ПИСЬМО ПОЭТА к инаугурации ПРЕЗИДЕНТА

Раз­го­вор на раз­во­рот

 

Страсть к вла­сти и, как ее есте­ствен­ное след­ствие, к богат­ству, сла­ве и поче­ту все­гда сопро­вож­да­ла чело­ве­че­скую исто­рию с седой древ­но­сти, начи­ная со вре­мен фара­о­нов – этих живых вопло­ще­ний богов, спу­стив­ших­ся с небес на чер­ную, греш­ную зем­лю для обла­го­де­тель­ство­ва­ния ее насель­ни­ков.

 

Немно­го пого­дя ста­ли появ­лять­ся дру­гие пре­тен­ден­ты на столь высо­кий ста­тус пра­ви­те­ля: это и пер­сид­ский царь Дарий 1 (годы прав­ле­ния 522 – 486 до н.э.) из дина­стии ахе­ме­ни­дов, оста­вив­ший на Бехи­стун­ской ска­ле сохра­нив­шу­ю­ся до наших дней над­пись, начи­на­ю­ща­я­ся со слов «хшай­а­тия хшай­а­ти­я­нам», то есть «царь царей», и рим­ский импе­ра­тор Окта­виан Август (63 до н.э. – 14 н.э.) с титу­лом «патер пат­рие», то есть «Отец Оте­че­ства», и осно­ва­тель импе­рии Гуп­тов в Индии Чанд­ра­гуп­та 1 Гуп­та (годы прав­ле­ния 320 – 340 н.э.), назван­ный «маха­ра­джа-дхи­ра­джа», то есть «пра­ви­тель царей». Но были и пра­ви­те­ли, кото­рых награж­да­ли их бла­го­дар­ные и совре­мен­ни­ки и, что еще важ­нее, их потом­ки тоже доста­точ­но гром­ки­ми, но вполне заслу­жен­ны­ми титу­ла­ми, ска­жем, как совер­шен­но муд­рые.

Так, в Китае почи­та­ли и почи­та­ют по сей день таких импе­ра­то­ров, как Фу Си, Яо, Шунь, Хуан­ди, оста­вив­ших в исто­рии, в наро­де дей­стви­тель­но яркий след и, есте­ствен­но, доб­рую память о себе кон­крет­ны­ми бла­го­твор­ны­ми дея­ни­я­ми. В этом плане я лич­но выде­лил бы сре­ди них импе­ра­то­ра Яо (2356−2255 до н.э.), так как он неко­то­ры­ми сво­и­ми поступ­ка­ми мог бы послу­жить при­ме­ром для под­ра­жа­ния для кое-кого из совре­мен­ных пра­ви­те­лей, в част­но­сти, для гос­по­ди­на Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва, нынеш­не­го пре­зи­ден­та Казах­ста­на – этни­че­ской роди­ны авто­ра дан­ных строк.

У это­го импе­ра­то­ра, про­жив­ше­го почти сто лет, были сын и три доче­ри. Когда одна из доче­рей, вышед­ших замуж, пожа­ло­ва­лась ему, что ее суже­ный одна­жды украл у сосе­да пло­до­ви­тую кури­цу-несуш­ку, он, отец, за такое свя­то­тат­ствен­ное дело, как воров­ство, пре­дал винов­ни­ка, то есть сво­е­го род­но­го зятя, при­знав­ше­го свою вину, каз­ни посред­ством отсе­че­ния голо­вы мечом. Но горе­сти несчаст­но­го отца не закон­чи­лась на этом – через неко­то­рое вре­мя ему пожа­ло­ва­лась уже вто­рая дочь на мужа, кото­рый при­гнал из бес­край­них севе­ро-запад­ных сте­пей, то бишь с тер­ри­то­рии нынеш­не­го Казах­ста­на, целый табун лоша­дей, что гро­зи­ло ослож­не­ни­ем поло­же­ния импе­рии с и без того бес­по­кой­ны­ми сосе­дя­ми – воин­ствен­ны­ми пле­ме­на­ми ски­фов. Тогда Яо, тоже удо­сто­ве­рив­шись в право­те обви­не­ния про­тив сво­е­го вто­ро­го неза­дач­ли­во­го зять­ка, поса­дил его на… бам­бук. Дело в том, что бам­бук – самое быст­ро­рас­ту­щее рас­те­ние в мире: его саже­нец в день вырас­та­ет до два­дца­ти-трид­ца­ти сан­ти­мет­ров после посад­ки в поч­ву. Може­те себе пред­ста­вить муче­ния чело­ве­ка, насиль­но удер­жи­ва­е­мо­го над таким дерев­цем, кото­рое мед­лен­но (но мед­лен­но ли для «наса­жен­но­го»?) врас­та­ло в него от выше­на­зван­но­го места через весь орга­низм… Кста­ти, китай­цы со вре­ме­нем отме­ни­ли такой вид нака­за­ния и в позд­ние вре­ме­на огра­ни­чи­ва­лись лишь отсе­че­ни­ем рук загре­бу­щих.

Не мень­шую муд­рость про­явил этот поис­ти­не леген­дар­ный пра­ви­тель, когда вме­сто себя на пост импе­ра­то­ра Под­не­бес­ной назна­чил достой­но­го чело­ве­ка по име­ни Шунь, тоже вошед­ше­го в исто­рию как совер­шен­но муд­рый пра­ви­тель, а не сво­е­го непу­те­во­го отпрыс­ка по име­ни Дань-чжу. Вот какие были насто­я­щие раде­те­ли инте­ре­сов род­ной стра­ны, ее граж­дан, не в при­мер нынеш­ним госу­дар­ствен­ным мужам с их бес­ко­неч­ным и бес­со­дер­жа­тель­ным бла-бла.

Увы, спи­сок люби­те­лей пыш­ной титу­ла­ту­ры лег­ко мож­но было бы про­дол­жить при­ме­ра­ми со вре­мен и не столь отда­лен­ных. Так, не у всех еще стер­лись из памя­ти то ли про­зви­ща, то ли клич­ки быв­ших пра­вя­щих гос­под раз­ных стран и наро­дов: «вели­кий вождь и учи­тель миро­во­го про­ле­та­ри­а­та», «вели­кий корм­чий» и т. д. Вот и Назар­ба­ев не стал исклю­че­ни­ем из это­го ряда и захо­тел выде­лить­ся каким-либо солид­ным, как ему пока­за­лось – поме­ре­щи­лось, ярлы­ком, типа «лидер нации» с неправ­до­по­доб­но абсурд­ным пере­во­дом на казах­ский язык «елба­сы», что в бук­валь­ном пере­во­де на рус­ский озна­ча­ет «голо­ва стра­ны»… Хотя, и вооб­ще пер­вое лицо любо­го госу­дар­ства по умол­ча­нию счи­та­ет­ся за лиде­ра это­го само­го госу­дар­ства, ему, Назар­ба­е­ву, непре­мен­но надо было отли­чить­ся сре­ди чер­то­вой дюжи­ны ново­яв­лен­ных пре­зи­ден­тов быв­ших союз­ных рес­пуб­лик, и он почти всех их пере­жил-пере­си­дел, вклю­чая несколь­ких руко­во­ди­те­лей сосед­ней Рос­сии. Вдруг ему ста­ло прес­но назы­вать­ся про­сто пре­зи­ден­том, и он лихо­ра­доч­но стал искать более солид­ное, при­ли­че­ству­ю­щее его мно­го­лет­не­му ста­жу (но не заслу­гам) неза­у­ряд­ное, если хоти­те, сног­сши­ба­тель­ное, назва­ние. Тут он уже без стес­не­ния зате­ял постыд­ный бала­ган: выне­сти на все­на­род­ное обсуж­де­ние сво­е­го ново­го титу­ла, по сути, ста­ро­го коро­ля, «лидер нации» или не выно­сить.

Чужие лав­ры, гово­рят, не дают спать людям тще­душ­ным и завист­ли­вым. Но тут вышла малень­кая неувя­зоч­ка, с точ­ки зре­ния исто­ри­че­ской досто­вер­но­сти. Еще Пифа­гор Самос­ский (VI век до н. э.) писал об обы­чае мас­са­ге­тов, одно­го из коче­вых скиф­ских пле­мен, обре­тав­ших­ся на юго-восто­ке Кас­пий­ско­го моря, то бишь дале­ких пред­ков нынеш­них каза­хов (кста­ти, турк­мен тоже), что они покло­ня­лись Солн­цу с его живо­твор­ны­ми луча­ми и при­но­си­ли ему в жерт­ву лоша­дей белой масти. Ниче­му и нико­му дру­го­му они, гор­дые пле­ме­на, не покло­ня­лись. Теперь вот на казах­стан­ском небе, прав­да, поли­ти­че­ском, появи­лось новое солн­це, име­ю­щее фами­лию Назар­ба­ев, или сво­е­го рода новый Иисус Навин, одна­жды оста­но­вив­ший дви­же­ние и Солн­ца, и Луны на неко­то­рое вре­мя для выиг­ры­ша бит­вы не на жизнь, а на живот его пле­ме­ни с чужа­ка­ми.

Но ведь Назар­ба­е­ву или его пле­ме­ни, ска­жем так, никто не угро­жал и не угро­жа­ет. Казах­стан сам по себе гигант­ский, зани­ма­ю­щий по тер­ри­то­рии не то вось­мое, не то девя­тое место сре­ди двух­сот с лиш­ним стран мира, так удач­но и выиг­рыш­но рас­по­ло­жил­ся буфер­ной зоной меж­ду дву­мя супер­дер­жа­ва­ми – Рос­си­ей и Кита­ем, с кото­ры­ми он почти все­гда под­дер­жи­вал нор­маль­ные отно­ше­ния на про­тя­же­нии веков. И не надо пре­уве­ли­чи­вать заслу­ги Назар­ба­е­ва как инте­гра­то­ра каких-то прин­ци­пи­аль­но новых отно­ше­ний меж­ду эти­ми госу­дар­ства­ми.

Эта тра­ди­ция доб­ро­со­сед­ства – не его выдум­ка, она про­дол­жа­ет­ся и неукос­ни­тель­но соблю­да­ет­ся, по край­ней мере, со вре­мен хана Аблая, так, как толь­ко она и явля­ет­ся един­ствен­ной реаль­ной воз­мож­но­стью для даль­ней­ше­го посту­па­тель­но­го дви­же­ния Казах­ста­на как само­сто­я­тель­но­го, неза­ви­си­мо­го и ува­жа­е­мо­го все­ми сосе­дя­ми и миро­вым сооб­ще­ством госу­дар­ства.

Ах, если бы знал сей чело­век, что он тем самым отнюдь не воз­ве­ли­чи­ва­ет себя, а позо­рит и уни­жа­ет народ, от име­ни кото­ро­го мастак вещать-раз­гла­голь­ство­вать о чем угод­но, толь­ко не о прав­де-матуш­ке, об истин­ном поло­же­нии вещей в Казах­стане. Не толь­ко посто­рон­ний, даже оте­че­ствен­ный слу­ша­тель или чита­тель не име­ет пол­но­го, объ­ек­тив­но­го пред­став­ле­ния о том, что реаль­но про­ис­хо­дит в стране, где с утра до вече­ра и с вече­ра до утра идет обол­ва­ни­ва­ние сред­ства­ми масс-медиа, вож­жи кото­рых нахо­дят­ся в руках близ­ких к телу людей, в част­но­сти, стар­шей доче­ри пре­зи­ден­та.

Боюсь, что тут мало уте­ши­тель­но­го, учи­ты­вая неиз­мен­ную при­выч­ку пра­ви­те­лей подоб­ных мастей дер­жать­ся до послед­не­го, что­бы при жиз­ни хотя бы не под­верг­нуть­ся ост­ра­киз­му, а там хоть тра­ва не рас­ти. Почти все они пра­ви­ли сво­и­ми под­дан­ны­ми дол­го, по два­дцать-трид­цать, а то и более лет, бук­валь­но до оду­ри, увы, не толь­ко соб­ствен­ной, но и той нации, кото­рой судь­ба «награ­ди­ла» подоб­ной напа­стью. Разу­ме­ет­ся, мно­гие руко­во­ди­те­ли вна­ча­ле сво­ей карье­ры раз­ны­ми спо­со­ба­ми «выхо­ди­ли в люди», но с тече­ни­ем вре­ме­ни забы­ва­ли, что и они были когда-то чело­ве­ка­ми, теря­ли чув­ство реаль­но­сти и, напич­кан­ные тон­ким ядом лести царе­двор­цев, теря­ли себя и, в кон­це кон­цов, лиша­лись той под­держ­ки, кото­рую име­ли в пери­од сво­е­го поли­ти­че­ско­го вос­хож­де­ния по власт­ной струк­ту­ре.

Нема­ло инте­рес­но­го тво­ри­лось с неко­то­ры­ми из них после ухо­да с поли­ти­че­ской аре­ны по тем или иным при­чи­нам: либо отстра­не­ния, либо после их есте­ствен­ной (и не толь­ко) смер­ти – тогда этих вре­мен­щи­ков-само­зван­цев либо, и это в луч­шем слу­чае, быст­ро забы­ва­ли, к их мав­зо­ле­ям и шикар­ным сар­ко­фа­гам, если их успе­ли воз­ве­сти после­ды­ши, наве­ки зарас­та­ла люд­ская тро­па, либо, что гораз­до хуже, их остан­ки выки­ды­ва­ли из них вче­ра лишь выра­жав­шие свои вер­но­под­дан­ни­че­ские чув­ства сограж­дане. Так посту­пи­ли, напри­мер, с остан­ка­ми пра­ви­те­ля госу­дар­ства Гаи­ти Ф. Дюва­лье (1907−71), при жиз­ни офи­ци­аль­но удо­сто­ен­но­го зва­ния «пожиз­нен­ный пре­зи­дент». Для тако­го чудо­вищ­но­го глум­ле­ния над ним у потом­ков нашлось аргу­мен­тов более чем доста­точ­но, и тут не помог­ли ни при­жиз­нен­ный гром­кий и гроз­ный титул, ни голо­во­ре­зы из создан­ной им самим, узур­па­то­ром вла­сти, зло­ве­щей орга­ни­за­ции физи­че­ских рас­прав с неугод­ны­ми лица­ми с устра­ша­ю­щим назва­ни­ем «тон­кон-маку­те».

Тут я даже не заи­ка­юсь о судь­бе быв­ше­го «фюре­ра нации». Все эти игры с подоб­но­го рода при­бам­ба­са­ми не сто­ят лома­но­го гро­ша или выеден­но­го яйца, когда обна­ру­жи­ва­ют­ся истин­ные моти­вы их устро­и­те­лей: как мож­но доль­ше удер­жать­ся у кор­ми­ла вла­сти, обма­ны­вать «на четы­ре кула­ка» народ, про­сти­те, пре­сло­ву­тый элек­то­рат, гром­кой трес­кот­ней о сво­ей при­вер­жен­но­сти иде­а­лам сво­бо­ды, демо­кра­тии, все­об­ще­го равен­ства и т.д., и т.п. Здесь неваж­но, как тек­сту­аль­но назы­ва­ет­ся зани­ма­е­мый пост тако­го горе-руко­во­ди­те­ля: лидер или фюрер. Увы, сам гос­по­дин Назар­ба­ев, зате­яв­ший этот бала­ган, при­со­во­ку­пив к став­ше­му как мини­мум сто­ле­тие назад при­выч­ным для казах­ско­го уха сло­ву «пре­зи­дент», види­мо, сей­час никак не может нара­до­вать­ся сей при­дум­ке по-казах­ски, сво­ей или сво­их пере­вод­чи­ков, так как в послед­нее вре­мя в рес­пуб­ли­ке при­ня­то изго­нять из совре­мен­но­го лек­си­ко­на госу­дар­ствен­но­го язы­ка все ино­языч­ные сло­ва, ранее бла­го­по­луч­но упо­треб­ляв­ши­е­ся все­ми без исклю­че­ния носи­те­ля­ми род­ной речи. Так что со сло­вом «лидер», оставь его без пере­во­да, сей­час вышел бы пол­ный грам­ма­ти­че­ский казус или хаос в созна­нии-вос­при­я­тии. Поэто­му оста­но­ви­лись на ком­про­мисс­ном вари­ан­те – «елба­сы», хотя раз­ни­ца меж­ду поня­ти­я­ми «ел – стра­на» и «мем­ле­кет – госу­дар­ство», как я уже гово­рил, более чем ощу­ти­мое. Этой раз­ни­цы не видит толь­ко глав­ный заказ­чик ново­я­зи. У каза­хов нико­гда не было поня­тия «елба­сы», ибо они и их дале­кие пред­ки, нома­ды-кочев­ни­ки гигант­ских евразий­ских про­сто­ров, под­чи­ня­лись лишь смене кли­ма­ти­че­ских сезо­нов, от кото­рых зави­се­ло их бла­го­по­лу­чие.

С тех пор про­шли века и тыся­че­ле­тия, но потом­ки тех пле­мен до поры, до вре­ме­ни, вплоть до уста­нов­ле­ния Совет­ской вла­сти в Деш­ти-кип­ча­ке – части нынеш­ней тер­ри­то­рии Казах­ста­на, и слы­хом не слы­хи­ва­ли о каком-то покло­не­нии кому бы то ни было, пре­кло­не­нии перед кем бы то  ни было. Культ лич­но­сти, навя­зан­ный наро­ду уси­ли­я­ми той сги­нув­шей, каза­лось бы, навсе­гда вла­сти, пожрав­шей жиз­ни почти поло­ви­ны не менее пяти­мил­ли­он­но­го казах­ско­го насе­ле­ния, стал исче­зать из памя­ти люд­ской.

Увы, спу­стя бук­валь­но пару десят­ков лет с тех пор, как изне­мо­гав­шая в тече­ние семи с лиш­ним десят­ка лет тоталь­ной дик­та­ту­ры народ­ная душа вздох­ну­ла сво­бод­но, объ­явил­ся некий пра­ви­тель и решил, что ему доз­во­ле­но, что­бы эту вос­па­рив­шую было душу вновь загнать в про­кру­сто­во ложе его непо­мер­ных амби­ций и попы­тать­ся утвер­дить теперь свой соб­ствен­ный культ или хотя бы куль­тик для целой евразий­ской дер­жа­вы. Для этой иезу­ит­ско-кощун­ствен­ной цели он и выду­мал этот самый нео­ло­гизм, абсурд­ный при стро­гом сле­до­ва­нии грам­ма­ти­ке род­но­го язы­ка и абсо­лют­но непри­ем­ле­мый в смыс­ло­вом кон­тек­сте эпо­хи.

Но нашлись, как все­гда, ушлые-язы­ка­стые зем­ля­ки, пере­де­лав­шие тер­мин «елба­сы» в «алба­сты», то есть в поня­тие из ста­рой демо­но­ло­гии, озна­ча­ю­щее в пере­во­де на рус­ский «упырь», «вур­да­лак» или «нелег­кая». Есть же выра­же­ние, типа про­кля­тия: «алба­сты бас­кыр» – «возь­ми его нелег­кая».

К сожа­ле­нию, к тако­му «выбо­ру» Назар­ба­ев при­шел не сра­зу. Сна­ча­ла были бро­ше­ны проб­ные шары, что­бы понять, как сре­а­ги­ру­ют люди на при­сво­е­ние его име­ни вся­ко­го рода то ли учеб­ным, то ли науч­ным заве­де­ни­ям, и хлы­ну­ли как из рога изоби­лия назва­ния типа «Назар­ба­е­в­ин­сти­тут», «Назар­ба­е­ву­ни­вер­си­тет», «Назар­ба­е­ва­ка­де­мия» и т.д. В этом плане ему мог­ли бы поза­ви­до­вать аж такие уче­ные, как Аль­берт Эйн­штейн, Иса­ак Нью­тон, Нико­лай Копер­ник, Нильс Бор, Май­кл Фара­дей, Лев Лан­дау и дру­гие, не гово­ря о вели­ких оте­че­ствен­ных уче­ных, как Ави­цен­на, аль-Фара­би, Чокан Вали­ха­нов, Каныш Сат­па­ев, Мух­тар Ауэ­зов. Мне сда­ет­ся, не нашлось бы не толь­ко зна­ме­ни­то­го, а про­сто извест­но­го и при­лич­но­го уче­но­го, кото­рый согла­сил­ся бы сесть с ним рядом…, пусть послед­ний счи­та­ет себя кори­фе­ем едва ли не всех наук, судя по назва­ни­ям выше­ука­зан­ных учеб­но-науч­ных заве­де­ний. А сколь­ко в стране наиме­но­ва­ний вся­че­ских учре­жде­ний, где при­сут­ству­ет сло­во, ука­зы­ва­ю­щее на их при­ви­ле­ги­ро­ван­ное поло­же­ние по срав­не­нию с дру­ги­ми, ана­ло­гич­ны­ми учре­жде­ни­я­ми. Какая дру­гая пар­тия может потя­гать­ся с пар­ти­ей вла­сти «Нур Отан», в таком же, навер­ное, поло­же­нии и «Нур­банк» в бан­ков­ской сре­де стра­ны. Тем вре­ме­нем, этот люби­тель дарить-при­сва­и­вать свое имя, кажет­ся, с нема­лым тру­дом заи­мел закон­чен­ное заоч­ное обра­зо­ва­ние како­го-то мало­вра­зу­ми­тель­но­го тол­ка…

Когда я про­шлым летом побы­вал в Казах­стане, в горо­де Акто­бе, был про­сто ого­ро­шен, узнав, что хоро­ший, опрят­ный зеле­ный парк в цен­тре горо­да, рань­ше носив­ший имя Абая, теперь назы­ва­ет­ся не ина­че, как «парк име­ни пер­во­го пре­зи­ден­та Казах­ста­на Назар­ба­е­ва». Не факт, что он успо­ко­ит­ся на этом и не нач­нет, вошед­ши в раж, и даль­ше при­сва­и­вать свое имя уже невесть каким учре­жде­ни­ям. Не удив­люсь (теперь навер­ня­ка), если где-то еще в неиз­вест­ных мне угол­ках моей исто­ри­че­ской Отчиз­ны суще­ству­ет нема­ло подоб­ным обра­зом пере­име­но­ван­ных не толь­ко заве­де­ний, цен­тров, пар­ков, но и дру­гих более-менее извест­ных мест обще­ствен­но­го поль­зо­ва­ния, что­бы их посе­ти­те­ли, граж­дане, все­гда пом­ни­ли, кто про­яв­ля­ет неустан­ную забо­ту об их отды­хе и вооб­ще о вся­ком их бла­го­по­лу­чии в их зем­ной юдо­ли. Не след руко­во­ди­те­лю циви­ли­зо­ван­но­го госу­дар­ства выгля­деть посме­ши­щем в гла­зах не толь­ко и не столь­ко сооте­че­ствен­ни­ков, но и нема­лых гостей из даль­не­го и ближ­не­го зару­бе­жья, посе­ща­ю­щих наш вели­ко­леп­ный евразий­ский край.

Это я гово­рю тебе, гос­по­дин пре­зи­дент, твой почти ровес­ник (поду­ма­ешь, пару пол­зун­ков я снес боль­ше, чем ты). Сей­час мы с тобой на пару сто­им уже, что нам похо­дить на стра­у­са, одной ногой на зем­ле, а дру­гой – в гро­бу, и нам вско­ро­сти дер­жать ответ за то, как мы коп­ти­ли здесь небо: зря или не зря? Я за себя спо­ко­ен, так как чист, как соба­чий зуб. А к тебе будут вопро­сы, при­том по боль­шо­му реест­ру, и ты не смо­жешь солгать-соврать, как при­вык делать это всю свою жизнь, по край­ней мере, за вре­мя чет­верть­ве­ко­во­го сво­е­го нахож­де­ния на выс­шем госу­дар­ствен­ном посту.

Не обо­льщай­ся, что можешь вой­ти в «Кни­гу Гин­нес­са» по про­дол­жи­тель­но­сти прав­ле­ния. Пока этот рекорд при­над­ле­жит, насколь­ко мне извест­но, еги­пет­ско­му фара­о­ну Пио­пи Вто­ро­му (2366 – 2270 до н.э.), пра­вив­ше­му девя­но­сто шесть лет. А о воз­расте биб­лей­ских пат­ри­ар­хов я, конеч­но, мол­чу…

Пока ты, Назар­ба­ев, мой дале­кий и незна­ко­мый мне лич­но, но слиш­ком хоро­шо зна­ко­мый по сво­им замаш­кам тще­душ­но­го бари­на виза­ви, кажешь­ся тоже спо­кой­ным, пред­вку­шая оче­ред­ную побе­ду на вне­оче­ред­ных выбо­рах, то есть там, где ты вытоп­тал все поли­ти­че­ское поле вокруг себя, и тор­чишь один, слов­но оси­но­вый кол.

Ведь куда спря­чешь факт, когда на преды­ду­щих таких же выбо­рах один из тво­их сопер­ни­ков пря­мо на изби­ра­тель­ном участ­ке аги­ти­ро­вал голо­со­вать за… Назар­ба­е­ва! А твои двое сограж­дане, Алтын­бек Сар­сен­ба­ев и Заман­бек Нур­ка­ди­лов, кото­рые мог­ли тебе соста­вить реаль­ную кон­ку­рен­цию в борь­бе за выс­ший пост в госу­дар­стве, чьей-то неви­ди­мой, но черес­чур забот­ли­вой рукой каким-то обра­зом ока­за­лись устра­нен­ны­ми с тво­е­го пути физи­че­ски, то есть уби­ты.

Когда нача­лись новые вре­ме­на, подул све­жий ветер пере­мен по всей быв­шей еди­ной не толь­ко по фор­маль­ным при­зна­кам стране, я был в чис­ле тех, кто искренне наде­ял­ся, как граж­да­нин, и имел, как поэт, кры­ла­тые, почти мятеж­ные меч­ты, что Казах­стан, его руко­вод­ство, в част­но­сти, ты, как-никак закон­но избран­ный пре­зи­дент (прав­да, я сам нико­гда не голо­со­вал за тебя, ибо еще не упал с дуба), полу­чив­ший отно­си­тель­ную сво­бо­ду рук от Цен­тра, нач­нешь спо­кой­но, без спеш­ки и суе­ты, раз­ви­вать обще­ствен­но-поли­ти­че­скую и эко­но­ми­че­скую жизнь в рес­пуб­ли­ке. Но на деле все вышло как раз наобо­рот: вся гро­мад­ная и по объ­е­му, и по разно­образию быв­шая гос­соб­ствен­ность рес­пуб­ли­ки момен­таль­но была рас­хи­ще­на, ока­за­лась, как по мано­ве­нию вол­шеб­ной палоч­ки, в руках не насто­я­щих ее хозя­ев, из поко­ле­ния в поко­ле­ние созда­вав­ших ее сво­им потом и кро­вью в тече­ние всей исто­рии Совет­ско­го госу­дар­ства и защи­щав­ших в гроз­ное воен­ное лихо­ле­тие, а в пол­ном рас­по­ря­же­нии неуми­ра­ю­щей мест­ной бюро­кра­тии и горст­ки осо­бо при­бли­жен­ных к един­ствен­но­му и бес­смен­ную хозя­и­ну Бело­го дома в Алма-Ате, тогдаш­ней сто­ли­це Казах­ста­на, дей­ство­вав­ших в основ­ном под при­кры­ти­ем яко­бы новых бес­ко­рыст­ных бла­го­де­те­лей – ино­стран­ных инве­сто­ров.

Назар­ба­ев не внял – не при­слу­шал­ся (и это он сде­лал не по ошиб­ке или недо­умию, а наме­рен­но) к свое­вре­мен­ным пре­ду­пре­жде­ни­ям цело­го сон­ма пре­крас­ных поли­ти­ков, ана­ли­ти­ков, про­сто умных, доб­ро­же­ла­тель­ных людей, выступ­ле­ни­я­ми, ста­тья­ми кото­рых заслу­ши­ва­лось-зачи­ты­ва­лось и ста­рое, и моло­дое поко­ле­ние совет­ских людей. Здесь я назвал бы имя бле­стя­ще­го жур­на­ли­ста Лео Кар­пин­ско­го, кото­рый писал: «При­ва­ти­за­ция по-аппа­рат­но­му – это все-рав­но что пре­зер­ва­ти­за­ция соб­ствен­но­сти – акт есть, а пло­да нет». Вот отку­да рас­тут руки и ноги мно­гих тепе­реш­них «новых каза­хов», кото­рые живут-не тужат во мно­гих горо­дах Араб­ско­го Восто­ка, созда­вая там сво­е­го рода «зем­ля­че­ства» – целые «казахта­у­ны».

Тем вре­ме­нем, в бога­тей­шем запад­ном крае Казах­ста­на, где добы­ва­ют нефть, при­но­ся­щую льви­ную долю его бюд­жет­ных дохо­дов, одна­жды про­гро­хо­та­ла гро­за на Новый год на досе­ле чистом и ясном небе назар­ба­ев­ско­го рая, высве­тив, что не все там в поряд­ке. Рабо­чие – корен­ные жите­ли это­го края полу­ча­ли за свой труд до уни­зи­тель­но­сти несо­раз­мер­ную пла­ту. И они, в основ­ном моло­дые люди, вышли на ули­цу выра­зить свое недо­воль­ство и воз­му­ще­ние, где эти их тре­бо­ва­ния мест­ные вла­сти встре­ти­ли в шты­ки и откры­ли по ним огонь на пора­же­ние. Погиб­ли десят­ки людей, ни в чем непо­вин­ных. «Стре­лоч­ни­ки» нака­за­ны, насто­я­щие винов­ни­ки, довед­шие дело до бело­го кипе­ния, были нака­за­ны «при­мер­но» или оста­лись вовсе не нака­зан­ны­ми. Разу­ме­ет­ся, не в том дело, что кто-то раз­бо­га­тел, а кто-то остал­ся у раз­би­то­го коры­та. Я видел и тех и дру­гих и счи­таю, как любой непред­взя­тый сви­де­тель, быва­ют люди с раз­лич­ны­ми спо­соб­но­стя­ми, даже осо­бы­ми, свое­об­раз­ны­ми талан­та­ми в пред­при­ни­ма­тель­ском деле, но все рав­но госу­дар­ство всем сво­им граж­да­нам долж­но, обя­за­но было предо­став­лять, в осо­бен­но­сти на пер­вых порах накоп­ле­ния капи­та­ла рав­ные воз­мож­но­сти для сво­бод­ной и пол­ной реа­ли­за­ции себя, а не созда­вать ситу­а­цию, при кото­рой име­ют место пред­по­чте­ние, пани­брат­ство и мошен­ни­че­ство вку­пе с эле­мен­тар­ным под­ку­пом рас­по­ря­ди­те­лей – власть пре­дер­жа­щих. Если вме­сто зерен ты сеешь пле­ве­ла, невоз­мож­но рас­счи­ты­вать на уро­жай.

Мне рас­ска­за­ли слу­чай, когда на какую-то боль­шую недви­жи­мость пре­тен­до­ва­ла адми­ни­стра­ция двух заво­дов, одно­го ГОКа (гор­но-обо­га­ти­тель­но­го ком­би­на­та) и одна част­ная фир­ма с акти­вом в пару тысяч тен­ге, зато из род­но­го рай­о­на пре­зи­ден­та, кото­рая и завла­де­ла выше­ука­зан­ным сверх­до­ход­ным объ­ек­том биз­не­са. Об этом мне пове­дал без утай­ки сын извест­но­го в Казах­стане жур­на­ли­ста, глав­но­го редак­то­ра глав­ной газе­ты стра­ны в те уже дале­кие, даже допе­ре­стро­еч­ные вре­ме­на, к сожа­ле­нию, ныне покой­но­го.

Я не веду судеб­ное рас­сле­до­ва­ние, не предъ­яв­ляю к кому-либо кон­крет­но­го обви­не­ния и поэто­му не ста­ну назы­вать ни име­ни жур­на­ли­ста, ни име­ни его достой­но­го сына, в какой-то момент рас­крыв­ше­го мно­го­мер­ный и мно­го­хо­до­вой меха­низм хит­ро­спле­те­ний, к кото­ро­му при­бе­га­ют нечи­сто­плот­ные люди в рес­пуб­ли­ке, поль­зу­ясь сво­ей бли­зо­стью к телу пер­во­го лица либо по род­ствен­ной линии, либо по иерар­хи­че­ской лест­ни­це вла­сти, так как он сам, моло­дой чело­век, потру­дил­ся энное коли­че­ство лет имен­но по части при­ва­ти­за­ции соб­ствен­но­сти и, ужас­нув­шись тому, какая вопи­ю­щая неспра­вед­ли­вость царит-тво­рит­ся здесь, одна­жды смо­тал удоч­ки и ушел отту­да, из мало­по­чтен­ной орга­ни­за­ции, восво­я­си.

Я мог бы при­ве­сти нема­ло при­ме­ров чисто уго­лов­ных дел, совер­шен­ных не толь­ко неяв­но, но и в самом непри­кры­том виде – настоль­ко обнаг­ле­ли вла­сти или ими «кры­шу­е­мые» люди, не понес­шие за подоб­ные дея­ния ника­ко­го нака­за­ния и уве­рен­ные, что нико­гда и не поне­сут, пока живет-здрав­ству­ет у каж­до­го из них свой надеж­ный патрон. А таких патро­нов вез­де пруд пру­ди.

Не «мело­чить­ся», соби­рать по кру­пи­цам подоб­ные фак­ты, дума­ет­ся, мне, немо­ло­до­му и живу­ще­му за три­де­вять земель от мест совер­ша­е­мых пра­во­на­ру­ше­ний и все­воз­мож­ных махи­на­ций чело­ве­ку, не с руки. Мне доста­точ­но пунк­тир­но обо­зна­чить лишь те боле­вые точ­ки, кро­во­то­ча­щие раны в орга­низ­ме дав­но и серьез­но боль­но­го казах­стан­ско­го обще­ства, кото­рые вопи­ют, что пора начи­нать про­цесс мир­ной, юри­ди­че­ской дена­зар­ба­е­ви­за­ции всех сто­рон жиз­ни это­го обще­ства.

Разу­ме­ет­ся, для это­го тре­бу­ет­ся преж­де все­го граж­дан­ское муже­ство от самих сооте­че­ствен­ни­ков тре­бо­вать объ­яв­ле­ния импич­мен­та пре­зи­ден­ту. Я ни на йоту не сомне­ва­юсь, что такой про­цесс рано или позд­но будет иметь место, может быть, даже при жиз­ни людей мое­го поко­ле­ния, и тру­до­лю­би­вые, доб­рые, достой­ные и, что совсем нема­ло­важ­но в таких судь­бо­нос­ных слу­ча­ях в жиз­ни стра­ны, нации, зако­но­по­слуш­ные граж­дане полу­чат от вла­сти, кото­рую они сами изби­ра­ют, то, что поло­же­но, а имен­но – сво­бод­ную Отчиз­ну со спра­вед­ли­вым, вме­ня­е­мым руко­вод­ством. Несмот­ря на вывоз из ее пре­де­лов бог весть куда десят­ки, нет – уже сотен мил­ли­ар­дов дол­ла­ров или трил­ли­о­нов тен­ге, она все еще жива и дышит, будет жить и дышать и после меня с Назар­ба­е­вым.

Толь­ко мне бес­ко­неч­но жаль, что, будучи пер­вым лицом тако­го бла­го­сло­вен­но­го края, он, к вели­ко­му сожа­ле­нию, вли­я­ет на его судь­бу так дол­го и так тле­твор­но. Чет­верть века его без­раз­дель­но­го власт­во­ва­ния в стране – это вре­мя упу­щен­ных воз­мож­но­стей для нее, для ее гря­ду­щих поко­ле­ний.

Тако­ва дей­стви­тель­ность, и так раз­вра­ще­на соб­ствен­но­руч­но выпе­сто­ван­ная Назар­ба­е­вым казах­стан­ская пра­вя­щая, с поз­во­ле­ния ска­зать, эли­та. В циви­ли­зо­ван­ном обще­стве долж­ны рабо­тать и пра­вить зако­ны, и они, эти зако­ны, в свою оче­редь, обя­за­ны защи­щать как само это обще­ство, так и его граж­дан, а наде­ять­ся на како­го-то руко­во­ди­те­ля, будь он семи пядей во лбу и как бы вы его ни назы­ва­ли, пре­зи­ден­том или лиде­ром нации, дело совер­шен­но гиб­лое.

Напрас­но пыжит­ся Назар­ба­ев, все вре­мя изоб­ра­жая из себя раде­те­ля инте­ре­сов стра­ны, напо­ми­ная кури­цу-несуш­ку, о кото­рой писал Марк Твен, что она «клох­чет так, буд­то снес­ла не обык­но­вен­ное яйцо, а целую малую пла­не­ту». Вот и полу­чи­ли такой резуль­тат мои зем­ля­ки бла­го­да­ря непо­мер­ной и посто­ян­ной хва­ле в адрес сво­е­го пер­во­го, един­ствен­но­го и пока еще живо­го пре­зи­ден­та, за при­пи­сы­ва­е­мые ему успе­хи в жиз­ни стра­ны, мало­убедительные и зача­стую про­сто мни­мые, муми­фи­ци­ро­ван­ные.

При­ве­ду один лишь при­мер, могу­щий послу­жить лак­му­со­вой бума­гой для выяв­ле­ния истин­но­го поло­же­ния дел в этой обла­сти. Мой зять (кста­ти, из одно­го пле­ме­ни с Назар­ба­е­вым), кото­рый живет под Алма­ты и кото­ро­му недав­но пере­ва­ли­ло за 70, вме­сте с женой, то есть с моей сест­рой, кото­рая про­ра­бо­та­ла в совет­ское вре­мя всю жизнь, так же, как и муж, и тре­мя сыно­вья­ми взял­ся за стро­и­тель­ство скром­но­го по тепе­реш­ним мер­кам двух­этаж­но­го дома где-то лет два­дцать (если не боль­ше) назад и стро­ит это «родо­вое гнез­до» по сей день. За это вре­мя дети повзрос­ле­ли, все, есте­ствен­но, пере­же­ни­лись, у них у самих появи­лись дет­ки, а «воз и ныне там»: толь­ко год назад в дом с горем попо­лам про­ве­ли газ. И это при рабо­та­ю­щих трех мужи­ках с жена­ми и даже под­ра­ба­ты­ва­ю­щих вну­ках род­ных мне людей. Вот тебе хва­ле­ная соци­аль­ная спра­вед­ли­вость по-назар­ба­ев­ски.

Еще гор­ше созна­вать то обсто­я­тель­ство, что выше­ука­зан­ное радост­ное для любой моло­дой четы меро­при­я­тие име­ло место как раз в то вре­мя, когда про­изо­шел оче­ред­ной рез­кий ска­чок цен на все това­ры повсе­днев­но­го упо­треб­ле­ния. Нет спо­ру, ника­кой обвал тен­ге не стра­шит-не забо­тит ни Назар­ба­е­ва, ни его клан, но како­вы послед­ствия тако­го обва­ла для тех, кто еле сво­дит кон­цы с кон­ца­ми, кто не может себе поз­во­лить в лиш­ний раз схо­дить на обыч­ный кон­церт люби­мых арти­стов из «Каза­хкон­цер­та»? А вот за гоно­рар заоке­ан­ской дивы, зара­бо­тав­шей в «один при­сест», в стране мог­ли бы отпразд­но­вать сва­дьбу не сот­ня, а, как мини­мум, тыся­ча пар моло­дых людей. Тер­пи­те, доро­гие зем­ля­ки мои, если счи­та­е­те, что врет вели­кий ост­ро­слов. Но так ли это, не разво­нял ли этот запах, затх­лый, тош­но­твор­ный, зна­ко­мый до оду­ри еще мно­гим людям стар­ше­го и даже сред­не­го воз­рас­та по всей стране, где сей­час, в ХХІ веке, воз­рож­да­ют­ся дур­ные при­ме­ры и жесты чино­по­чи­та­ния, лихо­им­ства, лизо­блюд­ства, имев­шие место в недав­ней сов­де­пии, когда удач­но «впи­сал­ся» во власт­ный режим тепе­реш­ний пре­зи­дент Казах­ста­на? Пони­ма­ет ли он сам, что в поли­ти­че­ском мире он лезет назад, как рак, и тянет за собой всю обой­му чинов­ни­ков самых раз­ных ран­гов, смот­ря­щих ему в рот и дела­ю­щих все, лишь бы уго­дить ему, не то что явно ста­ре­ю­ще­му, а еще более явно стра­да­ю­ще­му мани­ей вели­чия, не име­ю­ще­му под собой какой-либо реаль­ной поч­вы.

…9 авгу­ста 1973 года с аме­ри­кан­ской орби­таль­ной стан­ции «Скай­л­эб-2» была полу­че­на инфор­ма­ция, где аст­ро­нав­ты Конрад Чар­лз Питер, Кер­вин Джо­зеф Питер и Вейц Пол Джо­зеф, про­во­див­шие иссле­до­ва­ние сол­неч­ных про­ту­бе­ран­цев, пере­да­ва­ли на Зем­лю сво­е­му коман­до­ва­нию: «Ад нахо­дит­ся внут­ри Солн­ца. Мы наблю­да­ем, как горят души. Мы видим ад…». Око­ло двух минут они наблю­да­ли застыв­ший про­ту­бе­ра­нец, кото­рый был выбро­шен как раз в тот день нашим днев­ным све­ти­лом, на кото­ром, как в кош­мар­ном сне, были отчет­ли­во вид­ны тыся­чи иска­жен­ных стра­да­ни­я­ми чело­ве­че­ских лиц.

Пона­ча­лу иссле­до­ва­те­ли реши­ли, что это кол­лек­тив­ная гал­лю­ци­на­ция, но потом про­яви­ли фото­плен­ку, где обна­ру­жи­ли то же самое, что они уже виде­ли воочию. Тем не менее, лиде­ры НАСА и аме­ри­кан­ское пра­ви­тель­ство поста­но­ви­ли все дета­ли собы­тия дер­жать в сек­ре­те до тех пор, пока нау­ка точ­но не уста­но­вит при­ро­ду этих све­то­вых обра­зо­ва­ний, име­ю­щих вид чело­ве­ка. Неве­ро­ят­ное сооб­ще­ние было офи­ци­аль­но опуб­ли­ко­ва­но толь­ко через мно­го лет, одна­ко слу­хи о нем про­со­чи­лись гораз­до рань­ше.

Сле­ду­ет пола­гать, что все засня­тое аст­ро­нав­та­ми сей­час не про­сто хра­нят­ся, а более чем при­дир­чи­во, кадр за кад­ром, эпи­зод за эпи­зо­дом под­вер­га­ют­ся про­вер­ке и изу­че­нию.

Пока будут сде­ла­ны окон­ча­тель­ные выво­ды из это­го неза­у­ряд­но­го явле­ния, кар­тин­ку эту сто­и­ло бы пока­зать, хотя бы изби­ра­тель­но, кое-кому – как напо­ми­на­ние о том, что ника­кое анти­че­ло­ве­че­ское дея­ние не про­хо­дит ни для кого даром, а фик­си­ру­ет­ся в небес­ной кан­це­ля­рии, и непре­мен­но-неот­вра­ти­мо воз­даст­ся по заслу­гам тому, кто совер­шил или совер­ша­ет такое дея­ние.

Я здесь при­вел лишь один-един­ствен­ный уди­ви­тель­но убе­ди­тель­ный при­мер того, как нель­зя пре­не­бре­гать древни­ми уче­ни­я­ми эзо­те­ри­ки, мисти­ки, прав­да, уже дав­но сомкнув­ши­ми­ся и под­твер­жда­ю­щи­ми­ся самы­ми пере­до­вы­ми нау­ка­ми совре­мен­но­сти, в осо­бен­но­сти кван­то­вой физи­кой, один из осно­ва­те­лей кото­рой, Аль­берт Эйн­штейн, писал: «Чем боль­ше нау­ка дела­ет откры­тий в физи­че­ском мире, тем более ста­но­вит­ся воз­мож­ным их раз­ре­ше­ние толь­ко верой»…

Аман­га­ли СУЛТАНОВ,

Москва,

(спе­ци­аль­но для «ДАТа»)

 

Об авто­ре. Родил­ся в 1936 году в Акжа­ик­ском рай­оне Запад­но-Казах­стан­ской обла­сти. В 1955 году посту­пил на фил­фак Каз­ГУ в Алма-Ате. Одно­вре­мен­но учил­ся в Лит­ин­сти­ту­те им. Горь­ко­го в Москве. Рабо­тал в систе­ме Мин­куль­ту­ры, теле­ра­дио­ко­ми­те­та и Каз­ТАГ – редак­то­ром, стар­шим редак­то­ром, пере­вод­чи­ком. В 1975 году был пере­ве­ден на рабо­ту в аппа­рат Пре­зи­ди­у­ма Вер­хов­но­го Сове­та СССР, где про­ра­бо­тал в каче­стве рефе­рен­та до рас­фор­ми­ро­ва­ния СССР. Явля­ет­ся чле­ном Сою­за писа­те­лей СССР с 1980 года, с 1991 года – член Сою­за писа­те­лей РФ. Автор 7 сбор­ни­ков сти­хов на казах­ском язы­ке и одно­го – на рус­ском. В 2012 году в Москве изда­на его поэ­ма «Ски­фи­а­да» (в двух томах). Живет в Москве.

 

еще по теме

ТРАЙБАЛИЗМ: ли мы ИЗ АРХАИКИ?

«Обще­ствен­ная пози­ция» (про­ект «DAT» №18 (430) от 10 мая 2018 г.   На острие про­бле­мы …

НАЗВАНЫ 50 БОГАТЕЙШИХ БИЗНЕСМЕНОВ КАЗАХСТАНА

«Обще­ствен­ная пози­ция» (про­ект «DAT» №18 (430) от 10 мая 2018 г.   Эхо неде­ли   …

Добавить комментарий