основы режима.

Во-вторых, в самой семье были прецеденты, когда поведение (если не сказать большее) отдельных членов семьи было чрезвычайно одиозным, порой – преступным и вредным как для общества, так и для самого елбасы. Этого не сотрешь из памяти, этого не забудешь! «Аузы күйген үріп ішеді» («обжегшись на молоке, дуют на воду»), говорят в таких случаях казахи, и, как следствие, общество априори негативно отзывается на то и дело усиливающуюся активность других членов семьи.

Конечно, они тоже граждане РК и имеют такие же права, как и все. Но политика есть политика, и им важно понять, что быть членом семьи действующего президента — это не только шанс, но и высочайшая ответственность за свои слова и поступки. Но, похоже, судьба опального старшего зятя елбасы Рахата Алиева стала уроком не для всех родственников.

Нет, конечно, они, казалось бы, перестали быть чересчур раздражающими, они менее публичны (не считая периодического всплеска гиперактивности в тех или иных сферах, когда, как по команде, сонм придворных экспертов тут же начинают писать о якобы усилении того или иного члена семьи). Но страна-то у нас маленькая и, как поется в одной песне: «От людей на деревне не спрятаться, Нет секретов в деревне у нас. Ни сойтись, разойтись, ни сосвататься В стороне от придирчивых глаз…». А разговоры ходят разные. И они, как всегда, не в пользу членов семьи. Что ж, таков их удел…

 

Как бы то ни было, вывод один и окончателен: за 26 лет Независимости мы получили по большому счету отрицательный пример вовлечения в государственные дела членов семьи елбасы. Лично я ничего страшного не вижу в том, если бы близкие президента шли по своему жизненному пути, не пользуясь служебным положением главы семьи. Но, к сожалению, мы не можем говорить, что все так и есть.

Если следовать жанрам, то эту сагу можно написать сразу в нескольких жанрах. Как комедию, ибо были (и есть!) примеры, когда члены семьи подвергались иронии и сарказму из-за своих не совсем уместных, порой смешных притязаний и инициатив.

Как трагедию, ибо были страницы новейшей Истории страны, которые обагрены кровью невинных жертв трагически излишних амбиций того же старшего зятя елбасы Рахата Алиева. Были и слезы сограждан, когда члены семьи начали принимать активное участие в экономической и политической жизни Казахстана.

Как детектив, по своему накалу и поворотам сюжета заслуживающий статуса триллера, ибо накопилось слишком уж много безответных вопросов по тем или иным резонансным событиям в стране.

Можно было бы писать и в жанре фантастики (причем не научной), ибо все эти годы с завидной периодичностью поднималась тема возможной династийной передачи верховной власти, где (тоже с тем же постоянством) фигурировали как раз члены семьи. Только как это будет соотноситься с общедемократическими ценностями, нет внятного ответа.

В-третьих, само определение «семья» в нынешней ситуации должно восприниматься шире: в нее видимыми и невидимыми нитями вплетены и другие действующие лица, которые формально к семье не имеют отношения. Но в большинстве своем они – в семье! Они заложники своего политического, кланового, узкогруппового выбора! И этот фактор тоже будет определять многое в определении будущего семьи.

В то же время, есть и те, кто ныне не с семьей. Их статус и перспективы весьма интригующие. Получается, что есть «семья» и есть другие «семь» «Я», которые скажут свое весомое слово в предстоящий период. Их поведение все еще не определено.

Есть также и поколенческий аспект этой проблемы: речь идет о тех, кто для елбасы был (и есть) как дети, а для его детей являются ровесниками со всеми вытекающими отсюда последствиями. Не нужно быть Нострадамусом, чтобы уже сегодня предсказать новые конфликты в этой среде, ибо именно эти ровесники (тоже состоятельные, тоже с амбициями) завтра могут не только составить конкуренцию членам семьи в той или иной сфере, но стать их непримиримыми соперниками или даже врагами.

 

Считаю, что именно по этой причине в законодательство спешно введены изменения, согласно которым ограничивается круг потенциальных участников президентской гонки: отмена права на самовыдвижение, необходимость 5-летнего стажа госслужбы и т.д. По всей видимости, кое-кто боится, что преемником может стать не совсем конкурентоспособный член- выдвиженец, которому не составят серьезную конкуренцию зарегистрированные партии.

Можно еще много чего написать на эту тему, в том числе и о причастности некоторых членов семьи к гонениям на оппозицию. Скажу лишь одно: события в мире, когда рушатся современные политические режимы, основанные на династийной форме правления, без сомнения, должны заставить членов семьи крепко задуматься не только о прошлом, но и о будущем, когда не будет верховного арбитра, за спиной (или за пазухой?) которого ныне так комфортно жить.

Какими они видят себя в той сложной координате взаимоотношений, которая установится в постназарабевский период? Кем они рулят на самом деле, каковы истинные рычаги влияния и на них, любимых?

Понятно одно: семья просто так власть не отдаст, и в результате мы получим тот вариант, который будет устраивать именно семью и их сторонников. И кем будут нынешние члены семьи: будут на виду и займут высокие, политически определяющие посты. Или же (не вызывая протесты со стороны плюралистического общества) останутся за кадром, формально отдав власть в другие, очень доверенные руки? Все покрыто мраком.

Выбор за елбасы.

И за народом, о котором, к сожалению, некоторые околовластные эксперты и оракулы забывают, когда речь идет о тех, кто будет формировать новую повестку дня в постназарабевский период.

А зря, господа!

И последнее. Аккурат в дни, когда я сел за эту статью, французский парламент одобрил закон, запрещающий представителям власти принимать на работу супругов, родителей, братьев, сестер и детей. За нарушение — жесткое наказание, вплоть до лишения свободы на три года и штраф в размере 45 тысяч евро. Проект закона возник после скандала с бывшим премьером Франции. Жена Франсуа Фийона числилась его помощником в Национальном собрании. На работе она не появлялась, хотя зарплату получала.

Ничего личного! Просто констатация фактов и ссылка на то, что наша Конституция, по словам ее авторов, писалась именно с французской Конституции…

Амиржан КОСАНОВ,

специально для проекта «DAT»

 

 

Экспрет

 

ЗА ЧТО БОРОЛАСЬ, НА ТО И НАПОРОЛАСЬ


 

То, что происходит с дочерью покойного президента Ислама КАРИМОВА, является показательным примером, который указывает на уязвимое положение любого представителя правящей элиты в любой системе, где главным гарантом безопасности являются не законы и Конституция, а личные связи и протекция. И даже статус родственника президента не обеспечивает полного иммунитета от ударов судьбы, тем более что и президенты не вечны. Понятно, что Гульнара Каримова стала проигравшей стороной в борьбе за власть, которая развернулась еще при живом Исламе Каримове. «Игра престолов» сложилась не в ее пользу. Но судьба дочери бывшего узбекского президента должна стать уроком для тех, кто сейчас считает себя небожителем, который никогда не упадет на землю. Ведь она сама стала жертвой всего того, что когда-то позволяло ей быть на вершине власти.

Многие союзники, которые долгое время предоставляли ей карт-бланш на коррупцию, круговую поруку, безнаказанность и нежелание следовать букве закона, чуть позже превратились в ее противников. Ведь то, что сейчас испытывает дочь покойного Ислама Каримова, когда-то переживали те, кто в свое время попали под тяжелую руку самой Гульнары Исламовны, которая в зените своей власти точечно и конъюнктурно использовала правоохранительную и судебную систему для нейтрализации оппонентов. Потому что эти системы изначально для того и создавались. В результате сейчас противники Гульнары Каримовой используют эту же систему против нее самой. И рассчитывать на «честный и беспристрастный суд» ей не приходится, так как долгие годы ни она, ни те, кто ее сейчас «прессуют», не были заинтересованы в его появлении. Как говорится, за что боролась, на то и напоролась.

Досым САТПАЕВ,

Ratel.kz

About Zika1961