Home » ДАТ » ПИСЬМО ПОЭТА к инаугурации ПРЕЗИДЕНТА

ПИСЬМО ПОЭТА к инаугурации ПРЕЗИДЕНТА

Разговор на разворот

 

Страсть к власти и, как ее естественное следствие, к богатству, славе и почету всегда сопровождала человеческую историю с седой древности, начиная со времен фараонов – этих живых воплощений богов, спустившихся с небес на черную, грешную землю для облагодетельствования ее насельников.

 

Немного погодя стали появляться другие претенденты на столь высокий статус правителя: это и персидский царь Дарий 1 (годы правления 522 – 486 до н.э.) из династии ахеменидов, оставивший на Бехистунской скале сохранившуюся до наших дней надпись, начинающаяся со слов «хшайатия хшайатиянам», то есть «царь царей», и римский император Октавиан Август (63 до н.э. – 14 н.э.) с титулом «патер патрие», то есть «Отец Отечества», и основатель империи Гуптов в Индии Чандрагупта 1 Гупта (годы правления 320 – 340 н.э.), названный «махараджа-дхираджа», то есть «правитель царей». Но были и правители, которых награждали их благодарные и современники и, что еще важнее, их потомки тоже достаточно громкими, но вполне заслуженными титулами, скажем, как совершенно мудрые.

Так, в Китае почитали и почитают по сей день таких императоров, как Фу Си, Яо, Шунь, Хуанди, оставивших в истории, в народе действительно яркий след и, естественно, добрую память о себе конкретными благотворными деяниями. В этом плане я лично выделил бы среди них императора Яо (2356-2255 до н.э.), так как он некоторыми своими поступками мог бы послужить примером для подражания для кое-кого из современных правителей, в частности, для господина Нурсултана Назарбаева, нынешнего президента Казахстана – этнической родины автора данных строк.

У этого императора, прожившего почти сто лет, были сын и три дочери. Когда одна из дочерей, вышедших замуж, пожаловалась ему, что ее суженый однажды украл у соседа плодовитую курицу-несушку, он, отец, за такое святотатственное дело, как воровство, предал виновника, то есть своего родного зятя, признавшего свою вину, казни посредством отсечения головы мечом. Но горести несчастного отца не закончилась на этом – через некоторое время ему пожаловалась уже вторая дочь на мужа, который пригнал из бескрайних северо-западных степей, то бишь с территории нынешнего Казахстана, целый табун лошадей, что грозило осложнением положения империи с и без того беспокойными соседями – воинственными племенами скифов. Тогда Яо, тоже удостоверившись в правоте обвинения против своего второго незадачливого зятька, посадил его на… бамбук. Дело в том, что бамбук – самое быстрорастущее растение в мире: его саженец в день вырастает до двадцати-тридцати сантиметров после посадки в почву. Можете себе представить мучения человека, насильно удерживаемого над таким деревцем, которое медленно (но медленно ли для «насаженного»?) врастало в него от вышеназванного места через весь организм… Кстати, китайцы со временем отменили такой вид наказания и в поздние времена ограничивались лишь отсечением рук загребущих.

Не меньшую мудрость проявил этот поистине легендарный правитель, когда вместо себя на пост императора Поднебесной назначил достойного человека по имени Шунь, тоже вошедшего в историю как совершенно мудрый правитель, а не своего непутевого отпрыска по имени Дань-чжу. Вот какие были настоящие радетели интересов родной страны, ее граждан, не в пример нынешним государственным мужам с их бесконечным и бессодержательным бла-бла.

Увы, список любителей пышной титулатуры легко можно было бы продолжить примерами со времен и не столь отдаленных. Так, не у всех еще стерлись из памяти то ли прозвища, то ли клички бывших правящих господ разных стран и народов: «великий вождь и учитель мирового пролетариата», «великий кормчий» и т. д. Вот и Назарбаев не стал исключением из этого ряда и захотел выделиться каким-либо солидным, как ему показалось – померещилось, ярлыком, типа «лидер нации» с неправдоподобно абсурдным переводом на казахский язык «елбасы», что в буквальном переводе на русский означает «голова страны»… Хотя, и вообще первое лицо любого государства по умолчанию считается за лидера этого самого государства, ему, Назарбаеву, непременно надо было отличиться среди чертовой дюжины новоявленных президентов бывших союзных республик, и он почти всех их пережил-пересидел, включая нескольких руководителей соседней России. Вдруг ему стало пресно называться просто президентом, и он лихорадочно стал искать более солидное, приличествующее его многолетнему стажу (но не заслугам) незаурядное, если хотите, сногсшибательное, название. Тут он уже без стеснения затеял постыдный балаган: вынести на всенародное обсуждение своего нового титула, по сути, старого короля, «лидер нации» или не выносить.

Чужие лавры, говорят, не дают спать людям тщедушным и завистливым. Но тут вышла маленькая неувязочка, с точки зрения исторической достоверности. Еще Пифагор Самосский (VI век до н. э.) писал об обычае массагетов, одного из кочевых скифских племен, обретавшихся на юго-востоке Каспийского моря, то бишь далеких предков нынешних казахов (кстати, туркмен тоже), что они поклонялись Солнцу с его животворными лучами и приносили ему в жертву лошадей белой масти. Ничему и никому другому они, гордые племена, не поклонялись. Теперь вот на казахстанском небе, правда, политическом, появилось новое солнце, имеющее фамилию Назарбаев, или своего рода новый Иисус Навин, однажды остановивший движение и Солнца, и Луны на некоторое время для выигрыша битвы не на жизнь, а на живот его племени с чужаками.

Но ведь Назарбаеву или его племени, скажем так, никто не угрожал и не угрожает. Казахстан сам по себе гигантский, занимающий по территории не то восьмое, не то девятое место среди двухсот с лишним стран мира, так удачно и выигрышно расположился буферной зоной между двумя супердержавами – Россией и Китаем, с которыми он почти всегда поддерживал нормальные отношения на протяжении веков. И не надо преувеличивать заслуги Назарбаева как интегратора каких-то принципиально новых отношений между этими государствами.

Эта традиция добрососедства – не его выдумка, она продолжается и неукоснительно соблюдается, по крайней мере, со времен хана Аблая, так, как только она и является единственной реальной возможностью для дальнейшего поступательного движения Казахстана как самостоятельного, независимого и уважаемого всеми соседями и мировым сообществом государства.

Ах, если бы знал сей человек, что он тем самым отнюдь не возвеличивает себя, а позорит и унижает народ, от имени которого мастак вещать-разглагольствовать о чем угодно, только не о правде-матушке, об истинном положении вещей в Казахстане. Не только посторонний, даже отечественный слушатель или читатель не имеет полного, объективного представления о том, что реально происходит в стране, где с утра до вечера и с вечера до утра идет оболванивание средствами масс-медиа, вожжи которых находятся в руках близких к телу людей, в частности, старшей дочери президента.

Боюсь, что тут мало утешительного, учитывая неизменную привычку правителей подобных мастей держаться до последнего, чтобы при жизни хотя бы не подвергнуться остракизму, а там хоть трава не расти. Почти все они правили своими подданными долго, по двадцать-тридцать, а то и более лет, буквально до одури, увы, не только собственной, но и той нации, которой судьба «наградила» подобной напастью. Разумеется, многие руководители вначале своей карьеры разными способами «выходили в люди», но с течением времени забывали, что и они были когда-то человеками, теряли чувство реальности и, напичканные тонким ядом лести царедворцев, теряли себя и, в конце концов, лишались той поддержки, которую имели в период своего политического восхождения по властной структуре.

Немало интересного творилось с некоторыми из них после ухода с политической арены по тем или иным причинам: либо отстранения, либо после их естественной (и не только) смерти – тогда этих временщиков-самозванцев либо, и это в лучшем случае, быстро забывали, к их мавзолеям и шикарным саркофагам, если их успели возвести последыши, навеки зарастала людская тропа, либо, что гораздо хуже, их останки выкидывали из них вчера лишь выражавшие свои верноподданнические чувства сограждане. Так поступили, например, с останками правителя государства Гаити Ф. Дювалье (1907-71), при жизни официально удостоенного звания «пожизненный президент». Для такого чудовищного глумления над ним у потомков нашлось аргументов более чем достаточно, и тут не помогли ни прижизненный громкий и грозный титул, ни головорезы из созданной им самим, узурпатором власти, зловещей организации физических расправ с неугодными лицами с устрашающим названием «тонкон-макуте».

Тут я даже не заикаюсь о судьбе бывшего «фюрера нации». Все эти игры с подобного рода прибамбасами не стоят ломаного гроша или выеденного яйца, когда обнаруживаются истинные мотивы их устроителей: как можно дольше удержаться у кормила власти, обманывать «на четыре кулака» народ, простите, пресловутый электорат, громкой трескотней о своей приверженности идеалам свободы, демократии, всеобщего равенства и т.д., и т.п. Здесь неважно, как текстуально называется занимаемый пост такого горе-руководителя: лидер или фюрер. Увы, сам господин Назарбаев, затеявший этот балаган, присовокупив к ставшему как минимум столетие назад привычным для казахского уха слову «президент», видимо, сейчас никак не может нарадоваться сей придумке по-казахски, своей или своих переводчиков, так как в последнее время в республике принято изгонять из современного лексикона государственного языка все иноязычные слова, ранее благополучно употреблявшиеся всеми без исключения носителями родной речи. Так что со словом «лидер», оставь его без перевода, сейчас вышел бы полный грамматический казус или хаос в сознании-восприятии. Поэтому остановились на компромиссном варианте – «елбасы», хотя разница между понятиями «ел – страна» и «мемлекет – государство», как я уже говорил, более чем ощутимое. Этой разницы не видит только главный заказчик новоязи. У казахов никогда не было понятия «елбасы», ибо они и их далекие предки, номады-кочевники гигантских евразийских просторов, подчинялись лишь смене климатических сезонов, от которых зависело их благополучие.

С тех пор прошли века и тысячелетия, но потомки тех племен до поры, до времени, вплоть до установления Советской власти в Дешти-кипчаке – части нынешней территории Казахстана, и слыхом не слыхивали о каком-то поклонении кому бы то ни было, преклонении перед кем бы то  ни было. Культ личности, навязанный народу усилиями той сгинувшей, казалось бы, навсегда власти, пожравшей жизни почти половины не менее пятимиллионного казахского населения, стал исчезать из памяти людской.

Увы, спустя буквально пару десятков лет с тех пор, как изнемогавшая в течение семи с лишним десятка лет тотальной диктатуры народная душа вздохнула свободно, объявился некий правитель и решил, что ему дозволено, чтобы эту воспарившую было душу вновь загнать в прокрустово ложе его непомерных амбиций и попытаться утвердить теперь свой собственный культ или хотя бы культик для целой евразийской державы. Для этой иезуитско-кощунственной цели он и выдумал этот самый неологизм, абсурдный при строгом следовании грамматике родного языка и абсолютно неприемлемый в смысловом контексте эпохи.

Но нашлись, как всегда, ушлые-языкастые земляки, переделавшие термин «елбасы» в «албасты», то есть в понятие из старой демонологии, означающее в переводе на русский «упырь», «вурдалак» или «нелегкая». Есть же выражение, типа проклятия: «албасты баскыр» – «возьми его нелегкая».

К сожалению, к такому «выбору» Назарбаев пришел не сразу. Сначала были брошены пробные шары, чтобы понять, как среагируют люди на присвоение его имени всякого рода то ли учебным, то ли научным заведениям, и хлынули как из рога изобилия названия типа «Назарбаевинститут», «Назарбаевуниверситет», «Назарбаевакадемия» и т.д. В этом плане ему могли бы позавидовать аж такие ученые, как Альберт Эйнштейн, Исаак Ньютон, Николай Коперник, Нильс Бор, Майкл Фарадей, Лев Ландау и другие, не говоря о великих отечественных ученых, как Авиценна, аль-Фараби, Чокан Валиханов, Каныш Сатпаев, Мухтар Ауэзов. Мне сдается, не нашлось бы не только знаменитого, а просто известного и приличного ученого, который согласился бы сесть с ним рядом…, пусть последний считает себя корифеем едва ли не всех наук, судя по названиям вышеуказанных учебно-научных заведений. А сколько в стране наименований всяческих учреждений, где присутствует слово, указывающее на их привилегированное положение по сравнению с другими, аналогичными учреждениями. Какая другая партия может потягаться с партией власти «Нур Отан», в таком же, наверное, положении и «Нурбанк» в банковской среде страны. Тем временем, этот любитель дарить-присваивать свое имя, кажется, с немалым трудом заимел законченное заочное образование какого-то маловразумительного толка…

Когда я прошлым летом побывал в Казахстане, в городе Актобе, был просто огорошен, узнав, что хороший, опрятный зеленый парк в центре города, раньше носивший имя Абая, теперь называется не иначе, как «парк имени первого президента Казахстана Назарбаева». Не факт, что он успокоится на этом и не начнет, вошедши в раж, и дальше присваивать свое имя уже невесть каким учреждениям. Не удивлюсь (теперь наверняка), если где-то еще в неизвестных мне уголках моей исторической Отчизны существует немало подобным образом переименованных не только заведений, центров, парков, но и других более-менее известных мест общественного пользования, чтобы их посетители, граждане, всегда помнили, кто проявляет неустанную заботу об их отдыхе и вообще о всяком их благополучии в их земной юдоли. Не след руководителю цивилизованного государства выглядеть посмешищем в глазах не только и не столько соотечественников, но и немалых гостей из дальнего и ближнего зарубежья, посещающих наш великолепный евразийский край.

Это я говорю тебе, господин президент, твой почти ровесник (подумаешь, пару ползунков я снес больше, чем ты). Сейчас мы с тобой на пару стоим уже, что нам походить на страуса, одной ногой на земле, а другой – в гробу, и нам вскорости держать ответ за то, как мы коптили здесь небо: зря или не зря? Я за себя спокоен, так как чист, как собачий зуб. А к тебе будут вопросы, притом по большому реестру, и ты не сможешь солгать-соврать, как привык делать это всю свою жизнь, по крайней мере, за время четвертьвекового своего нахождения на высшем государственном посту.

Не обольщайся, что можешь войти в «Книгу Гиннесса» по продолжительности правления. Пока этот рекорд принадлежит, насколько мне известно, египетскому фараону Пиопи Второму (2366 – 2270 до н.э.), правившему девяносто шесть лет. А о возрасте библейских патриархов я, конечно, молчу…

Пока ты, Назарбаев, мой далекий и незнакомый мне лично, но слишком хорошо знакомый по своим замашкам тщедушного барина визави, кажешься тоже спокойным, предвкушая очередную победу на внеочередных выборах, то есть там, где ты вытоптал все политическое поле вокруг себя, и торчишь один, словно осиновый кол.

Ведь куда спрячешь факт, когда на предыдущих таких же выборах один из твоих соперников прямо на избирательном участке агитировал голосовать за… Назарбаева! А твои двое сограждане, Алтынбек Сарсенбаев и Заманбек Нуркадилов, которые могли тебе составить реальную конкуренцию в борьбе за высший пост в государстве, чьей-то невидимой, но чересчур заботливой рукой каким-то образом оказались устраненными с твоего пути физически, то есть убиты.

Когда начались новые времена, подул свежий ветер перемен по всей бывшей единой не только по формальным признакам стране, я был в числе тех, кто искренне надеялся, как гражданин, и имел, как поэт, крылатые, почти мятежные мечты, что Казахстан, его руководство, в частности, ты, как-никак законно избранный президент (правда, я сам никогда не голосовал за тебя, ибо еще не упал с дуба), получивший относительную свободу рук от Центра, начнешь спокойно, без спешки и суеты, развивать общественно-политическую и экономическую жизнь в республике. Но на деле все вышло как раз наоборот: вся громадная и по объему, и по разно­образию бывшая госсобственность республики моментально была расхищена, оказалась, как по мановению волшебной палочки, в руках не настоящих ее хозяев, из поколения в поколение создававших ее своим потом и кровью в течение всей истории Советского государства и защищавших в грозное военное лихолетие, а в полном распоряжении неумирающей местной бюрократии и горстки особо приближенных к единственному и бессменную хозяину Белого дома в Алма-Ате, тогдашней столице Казахстана, действовавших в основном под прикрытием якобы новых бескорыстных благодетелей – иностранных инвесторов.

Назарбаев не внял – не прислушался (и это он сделал не по ошибке или недоумию, а намеренно) к своевременным предупреждениям целого сонма прекрасных политиков, аналитиков, просто умных, доброжелательных людей, выступлениями, статьями которых заслушивалось-зачитывалось и старое, и молодое поколение советских людей. Здесь я назвал бы имя блестящего журналиста Лео Карпинского, который писал: «Приватизация по-аппаратному – это все-равно что презерватизация собственности – акт есть, а плода нет». Вот откуда растут руки и ноги многих теперешних «новых казахов», которые живут-не тужат во многих городах Арабского Востока, создавая там своего рода «землячества» – целые «казахтауны».

Тем временем, в богатейшем западном крае Казахстана, где добывают нефть, приносящую львиную долю его бюджетных доходов, однажды прогрохотала гроза на Новый год на доселе чистом и ясном небе назарбаевского рая, высветив, что не все там в порядке. Рабочие – коренные жители этого края получали за свой труд до унизительности несоразмерную плату. И они, в основном молодые люди, вышли на улицу выразить свое недовольство и возмущение, где эти их требования местные власти встретили в штыки и открыли по ним огонь на поражение. Погибли десятки людей, ни в чем неповинных. «Стрелочники» наказаны, настоящие виновники, доведшие дело до белого кипения, были наказаны «примерно» или остались вовсе не наказанными. Разумеется, не в том дело, что кто-то разбогател, а кто-то остался у разбитого корыта. Я видел и тех и других и считаю, как любой непредвзятый свидетель, бывают люди с различными способностями, даже особыми, своеобразными талантами в предпринимательском деле, но все равно государство всем своим гражданам должно, обязано было предоставлять, в особенности на первых порах накопления капитала равные возможности для свободной и полной реализации себя, а не создавать ситуацию, при которой имеют место предпочтение, панибратство и мошенничество вкупе с элементарным подкупом распорядителей – власть предержащих. Если вместо зерен ты сеешь плевела, невозможно рассчитывать на урожай.

Мне рассказали случай, когда на какую-то большую недвижимость претендовала администрация двух заводов, одного ГОКа (горно-обогатительного комбината) и одна частная фирма с активом в пару тысяч тенге, зато из родного района президента, которая и завладела вышеуказанным сверхдоходным объектом бизнеса. Об этом мне поведал без утайки сын известного в Казахстане журналиста, главного редактора главной газеты страны в те уже далекие, даже доперестроечные времена, к сожалению, ныне покойного.

Я не веду судебное расследование, не предъявляю к кому-либо конкретного обвинения и поэтому не стану называть ни имени журналиста, ни имени его достойного сына, в какой-то момент раскрывшего многомерный и многоходовой механизм хитросплетений, к которому прибегают нечистоплотные люди в республике, пользуясь своей близостью к телу первого лица либо по родственной линии, либо по иерархической лестнице власти, так как он сам, молодой человек, потрудился энное количество лет именно по части приватизации собственности и, ужаснувшись тому, какая вопиющая несправедливость царит-творится здесь, однажды смотал удочки и ушел оттуда, из малопочтенной организации, восвояси.

Я мог бы привести немало примеров чисто уголовных дел, совершенных не только неявно, но и в самом неприкрытом виде – настолько обнаглели власти или ими «крышуемые» люди, не понесшие за подобные деяния никакого наказания и уверенные, что никогда и не понесут, пока живет-здравствует у каждого из них свой надежный патрон. А таких патронов везде пруд пруди.

Не «мелочиться», собирать по крупицам подобные факты, думается, мне, немолодому и живущему за тридевять земель от мест совершаемых правонарушений и всевозможных махинаций человеку, не с руки. Мне достаточно пунктирно обозначить лишь те болевые точки, кровоточащие раны в организме давно и серьезно больного казахстанского общества, которые вопиют, что пора начинать процесс мирной, юридической деназарбаевизации всех сторон жизни этого общества.

Разумеется, для этого требуется прежде всего гражданское мужество от самих соотечественников требовать объявления импичмента президенту. Я ни на йоту не сомневаюсь, что такой процесс рано или поздно будет иметь место, может быть, даже при жизни людей моего поколения, и трудолюбивые, добрые, достойные и, что совсем немаловажно в таких судьбоносных случаях в жизни страны, нации, законопослушные граждане получат от власти, которую они сами избирают, то, что положено, а именно – свободную Отчизну со справедливым, вменяемым руководством. Несмотря на вывоз из ее пределов бог весть куда десятки, нет – уже сотен миллиардов долларов или триллионов тенге, она все еще жива и дышит, будет жить и дышать и после меня с Назарбаевым.

Только мне бесконечно жаль, что, будучи первым лицом такого благословенного края, он, к великому сожалению, влияет на его судьбу так долго и так тлетворно. Четверть века его безраздельного властвования в стране – это время упущенных возможностей для нее, для ее грядущих поколений.

Такова действительность, и так развращена собственноручно выпестованная Назарбаевым казахстанская правящая, с позволения сказать, элита. В цивилизованном обществе должны работать и править законы, и они, эти законы, в свою очередь, обязаны защищать как само это общество, так и его граждан, а надеяться на какого-то руководителя, будь он семи пядей во лбу и как бы вы его ни называли, президентом или лидером нации, дело совершенно гиблое.

Напрасно пыжится Назарбаев, все время изображая из себя радетеля интересов страны, напоминая курицу-несушку, о которой писал Марк Твен, что она «клохчет так, будто снесла не обыкновенное яйцо, а целую малую планету». Вот и получили такой результат мои земляки благодаря непомерной и постоянной хвале в адрес своего первого, единственного и пока еще живого президента, за приписываемые ему успехи в жизни страны, мало­убедительные и зачастую просто мнимые, мумифицированные.

Приведу один лишь пример, могущий послужить лакмусовой бумагой для выявления истинного положения дел в этой области. Мой зять (кстати, из одного племени с Назарбаевым), который живет под Алматы и которому недавно перевалило за 70, вместе с женой, то есть с моей сестрой, которая проработала в советское время всю жизнь, так же, как и муж, и тремя сыновьями взялся за строительство скромного по теперешним меркам двухэтажного дома где-то лет двадцать (если не больше) назад и строит это «родовое гнездо» по сей день. За это время дети повзрослели, все, естественно, переженились, у них у самих появились детки, а «воз и ныне там»: только год назад в дом с горем пополам провели газ. И это при работающих трех мужиках с женами и даже подрабатывающих внуках родных мне людей. Вот тебе хваленая социальная справедливость по-назарбаевски.

Еще горше сознавать то обстоятельство, что вышеуказанное радостное для любой молодой четы мероприятие имело место как раз в то время, когда произошел очередной резкий скачок цен на все товары повседневного употребления. Нет спору, никакой обвал тенге не страшит-не заботит ни Назарбаева, ни его клан, но каковы последствия такого обвала для тех, кто еле сводит концы с концами, кто не может себе позволить в лишний раз сходить на обычный концерт любимых артистов из «Казахконцерта»? А вот за гонорар заокеанской дивы, заработавшей в «один присест», в стране могли бы отпраздновать свадьбу не сотня, а, как минимум, тысяча пар молодых людей. Терпите, дорогие земляки мои, если считаете, что врет великий острослов. Но так ли это, не развонял ли этот запах, затхлый, тошнотворный, знакомый до одури еще многим людям старшего и даже среднего возраста по всей стране, где сейчас, в ХХІ веке, возрождаются дурные примеры и жесты чинопочитания, лихоимства, лизоблюдства, имевшие место в недавней совдепии, когда удачно «вписался» во властный режим теперешний президент Казахстана? Понимает ли он сам, что в политическом мире он лезет назад, как рак, и тянет за собой всю обойму чиновников самых разных рангов, смотрящих ему в рот и делающих все, лишь бы угодить ему, не то что явно стареющему, а еще более явно страдающему манией величия, не имеющему под собой какой-либо реальной почвы.

…9 августа 1973 года с американской орбитальной станции «Скайлэб-2» была получена информация, где астронавты Конрад Чарлз Питер, Кервин Джозеф Питер и Вейц Пол Джозеф, проводившие исследование солнечных протуберанцев, передавали на Землю своему командованию: «Ад находится внутри Солнца. Мы наблюдаем, как горят души. Мы видим ад…». Около двух минут они наблюдали застывший протуберанец, который был выброшен как раз в тот день нашим дневным светилом, на котором, как в кошмарном сне, были отчетливо видны тысячи искаженных страданиями человеческих лиц.

Поначалу исследователи решили, что это коллективная галлюцинация, но потом проявили фотопленку, где обнаружили то же самое, что они уже видели воочию. Тем не менее, лидеры НАСА и американское правительство постановили все детали события держать в секрете до тех пор, пока наука точно не установит природу этих световых образований, имеющих вид человека. Невероятное сообщение было официально опубликовано только через много лет, однако слухи о нем просочились гораздо раньше.

Следует полагать, что все заснятое астронавтами сейчас не просто хранятся, а более чем придирчиво, кадр за кадром, эпизод за эпизодом подвергаются проверке и изучению.

Пока будут сделаны окончательные выводы из этого незаурядного явления, картинку эту стоило бы показать, хотя бы избирательно, кое-кому – как напоминание о том, что никакое античеловеческое деяние не проходит ни для кого даром, а фиксируется в небесной канцелярии, и непременно-неотвратимо воздастся по заслугам тому, кто совершил или совершает такое деяние.

Я здесь привел лишь один-единственный удивительно убедительный пример того, как нельзя пренебрегать древними учениями эзотерики, мистики, правда, уже давно сомкнувшимися и подтверждающимися самыми передовыми науками современности, в особенности квантовой физикой, один из основателей которой, Альберт Эйнштейн, писал: «Чем больше наука делает открытий в физическом мире, тем более становится возможным их разрешение только верой»…

Амангали СУЛТАНОВ,

Москва,

(специально для «ДАТа»)

 

Об авторе. Родился в 1936 году в Акжаикском районе Западно-Казахстанской области. В 1955 году поступил на филфак КазГУ в Алма-Ате. Одновременно учился в Литинституте им. Горького в Москве. Работал в системе Минкультуры, телерадиокомитета и КазТАГ – редактором, старшим редактором, переводчиком. В 1975 году был переведен на работу в аппарат Президиума Верховного Совета СССР, где проработал в качестве референта до расформирования СССР. Является членом Союза писателей СССР с 1980 года, с 1991 года – член Союза писателей РФ. Автор 7 сборников стихов на казахском языке и одного – на русском. В 2012 году в Москве издана его поэма «Скифиада» (в двух томах). Живет в Москве.

 

About Zika1961