Home » DAT АНАЛИЗ » ПАРАДОКСЫ коммунальных ПОБОРОВ

ПАРАДОКСЫ коммунальных ПОБОРОВ

«Общественная позиция»

(проект «DAT» №32 (396) от 7 сентября 2017 г.

 

Расследование с продолжением


 

А почему мы называем их коммунальными платежами? Они давно уже все частные. Да и коммуны как-то уже нету…

Дастан Кадыржанов

 

Проживаю я в девятиэтажном доме. Первый этаж заполонили какие-то организации и магазины. Со второго этажа по девятый этаж живут люди, на каждом этаже по две квартиры. Проживаю я на левой стороне, квартиры, расположенные друг над другом. По логике вещей все они должны быть по площади одинаковыми. Однако у всех квартир размеры разные.

Например: 2-й этаж – 75,70 кв/м, 3-й – 74,90; 4-й – 76,70; 5-й – 77,00; 6-й – 77,10; 7-й – 79,00; 8-й – 77,10; 9-й этаж – 76,40 кв/м. Это один из первых парадоксов. Теперь об ежегодном налоге на имущество. Разбирая квитанции о оплате за коммунальные услуги, меня заинтриговала графа: налоги на землю и налоги на имущество, которые ежегодно взимают с владельцев квартир. Если налог на землю величина постоянная 73,63 тенге, то налог на имущество не стоит на месте. Например, размер налога на имущество (трёхкомнатная квартира площадью 76,7 кв/м) выглядит по годам так: 2006 год – 743 тенге; 2007 год – 743 тенге; 2008 год – 866 тенге; 2009 год – 866 тенге; 2010 год – 2294 тенге; 2011 год – 2108 тенге; 2012 год – 2140 тенге; 2013 год – 2149 тенге; 2014 год – 4059 тенге; 2015 год – 5065 тенге.

Как видите, размер налога на имущество непостоянен и к тому же имеет тенденцию к росту. Почему это так происходит? С этим вопросом я неоднократно обращался в налоговый комитет Ауэзовского района города Алматы. Однако письменные ответы из комитета меня не удовлетворили, пришлось посетить комитет лично.

В результате выяснилось, что размер нашего налога зависит от стоимости моей квартиры, то есть объекта налогообложения. Что оценку объектов осуществляет Центр по недвижимости города Алматы. Сама оценка объектов налогообложения устанавливается уполномоченным органом по состоянию на 1 января каждого года, по данным технической документации архивов, без выезда на место. Довольно странная процедура. Ведь речь идёт о деньгах. Дом стареет, значит, и в цене он должен дешеветь, ведь это не художественное полотно великого живописца, которое с годами обретает ценность. Согласно полученным с уполномоченного органа сведениям об имуществе (жилище), стоимость моего имущества (жилой квартиры) за 2014 год составляет 5 459 383 тенге. Исходя из этой оценочной стоимости сумма налога на имущество по годам за мои апартаменты составляет 4059, 38 тенге. Её определили в результате не очень понятной арифметики: 2600+5459383-4000000; 0,1% = 2600+1459388 0,1% = 2600+1459,38 = 4059,38.

Никаких пояснений к этим цифрам налоговый комитет не дал. Тогда почему налог на имущество в 2006 году был 743 тенге, в 2010 году – 2294, в 2014 году – 4059,38, а в 2015-м стал 5065,52 тенге. Такие дикие скачки в сторону увеличения взимаемого налога удивляют. Это похоже на аукцион без участия жителей дома.

И потом, как можно оценивать имущество без выезда на место, а вдруг дом уже развалился? И почему оценку проводят каждый год по состоянию на 1 января? Ведь дом стоит на одном месте, и каким его сдали в эксплуатацию, в таком виде он и пребывает по сей день. В габаритах он не увеличился, а обустройством его занимаются сами жители дома за свои кровные.

Поиски истины продолжались. Пришлось обратиться за помощью в Комитет по ценообразованию недвижимости. Должен сказать, что мои вопросы особой радости сотрудникам не доставили. На письменный запрос Центр по недвижимости МЮ РК сообщил: что для определения налогооблагаемой стоимости объектов недвижимости, принадлежащих физическим лицам, установлен порядок определения стоимости 1 кв/м жилья, норма амортизации зданий, а также применяемые при расчётах коэффициенты функционального физического износа, коэффициент изменения месячного расчётного показателя. Здесь принимает участие изменение коэффициента зонирования (что это такое – тоже не понятно).

Как видите, погоду в налогообложении делают одни коэффициенты. Короче, обращаясь в комитет с вопросами, я так и не получил от них толковых ответов. Однако не озвученные ответы были и витали в воздухе. Они выражались жестами сотрудников, которые загадочно указательным пальцем показывали на потолок, как бы говоря о том, что размеры стоимости имущества (её арифметика) диктуют сверху: нужны деньги, поскольку у нас в стране расходов больше, чем приходов.

А ведь деньги действительно нужны: для содержания ассамблеи народа РК, проведения имиджевых проектов и масштабных мероприятий – Азиады, Универсиады и т.д. и т.п. Замахнулись, было, на проведение в Алматы зимней Олимпиады, но, к великой радости, она не состоится. Экономия средств пойдёт на пользу стране. Однако проходит в стране международная выставка ЭКСПО-17, тут даже экономический кризис не помеха, все силы брошены на реализацию этого проекта. Как отметил наш мудрый елбасы, «проведение ЭКСПО-17 в Казахстане является доказательством, что мы экономически сильны и являемся динамично-развивающимся государством на всем постсоветском пространстве. Сама выставка позволяет показать всему миру Казахстан. Его потенциальные возможности».

Оказывается, именно поэтому простому народу необходимо потуже затянуть пояса. Зато мы по имиджевым проектам впереди планеты всей. Хоть это одно должно нас немного радовать и утешать.

(Продолжение следует)

 

Равиль ЧИКАЕВ,

г.Алматы

 

 

Кстати

 

«Мы в каком обществе живем? Мы же не в коммунизме живем, правда? Поэтому за все удобства надо платить, надо разъяснять. Это надо решать. Еще раз хочу сказать – сбалансированно… Чтобы привлечь инвесторов и международные финансовые институты, следует совершенствовать законодательство в сфере ЖКХ и тарифообразования. Это позволит сбалансировать интересы потребителей, субъектов естественных монополий в этой области… Если мы на все потребление ЖКХ – это электроэнергия, тепло, вода, все остальное, соответственно, тарифы не будем поднимать, не будут приходить инвесторы».

Из выступления Н. Назарбаева на совместном заседании парламента

 

 

 

Возвращаясь к напечатанному

 

«НУРЛЫ… ВОР-2»: а кто в персонажах?

 

Украден миллиард народных денег. Возможно, больше. Самое смешное, что на щебенке, а не золоте или нефти. Власти и органы упорно молчат. Возможно, бездействуют. Бюрократам Казахстана всегда требовалось время для раскачки.

 

Напомним, оно было в Бурабае за закрытыми от народа дверями. Мы продолжаем расследование, как минимум, одной смерти и десятков судеб, искалеченных по воле тотального бездействия и извращения законов страны.

Трое составляют сущность государственного строя – правитель, судья и частный человек. В этой истории присутствуют еще и второстепенные, но не менее важные, ведомственные персоналии. Министерства по инвестициям и развитию, а также и финансов, АДГСПК РК, то есть антикоррупционеры, разумеется, генпрокуратура, честный суд и КНБ в придачу. Все же, когда под носом у государства в частично государственной компании пропадают государственные же материальные ценности – это не просто воровство, а ущемление госинтересов. Про народные уже молчим. Народ рабствует.

Однако напомним акценты расследования. Стержень – это многострадальная госпрограмма, в народе именуемая, как «Нурлы… вор». Только ленивый не приложил свою волосатую лапу к ее «реализации». Потому и буксуют фуры в грязи на объездных путях новостроек – автобанов. Сигналы «SOS» регулярно поступали в Центр со стороны Востока, где с дичайшим скрежетом и скандалами возводится современная бетонка Астана – Павлодар. Дальнобойщики теряли свои заработки. Дела до них не было никому. К слову, примерно в это же время был арестован заместитель директора павлодарского областного филиала АО «НК «КазАвтоЖол» Амантай Касымханов. И это компания – национальный автодорожный оператор и главнейший исполнитель злополучной, но такой нужной госпрограммы.

Кровно-заработанных, тем временем, лишались главные люди – строители, каменщики, водовозы и иже с ними. В этом списке, как выяснилось, были и камнебойцы. Это те, кто делает в карьерах из булыжников щебень. Их имел в виду небезызвестный общественник Сырым Абдрахманов, когда в Астане на заседании Антикоррупционного комитета заявил про «хищение госсредств, уклонение от налогов и создание «черной кассы» на более чем 1 миллиард народных тенге в рамках строительства автодороги «Астана – Павлодар»». Направления «куда официально расследовать» было озвучено предельно четко и конкретно. Начать стоило бы с государственной СПК «Есиль», владеющей пятой частью частной компании по производству щебня. Этот вид деятельности, кстати, тоже называется «недропользованием».

 

Фирма, о которой идет речь, как тысячи подобных более привлекательна для налоговых и прочих органов в странах, где бизнес идет по рыночным, а не кланово-агашкиным законам. Ее название выбрано будущно-перспективное ТОО «Ерейментаунедра-2050». Самое непосредственное участие в этом принимал Серик Хасенов (на фото), который в определенный момент решил продать свое детище. Законное право владельца карьера на основании Контракта на добычу гранит-порфиров на месторождении «Койтасское» должно было перейти новым хозяевам. Этого не случилось. Сделка забуксовала так же, как большегрузы на объездных путях возводимой трассы Астана – Павлодар. Так же, как строительство направления Центр – Восток, стопорится по сей день. Прибыльное предприятие, как выяснилось, находится едва ли не на грани банкротства. Рабочие не получают зарплату. Один даже повесился, не выдержав домашнего прессинга.

В связи с этим, накопилась масса вопросов к вышеупомянутым инстанциям. Памятуя о бурабайской обструкции елбасы, первым делом хотелось бы узнать, стоит ли его слово, не говоря уже про конкретные указания, хоть связку саксаула? Будут ли расследоваться не последствия, а причины затягивания строительств по государственной программе «Нурлы жол»? Знают ли в Министерствах по инвестициям и развитию, а также и финансов, АДГСПК РК, разумеется, в генпрокуратуре, бассуде (в младших подразделениях косвенно знают, ибо несколько заседаний уже прошло, но истина осталась за кадром) и КНБ в придачу про украденный миллиард (а возможно, и больше)? Намерены ли предпринимать решительные действия на возврат народных денег? Будут ли названы фамилии тех, кто способствовал хищениям?

По неофициальным данным, дельцы, провернувшие «щебеночное дело», прикрывались олигархом Машкевичем, но и весьма высоко-сидящими акординцами. Им самим не претит, что манкинаторы при любом удобном случае пытаются заручиться их поддержкой? Возможно, даже без ведома самих протекционистов. К слову, тот же Серик Хасенов на своей странице в соцсетях указывает местом работы госкомпанию «КазМунайГаз». Соответствует ли это действительности?

И последнее. Кто ответит за повесившегося рабочего, которому попросту нечем было крыть претензии супруги? В сводках его наверняка списали как самоубийцу, даже не попытавшись понять причин. А не заложить ли новый тренд в Казахстане? Когда в суд будут подавать не на журналистов, занимающихся расследованиями, а сами репортеры, раскопавшие факты несправедливости по отношению к своим читателям, в том числе и к тем, кого уже с нами нет?

(Продолжение следует)

Денис КАРАМАНОВ,

«D»

About Zika1961