Home » DAT ПОЛЕМИКА » NEPRODUMANNOE NAMERENIE всеобщего национального НЕВЕЖЕСТВА!

NEPRODUMANNOE NAMERENIE всеобщего национального НЕВЕЖЕСТВА!

«Общественная позиция»

(проект «DAT» №32 (396) от 7 сентября 2017 г.

 

Полемика на тему латиницы


 

Намерение властей о смене казахского алфавита раскололо казахскую среду на «латинян» и «кириллициан», бросающихся друг на друга, доказывая свою правоту.

Я уже немало лет почти перестал высказываться в СМИ, но на этот раз вопрос настолько важен, что смолчать нельзя. Выражу свое мнение для цельности, с небольшим повторением общих мест, но со своей точки зрения. Итак, начну с того, о чем упоминают все, что казахский алфавит на латинице у нас уже был в 1930-40 годах.

История ее прихода известна. Латиница была введена тюркскими регионами СССР взамен арабицы, символизирующей отсталость и привязанность к исламу, на основании солидарного решения съезда представителей тюркских народов в 1926 году в Баку. Этот город был избран в честь выдающегося просветителя Мирзы Фатали Ахундова более полувека назад, впервые предложившего перевести один из тюркских языков – азербайджанский с арабицы на латиницу. Ахундов был известен тем, что он в себе соединял, казалось бы, несочетаемое – иранский национализм, азербайджанский патриотизм и верное служение Российской империи.

Та реформа казахского алфавита вслед за Турцией Ататюрка, несмотря на сомнения некоторых видных представителей Алаш-Орды, была оправдана, так как наше письменное наследие на арабице было невелико, и действительно латинский алфавит более соответствует казахским звукам.

Но в 1940 году, Сталин предчувствуя приближение нападения Германии на СССР, руководствуясь панславизмом, решил «духовно» объединить все народы перед такой угрозой и волевым решением отменил латиницу и ввел кириллицу почти по всему Советскому Союзу, за исключением нескольких союзных республик. Это стало, в частности, для казахской культуры тяжелым ударом.

Но с тех пор прошло более трех четвертей века, за которые кириллица прижилась. И теперь при желании властей вновь вернуть казахский язык к латинице, вспоминаются крылатые слова Гегеля, приписываемые Марксу: «История повторяется дважды: первый раз в виде трагедии, второй – в виде фарса». Они приложимы к нам, но со следующей трактовкой: первая отмена латиницы (а кое-кто считал – и ее принятие) была трагедией, а второе ее введение (с учетом наших реалий) может обернуться фарсом. И я постараюсь объяснить почему?

Как говорил Гераклит: дважды в одну и ту же воду нельзя войти, тем более с тех пор ее очень много утеклои за это время кириллица вошла в духовную плоть казахского народа. Кроме того, давайте внимательно проанализируем опыт тех тюркских республик, которые после обретения независимости решились перейти на латиницу.

 

В начале 90-х прошлого века это сделали Азербайджан, Туркменистан и Узбекистан, в значительной мере, вдохновленные примером реформы турецкого алфавита 1928 года?

К чему же их это привело? Туркменистан – закрытая страна, но, по просачивающимся сведениям, реформа породила много серьезных проблем, особенно в образовании и науке, хотя туркменский язык относится к огузским (с небольшими вкраплениями соседних кыпчакских языков), так же, как и турецкий язык. Но чиновники, согласно государственной инструкции, твердят об успешности реформы.

В Узбекистане я бываю часто, в последний раз посетил его в декабре прошлого года – и могу сказать о своих непосредственных впечатлениях. И вот как там обстоят дела сейчас с реформой алфавита. До сих пор используются и латиница, и кириллица. На латинице мало литературы, в том числе учебной, и уровень образования стал понижаться, и это привело к тому, что наши соседи не только стали обращаться к русскоязычным источникам на кириллице, но как это ни парадоксально, вновь открывать закрытые русские школы на заре независимости, так как уровень преподавания и качество учебников на узбекском языке оказались более низкими.

То есть реформа практически не удалась, но Узбекистану отступать теперь поздно. И новые власти республики, скорее всего, будут форсированно внедрять латиницу. Но думаю, что негативные последствия поспешной смены алфавита для образования и культуры двух наших соседей неизбежно скажутся в будущем.

Многим казалось, и мне в их числе, что в Азербайджане реформа алфавита пройдет безболезненно. Потому что азербайджанский и турецкий – огузские языки и совпадают более чем на 85%. Кроме того, Турция и Азербайджан соседи и азербайджанцы еще в советское время постоянно слушали турецкое радио, а в Нахичевани даже смотрели турецкое телевидение.

Все республиканские чиновники, в их числе и послы, твердят о том, что реформа благополучно состоялась, но я как-то говорил с азербайджанскими интеллигентами, и они сказали мне, что переход на латиницу был не так уже легок, до сих пор его последствия ощущаются. Это, прежде всего, наблюдается на учебниках, литературе, технических дисциплинах и документации.

 

Таким образом, опыт трех разных республик говорит о том, что торопиться с переходом на латиницу не стоит. Причем у этих тюркских стран возврат к латинице состоялся примерно через полвека после ее отмены, а у нас – прошло в полтора раза больше времени. Кроме того, нам не надо забывать и о собственных неудачах в попытках проведения различных реформ.

Помнится, когда мы получили независимость, некоторые наши высшие чиновники заливались соловьями, вот проклятый Советский Союз отнимал у нас 90% наших богатств и потому мы плохо жили. А теперь, когда они полностью в наших руках, мы заживем во много раз лучше, чем какие-то там Арабские Эмираты, и быстро догоним Западную Европу. У нас мощно будет развиваться экономика, у нас расцветут казахский язык, казахская литература и общая культура, особенно казахская…

С тех пор прошло более четверти века – и что мы видим? Наука загублена, образование резко упало, социальная медицина еле жива, экономика разрушена, и народ обнищал.

А казахская литература и казахский язык в тяжелом состоянии – одним из наглядных свидетельств которого являются тиражи казахской периодики и книг на казахском языке, сократившиеся во много десятков раз. О культуре и говорить не приходится, так как ее творцы влачат жалкое существование. Зато наши богачи щедро спонсируют иноземных артистов, многие из которых однодневки, приглашая их за огромные гонорары, и думают, что этим вносят большой вклад в культуру. Это всего лишь мелкое тщеславие казахстанских нуворишей! Национальную культуру могут развивать только собственные таланты, но им почти не уделяют внимания за исключением нескольких придворных льстецов.

И «ужасный» Советский Союз огромному большинству людей сейчас представляется – утерянным земным раем.

И что же вы думаете, мои наивные сограждане, с переводом на латиницу дела будут обстоять лучше?! Нет, в десятки раз хуже! Глядя на деяния наших чиновников, невольно вспоминаются слова Эриха Фромма: «Человек, который не может создавать, хочет разрушать». И действительно, окружающие нас реалии подтверждают справедливость этого утверждения.

 

Давайте для наглядности рассмотрим обсуждаемый вопрос поэтапно.

На реформу алфавита потребуются не просто большие деньги, а огромные. Страна не только не имеет таких денег, так как казна пуста, но на ней еще висят огромные долги. Значит, снова придется сокращать социальные расходы, которые и без того мизерные, и занимать, увеличивая долги. Из этих взятых в долг огромных денег половина тут же окажется в карманах чиновников разных уровней. А оставшиеся 50 процентов будут бездарно использованы.

Уже в ходе реформы, как всегда у нас во всех делах, выяснится, что обкорнанных денег на нее не хватает, и опять будут занимать еще большие деньги. С ними случится та же самая история. А потом может случиться и худшее: в середине пути чиновники махнут рукой на эту «проклятую» реформу и пустят все на самотек. И это будет катастрофой!!!

И все из-за того, что наши чиновники вообще не умеют ничего заранее предвидеть и просчитывать и, только приступив к этой реформе, они обнаружат, какой огромный объем работ оказывается предстоит сделать и как много времени для этого требуется.

Надо менять всю бюрократическую документацию, все многочисленные законы, бесчисленные подзаконные акты, тьму инструкций и толкований к ним, объявления и вывески по всей стране, литературу, научные труды, учебники, методические пособия и многое-многое… другое. Это только на республиканском уровне, а на нижних этажах объем работы умножится во много раз. Качество образования в нашей стране и без того упало. А теперь вначале надо будет обучить профессорско-преподавательский состав вузов, а для этого у них должны быть соответствующие учебники и литература. Особенно большие трудности у нас будут с научной, технической, медицинской и философской литературой, качество которых даже сейчас очень низкое.

То есть преподаватели вузов окажутся шала-преподавателями. Эти шала-преподаватели выучат необразованных учителей, а те в свою очередь – невежественных учеников. Эти ученики даже не будут иметь возможности заняться самообразованием, так как практически не будет никакой литературы. Даже сейчас на казахской кириллице очень мало серьезной переводной литературы, а на латинице очень долго почти ничего не будет.

 

Из-за этой медвежьей услуги властей состояние казахского языка и казахской литературы, а значит, и культуры станут еще более плачевными. Это приведет к тому, что казахские родители будут стараться переводить своих детей в русскоязычные школы, а их будет не хватать. (А представители других национальностей вообще не станут изучать азбуку на латинице и отвернутся от казахского языка. Таким образом, власти, утверждающие о расширении сферы применения государственного языка, ее максимально сузят, а казахскую нацию расколет на две части – русскоязычных на кириллице и казахскоязычных – на латинице, которые со временем станут удаляться друг от друга). То есть в своем большинстве казахи станут абсолютно темным народом. Сейчас они на своей родной земле, по всем социологическим опросам, живут хуже всех представителей других народов, а теперь им готовят еще участь – самых невежественных?! Ведь остальные сохранят свои алфавиты.

Колонизация ужасная вещь, но есть нечто более худшее – это невежество! Альбер Камю предостерегал: «Зло, существующее в мире, – почти всегда результат невежества, и любая добрая воля может причинить столько же ущерба, что и злая, если только эта добрая воля недостаточно просвещена».

То есть в мире нет худшего Зла, чем Невежество!

Увы, до сих пор все мои невеселые прогнозы относительно развития тех или иных событий в стране, к сожалению, сбывались, и я абсолютно уверен, что и на этот раз при переходе на латиницу все произойдет, так как я говорю. Тогда «акордынский мечтатель» и его «послушные» исполнители будут оправдываться, но мы же не виноваты, мы не думали, что все наши прекрасные замыслы загубят эти прохвосты – чиновники. И как тут не вспомнить бессмертную фразу Виктора Черномырдина: «Хотели как лучше, а получилось как всегда!». Теперь поговорим о русском факторе, который, как всем известно, прямо или косвенно касается этой темы, и отделим зерна от плевел. У нас все, что связано с русскостью, валят в одну кучу, но это неверно. Надо четко различать русскую политику (в данном контексте это определение более к месту, чем – «российская политика»), русскую культуру и русский язык. Еще со времен Петра I русская политика и русская культура пошли довольно разными путями.

 

Хотя политика всех великих держав, в той или иной мере неоимпериалистическая и завуалированно шовинистическая, но российская – в этом отношении, пожалуй, наиболее выраженная. И я, исходя из интересов своей страны, всегда противостоял против этого. Не люблю якать, но здесь вынужден сказать, что в конце 80-х и в начале 90-х годов прошлого века я почти в одиночестве противостоял нападкам в прессе российских шовинистов. Тогда практически все наши нынешние вальяжные державники и ярые ультра-националисты сидели в кустах или ходили под стол пешком.

Наблюдаемая ныне в России – опасная смесь шовинизма, нигилизма и коррупции в верхах, представляет серьезную проблему как для ее партнеров, так и для самого российского народа. Из-за этого у России сейчас сложные времена, впрочем, как и у нас. «Русский медведь» – почти со всеми испортил отношения. Но нам не стоит с ним ссориться, и для того чтобы это понять, надо просто присмотреться к нашему геополитическому расположению и вспомнить о наших огромных природных богатствах, на которые многие зарятся. Исходя из этих же соображений, я за сохранение Казахстаном многовекторной политики, которая многими ныне критикуется. Естественно, наши взаимоотношения со всеми должны быть равноправными.

И нам не следует отказываться от русской культуры. Она в широком смысле этого понятия, со всеми ее составляющими – наукой, искусством и особенно литературой – великая гуманистическая культура: безотносительно агрессивности русской политики.

Русская литература входит в золотой фонд мировой культуры, и, пожалуй, только литературы двух-трех народов могут сравниться с ней. И естественно, язык, на котором она написана, – это великий язык. Кстати, один из пяти (в ряде структур – один из шести) официальных языков ООН.

Теперь о его роли. Вначале вспомним великие колониальные империи – арабскую, английскую, испанскую, французскую. Получив независимость, колонии отказались от многого, что навязывали им метрополии, но только не от языка и знаний на нем. Арабский язык, часто через религию, сохранился на всех территориях бывшего Арабского халифата.

Почти вся Южная Америка – испаноязычная, бывшие британские колонии изгнали английских чиновников, но сохранили английский язык (конечно, как и везде, в основном элита и образованная часть общества), также поступили бывшие французские колонии.

Вспомним еще и Древнюю Грецию. После потери ею не только могущества, но и независимости, ее язык, мифологию и культуру усвоили завоеватели – римляне. Каждый образованный римлянин знал греческий язык, и он стал официальным языком Византийской империи. Даже сейчас знание древнегреческого языка считается вершиной образованности.

 

Отсюда еще об одной важной стороне этого вопроса: ясно, что отказ от кириллицы означает не только смену алфавита, но и по существу отказ молодого и последующих казахских поколений от русского языка и знаний на нем. Если это случится, то казахский язык, казахская литература и казахская культура просто угаснут без языка-«донора», каковым сейчас является русский язык. Ведь основная функция письменности это – аккумуляция и сохранение знаний, и ее передача. Это прекрасно понимают ответственные представители казахской интеллигенции и в их числе наиболее колоритные литераторы, как русско-, так и казахско-пишущие, которые выступают против латинизации, иногда с оговоркой о ее несвоевременности. Как это ни парадоксально, среди них немало тех, кто не любит Россию.

У нас власти пока культивируют трехъязычие – казахского, русского и английского (в отличие от многих, я поддерживаю это). Но при этом подразумевается ускоренное вытеснение английским – русского языка. Мол, на первом говорит весь мир и на нем во много раз больше информации, чем на втором. Я не спорю – все это верно. Но насколько мы владеем английским языком, чтобы воспользоваться всеми богатствами на нем.

Покажите мне хотя бы одного казаха, где бы он ни жил, даже в той же Англии, который читал бы на английском языке шумерские эпосы о Гильгамеше, законы Хаммурапи, древние египетские, индийские и иранские тексты, «Илиаду» Гомера, трактаты Платона и Конфуция, труды аль-Фараби, «Фауст» Гете, «Войну и мир» Льва Толстого, гордость англичан – «Гамлета» и «Короля Лира» Шекспира… и что-нибудь еще из этого классического ряда. Да, очень трудно найти казахов, которые, хотя бы в отдельности, читали этих великих авторов на английском и полностью их понимали.

В то время как казахская интеллектуальная элита, знакома с ними и/или многими произведениями других конгениальных авторов. И в этом отношении казахи с кириллицей в общем-то более образованы, чем турки с их латиницей (речь не идет об элитах.) А как будут обстоять дела не только с чтением подобных философских и литературных трудов, но и научных, технических, специализированных, медицинских и других? Во что же превратится нация, лишенная духовных, научных, познавательных и профессиональных источников?

Несколько соображений об этих двух алфавитах. За более чем три четверти века использования кириллицы казахский язык под ее влиянием несколько трансформировался и стал по своему звучанию немного «кириллическим». Об этом можно судить, например, сопоставляя речи казахов из Казахстана, Китая и Турции.

Казахская кириллица, конечно, если она сохранится на более или менее продолжительное время, нуждается в усовершенствовании, впрочем, безболезненном: в ней имеется с десяток букв, которые по своей фонетике и безгласности не свойственны казахскому языку, поэтому их можно убрать.

 

Что касается латиницы. Не надо думать, что, перейдя на нее, мы быстро заговорим на других языках на латинице. Да, чтение их текстов облегчится, но для того чтобы понимать и говорить на них – надо основательно обучаться этим языкам.

У нас немало тех, кто сейчас щеголяет английским языком, но они знают его в основном на бытовом и узкодипломатическом уровне. А хорошим русским языком владеют у нас большинство казахов. Да, я за переход в будущем на латиницу и отказ от кириллицы, но только тогда, когда казахи научатся владеть английским языком, как сейчас русским. Без этого нам уже в недалеком будущем будет грозить всеобщее национальное невежество!

Но при этом надо ясно осознавать, что изучать английский нам будет во много раз труднее, чем русский. Носители русского языка жили в Казахстане, и их было много, казахи постоянно общались с ними в учебе, на работе, в быту… Кроме того, кинофильмы, радио, (позже) телевидение, газеты и журналы, огромное количество учебников и пособий, литературных, научных, технических, специальных и других книг на русском языке, поступающих в основном из России. Благодаря чему казахи относительно быстро и хорошо овладели русским языком. Конечно, ценой этому явилась русификация, но казахи получили доступ к мировым знаниям.

Если теперь мы хотим сменить «донора», нам надо знать, что революционный путь в культуре к добру не приводит, поэтому следует быть готовым к долгой и планомерной работе по постепенному внедрению у нас английского языка, причем не только бытового, но и литературного, и шире распространять научные, философские, литературные и культурные издания на инглиш.

И когда нация в совершенстве овладеет им и сможет свободно плавать в безбрежном океане знаний на английском языке, только тогда можно отказаться от кириллицы и переходить на латиницу. Казахи быстро обучаются новым языкам, но даже при этом им необходимо как минимум лет сорок, повторяю, упорного труда. Вот тогда и можно вернуться к вопросу о переходе на латиницу.

Надеюсь, к тому времени у страны будет более благополучное экономическое положение, более образованное общество, более ответственные чиновники и более совершенная техника перевода на новый алфавит огромного массива материалов. И тогда переход на латиницу состоится относительно легко и быстро.

И еще, наверное, очень важно в контексте этого разговора поговорить о следующем. Три века назад хан Младшего жуза Абулхаир II сделал исторический выбор между Россией и Китаем в пользу первой. Следом за ним одни казахские племена добровольно, другие принудительно стали присоединяться к России.

С тех пор Абулхаира II в зависимости от политической конъюнктуры то славили за это, то проклинали. И погиб он в основном из-за этого поступка. Да, в составе Российской, а следом и в Советской империи казахскому народу жилось несладко. Колонизаторство есть колонизаторство – мы потеряли многих выдающихся людей, претерпели голодомор-геноцид, подверглись русификации и т.д. Но нельзя забывать и о том, с чем мы вышли из «советской шинели»: грамотным народом, со своей государственностью, со своей независимостью.

 

А теперь рассмотрим, как сложилась судьба некогда великих народов, оказавшихся в составе Китая. Как известно, большая часть монголов, почти 75% от их общего числа, живет во Внутренней Монголии в Китае. И каково же положение значительного большинства народа, некогда (с помощью тюрок) завоевавшего почти весь мир, в том числе и Китай? Что произошло с маньчжурами, правившими Китаем около трех веков? Они почти полностью растворились в огромной ханьской массе… и вскоре практически исчезнут.

А как дела одной из величайших духовных стран – Тибета? Он полностью покорен, и его уникальная духовность и самобытность вряд ли долго сохранятся. А каково самочувствие наших тюркских братьев, некогда создавших великое государство и великую культуру – уйгуров? Спросите у наших уйгуров – и вам трудно будет удержать слезы.

И, в конце концов, каково же положение нашей самой большой и родной казахской общины за границей, живущей на земле своих предков – в Китае? Школы на казахском языке закрываются, пресса и литература на родном языке жестко цензурируются и постепенно угасают, и к середине текущего века наши братья будут почти полностью ассимилированы китайцами.

Это не значит, что мы должны отвернуться от Китая, напротив, с ним надо иметь хорошие отношения, так как у него многому можно поучиться. Однако при этом следует помнить, что с нами произойдет, если мы попадем в его чересчур крепкие объятия и станем зависимыми.

В важнейших вопросах, касающихся судьбы народа, нельзя совершать поспешных шагов, тем более непродуманных и несущих в себе угрозу разрушения. Поэтому прежде чем решиться переходить на латиницу, наши власти еще раз должны серьезно задуматься о неизбежных тяжелых последствиях, которые станут необратимыми для казахского языка и образования, казахской культуры и духовности – для казахского народа. Казахи и без того чувствуют себя изгоями на родной земле, и не стоит добавлять им еще и такую проблему и в который раз испытывать его терпение.

Вынужден еще раз якнуть: я предостерегал от многих ошибок наши власти, кстати, и оппозицию, убедиться в этом нетрудно, прочитав мои статьи, но, увы, к ним не прислушались, и печальные результаты налицо. Думаю, что у правителей страны хватит мудрости понять, что на этот раз неверное решение может иметь роковые последствия и они отложат данный вопрос на рассмотрение будущих поколений. Ведь не хотят же они, в самом деле, исторической славы Герострата?

Сейдахмет КУТТЫКАДАМ,

публицист

About Zika1961