Home » Гвоздь номера » Плакали наши ТЕНГУШКИ

Плакали наши ТЕНГУШКИ

«Общественная позиция»

(проект «DAT» №41 (405) от 09 ноября 2017 г.

 


 

 

Сравнительный анализ

 

Когда в стране топливо стоило 100 тенге за литр, особых проблем не было. Трудности начались, когда цены взвинтили до 157 тенге за литр. Такой шторм цен и перебои с горючим люди не припомнят с 1995 года. Зачем чиновники еще надеялись удержаться в креслах, когда нужно было убегать по собственному желанию?

 

Недавно сотрудники «КазМунайГаза» пошли на жертвы, лишив самих себя премий, но отстояв цену в 161 тенге за литр ходового бензина. Странно, но половина частных заправок Алматы продает бензин дешевле по 156 тенге за литр. Логично возникает вопрос: почему другие умеют снижать цены, а наш монополист – «КазМунайГаз» нет? И как не понятно, что народу не легче от жертвы с премиями, ему легче от низкой цены на бензин.

Давайте говорить цифрами. В 2016 году частная российская компания «Татнефть» заплатила в российский бюджет 908 млрд тенге налогов в наших деньгах. Американский нефтяной гигант «ТШО» с теми же объемами добычи заплатил в бюджет Казахстана почти в два раза меньше – 482 млрд тенге налогов. А наш национальный монополист – «КазМунайГаз» заплатил в бюджет без учета налога на прибыль итого меньше – 145 млрд тенге.

Почему? Полагаю, что ответы на этот вопрос лежат в коррупционных схемах того же монополиста. Миллиарды народных тенге плывут мимо бюджета, «благодаря» этим схемам…

Нас уверяют, что деньги в пенсионном фонде ЕНПФ надежно защищены и приносят прибыль. Тогда почему на брифинге в конце мая этого года сообщается об инвестиционном убытке фонда и 40,5 млрд тенге, вложенных в проблемные акции? Почему ЕНПФ накупил почти на 2 трлн тенге облигаций банков, которые почти в 2 раза превышают их собственный капитал?

Если банки начнут кашлять, то встает реальная угроза пенсионным накоплениям наших граждан. Почему не вкладывать их более активно, как норвежский пенсионный фонд, в акции крупных мировых гигантов и получать вместо убытков прибыль 16 % годовых.

Аналогичные трудности были у Банка развития, когда он необоснованно выдавал кредиты, накопив на 200 млрд тенге проблемных заёмщиков, которых он передал ИФК. Кстати, что с ними? Возможно, ошибаюсь, но логически слишком рискованно Банку развития привлекать деньги под высокий процент и выдавать их под низкий, ведь в этом банке размещена крупная сумма денег ЕНПФ.

 

Чиновники должны понимать, что своими пагубными действиями, в частности с ценами на ГСМ, продукты или проезд они истощают шаткие нервы наших граждан, вынуждая их взывать о помощи и выходить на улицы, рискуя попасть под статью на 5 лет? В то же время из бюджета воруются миллиарды, но коррупционер, отсидев чуток, досрочно выходит на свободу. Несколько лет воровал, попался, официально откупился мелочью, вышел и опять за старое. Почему в демократической стране наказание за выражение накипевших эмоций на произвол чиновников наказывается строже, чем за украденные миллиарды? У народа сложилось мнение, что любой миллионер может откупиться от правосудия.

Полагаю, что нет справедливости и в Налоговом кодексе. Заработал миллиард или тысячу тенге, все равно одна ставка 20% налога на прибыль. Это как укради миллиард тенге или жалкую тысячу, все равно виновному светит один и тот же срок.

Еще один нонсенс. На официальном сайте премьер-министра РК в 2015 году аким Астаны докладывал о 100 млрд долларов инвестиций в столицу. Недавно сам глава правительства в ответном письме г-ну Атамбаеву говорит уже о 50 млрд долларов инвестиций в Астану. Тогда куда делись еще $50 миллиардов? Почему на таком высоком уровне произносятся две разные цифры?

Недавно был досрочно отпущен из тюрьмы доверенный г-на Стати, задолжавшего в наш бюджет миллиарды. (Как уже известно, Казахстан готовит материалы для дальнейшего обжалования арбитражного решения, вынесенного арбитражным трибуналом в Стокгольме, по делу молдавского бизнесмена Анатолия Стати, его сына Габриеля Стати и их компаний – Ascom Group S.A. и Terra Raf Trans Traiding Ltd – Ред.).Теперь они, наоборот, отвоевали в шведском суде полмиллиарда долларов у Казахстана, который будет истребован из средств Нацфонда.

Кроме этого есть другие иски против нашей страны на 17,5 млрд долларов. Кто пригласил всех этих инвесторов, пытающихся разграбить народные деньги Нацфонда, с трудом собранные из наших природных богатств? Полагаю, что причина этому непрозрачность контрактов с иностранными недропользователями, которые нужно предать гласности.

 

А что с приватизацией? Ответственные за это люди заверяли нас, что не будет продавать активы государства дешево. Тем не менее, нашего крупного хлопкового гиганта продали в 5 раз дешевле, вместо стартовых 16,8 за 3,2 млрд тенге. Почему не повременили, продав госкомпанию в лучшие времена за 20 млрд тенге? Какой негатив от приватизации останется у народа?

Итак, из Нацфонда в госсектор было выделено 680 млрд тенге, но от приватизации госкомпаний фонд получил всего 7,5 млрд тенге. Конечно, простой обыватель сразу подумает, что деньги Нацфонда в очередной раз накрылись и пойдут в качестве бонуса будущим инвесторам.

Министры с гордостью рапортуют, что во второй волне приватизации проданы сотни госкомпаний на сумму 113 млрд тенге. Однако этих денег хватает, чтобы лишь месяц содержать наших госчиновников. А вырученные 13 млрд тенге от продажи 10% акций КЕГОК населению были проедены госаппаратом всего за 3 дня. Говоря правду, приватизация не поможет бюджету, нужна оптимизация госрасходов.

Наша столица лишь два раза превосходит по численности населения ЗКО, но в акимате Астаны работает 896 чиновников, а в ЗКО в 15 раз меньше – 62 сотрудника. Такая диспропорция несет 4 млрд долл. ежегодных расходов на госаппарат. Полагаю, что штат чиновников должен быть пропорционален численностью населения и при кризисе должна быть одна структура, а при экономическом росте – другая.

Считаю, что также есть недостатки в структуре управления госаппарата. Например, зам. акима Алматы, отвечающий за финансовый блок, курирует туризм, его коллега в Астане дополнительно отвечает за жилье, соцзащиту и землю, а их коллега в ЮКО за транспорт, дороги и архитектурный контроль. Уверен, что финансист не сможет компетентно решать вопросы строительства, транспорта и социального сектора. И так можно продолжать до бесконечности.

Активы Нацфонда за два последних года сократились с 73 до 57 млрд долларов. Ощущение, что народные деньги Нацфонда от продажи природных ресурсов проедаются впустую или находятся под угрозой от подавших на нашу страну исков от иностранцев. Почему бы не разместить эти деньги на персональных депозитах казахстанцев?

С учетом золота и валюты – это примерно 5 тыс. долларов на каждого жителя Казахстана или 20-25 тыс. долларов на семью. Пусть граждане сами решают, куда и как потратить деньги.

 

Недавно Минсоцзащиты с гордостью заявило, что пенсии в Казахстане выше, чем в Киргизии. Но почему ради объективности не сказать, что в соседней стране на пенсию выходят на 3 года раньше, чем у нас? Полагаю, что в основном из-за роста пенсионного возраста и оставления за бортом других пожилых людей нам удалось поднять размер пенсии в стране.

Прекрасно понимая, что старых людей не принимают на работу и во время сокращений они обычно первые попадают в группу риска, мы все же увеличили пенсионный возраст в Казахстане с 55 до 58 лет у женщин и с 60 до 63 лет у мужчин. Хотя почти во всех странах СНГ их правительства защитило старых людей, оставив пенсионный возраст на прежнем уровне. В открытом демографическом отчете Казахстана указано примерно 200 тысяч мужчин в возрасте 60–62 года и 300 тысяч женщин в возрасте 55-57 лет, которые фактически стали жертвами первой волны пенсионной реформы.

Мы оправдываемся, что вынуждены были пойти на увеличение пенсионного возраста из-за роста продолжительности жизни в Казахстане. На самом деле наша страна находится на далеком 123-м месте в мире по этому показателю, уступая все той же России, Беларуси и Украине, где пенсионный возраст остался без изменений и на 3 года ниже, чем у нас.

Мы также оправдываемся, что хотим идти в ногу со временем и сделать пенсионный возраст как в Европе. Но почему тогда забываем, что в Европе люди живут на 10–15 лет дольше нашего, а пенсия, например, в Германии составляет 1400 евро против наших 200 долларов в месяц?

Еще мы оправдываем пенсионную реформу старением населения. На самом деле у нас пенсионеров где-то 10 %, в Европе в два раза больше 20 %, а в России и вовсе 30 % населения пенсионного возраста. Несмотря на это, Россия исправно платит 44 млн пенсионерам в среднем по 250 долларов в месяц и держит без изменений пенсионный порог у женщин 55 лет, у мужчин 60 лет. Почему у нас все наоборот?

 

Но наше правительство вместо того, чтобы задуматься об участи полумиллиона соотечественников, которые остались за бортом из-за увеличения пенсионного возраста, пошло ещё дальше. С 1 января 2018 года запускается процесс увеличения пенсионного возраста у женщин с 58 лет до 63. В результате второй волны пенсионной реформы за бортом останется еще 450 тысяч казахстанских женщин в возрасте 58-62 лет. Положа руку на сердце, разве можно сказать о правильности нашей пенсионной реформы, когда за бортом пенсий останется миллион наших граждан?

Недавно одна хорошая знакомая многодетная мать как-то проговорилась про свое мизерное пособие на четырех детей, которое сейчас составляет 9400 тенге в месяц. У нас министр социальной защиты, который призван отстаивать их интересы, получает почти в 100 раз больше – 814 тысяч тенге в месяц. Разве это справедливо?

На вопрос, как она умудряется уложиться в бюджет, знакомая отвечает, что пособия хватает на 2-3 дня, а потом начинается настоящая школа выживания и так без конца. Таких, как она, много в Казахстане, а точнее – 600 тысяч многодетных семей с примерной численностью 4 млн человек. Если в Казахстане детское пособие составляет где-то 6 долларов на ребенка, то в той же Европе оно в 30 раз больше.

С детским пособием в 9400 тенге не стоит мечтать о канатной дороге на Чимбулак со стоимостью билета 3,5 тысячи тенге. А по дороге на Медео для полутора миллиона алматинцев обустроено всего два маленьких участка для отдыха с парковкой на 10 авто. Так как остальное ограждено длинными заборами, коттеджами и ресторанами, хотя по закону объекты должны располагаться в 35 метрах от реки. Такая картина фактически везде: Бургулюк (ЮКО), Капчагай, Балхаш и Боровое.

Мы стремимся в 2050 году попасть в тридцатку развитых стран, хотя простые решения улучшения жизни людей лежат у нас прямо под носом. По природным ресурсам мы одна из самых богатых стран мира. Тогда почему мы планируем увеличить пенсионный возраст, оставив за бортом миллион пенсионеров, и платим копеечные пособия миллионам наших детей из многодетных семей? Когда дети подрастут, простят ли они нас за эти жертвы, которые мы принесли ради строительства дорогих дорог, дворцов, выставок и олимпиад?

 

Ержан ОРЫМБЕТОВ

About Zika1961