Home » Гвоздь номера » НА НПЗ ДЕНЕГ НЕТ. ИЩИТЕ В ЭКСПО

НА НПЗ ДЕНЕГ НЕТ. ИЩИТЕ В ЭКСПО

«Общественная позиция»

(проект «DAT» №36 (400) от 05 октября 2017 г.

 

Дат-опрос

 


 

Народное пророчество имеет обыкновение сбываться. Едва закончилась «ЭКСПО-2017», как глава Казахстана распорядился «смело повышать тарифы» на коммунальные услуги. Затем начался бензиновый бум деффицита. Народ в шоке: страна, занимающая в мире одну из лидирующих позиций по производству нефти, оказалась в ценовом коллапсе на конечный ее продукт – бензин и дизельное топливо.

 

Вот что по этому поводу говорит российский эксперт, чье видео стало предметом бурного обсуждения в социальных сетях: «…Казахстан сегодня, добывая 80 млн. тонн нефти, сам себя не обеспечивает нефтепродуктами. Это самый настоящий национальный позор! Вы имеете три нефтеперерабатывающих завода. Вам нужно всего лишь на двух заводах в Шымкенте и Атырау построить две установки каталитического крекинга, каждую мощностью по 2 млн тонн. В деньгах это стоит 1,5 млрд долларов. И вы, имея 110 млрд в загашнике, этого до сих пор не сделали! Это позор! Российская нефтепереработка за шесть лет ушла в такой космос, что один только Омский НПЗ, если вы от него не будете закрываться, весь ваш рынок разорвет на куски! У него настолько низкая себестоимость и настолько высокое качество переработки, что он порвет ваш рынок…».

Трудно не согласиться с аргументами эксперта.

После роста негативных настроений в связи с ростом цен на топливо Министерство энергетики попыталось разъяснить складывающуюся ситуацию на рынке нефтепродуктов. «Если до июня мы порядка 80 тысяч тонн ежемесячно импортировали, то в указанный период импорт составил порядка 40 тысяч тонн ежемесячно. Соответственно, за эти три летних месяца наши остатки имели тенденцию к планомерному снижению», – проборматал вице-министр энергетики Асет Магауов.

Что касается прогнозов с бензином, вице-министр Магауов пояснил, что дальнейшая ситуация будет зависеть от ситуации на рынке РФ, от доли импортных поставок и транспортных расходов. Согласитесь, добывая 80 млн тонн нефти, говорить об импорте даже как-то не прилично. Но все же, учитывая, что рамки приличия наших чиновников уже давно расширились до неприличия, зададимся вопросом: а кто же является импортером российского топлива в Казахстан? Как мы знаем, монополистом сей отрасли является «КазМунайГаз», то бишь Тимур Кулибаев, а если быть еще точнее, семья главы государства…

В этой связи возникают совершенно простые и земные вопросы: почему так сложилось, что четверть века мы пользуемся плодами СССР, не построив ни одного современного НПЗ, способного покрыть внутренний рынок в нефтепродуктах?

Как можно обрести экономическую независимость от северного соседа?

Почему мы имеем высокие цены на бензин при дешевой нефти?

Эти вопросы мы задали казахстанским экспертам.

 

 

Петр СВОИК, экономист:

– Цены на бензин в Казахстане растут из-за подтягивания к ценам в России, поскольку таможенной границы нет. Хотя объективно стоимость выработки бензина в России ниже, потому что все их НПЗ находятся в вертикально-интегрированных цепочках «от скважины до бензоколонки», все они за счет нефтяников прошли модернизацию под Евро-4 и 5 и имеют достаточную производительность для снабжения и своего, и окрестных рынков. У нас же все три НПЗ вне вертикальной интеграции, процессы нефтедобычи, логистики, нефтепереработки, оптовой и розничной торговли разорваны по отдельным частным интересам. Поэтому у НПЗ нет инвесторов, и они не удовлетворяют наш рынок ГСМ ни по качеству, ни по количеству.

Почему же бензин в РФ все равно дороже? Потому что там принципиально иная схема налогообложения как нефтяников, так и переработчиков и сбытовиков. В России больше половины стоимости автозаправки «заливается» в бюджет, а у нас – не более 20%, зазор между разными фискальными схемами идет в частные карманы.

Что касается экономической независимости, то в современном мире экономической независимости не существует в принципе. Вопрос лишь в том, как улучшать свое положение во взаимодействии с иными экономиками, а не быть для них лакомым кусочком. В этом смысле, к сожалению, Казахстан – идеальное «вывозное» государство. Когда еще мы войдем в тридцатку наиболее развитых государств – неизвестно, но если бы в мире существовали рейтинги стран, обеспечивающих наилучшие условия для вывоза из них природного сырья и капиталов – мы, точно, давно и надежно в лидирующей тройке. И, скорее всего, на первом месте. Иллюстрация на примере той же нефти: во всем мире более выгодна ее переработка и продажа готового продукта, а у нас – именно экспорт сырой нефти. Так построена вся система налогообложения, начиная с возврата НДС экспортерам. Нормальное правительство и парламент элементарно сделало бы так, чтобы нефтедобытчики конкурировали бы друг с другом за право строить НПЗ и производить ГСМ для внутреннего рынка. Наши же власти выстроили и строго сохраняют именно «вывозную» схему. В этом смысле наше правительство только по внешнему облику – казахское, объективно это правительство внешней эксплуатации собственной страны.

 

Толганай УМБЕТАЛИЕВА,

политолог:

– Основная дискуссия в этом вопросе склоняется к тому, что невыгодно строить новый завод, очень высоки риски, так как внутренний рынок не большой по объему и его потребности можно удовлетворить, реформировав уже работающие заводы. К тому же запасы нефтяных ресурсов вызывают сомнения, которым можно было бы заполнить новый завод. Скорее всего, это позиция тех, кто представляет интересы бизнес-элиты уже существующих НПЗ. Лобби этих групп, видимо, очень сильно, что не удается его преодолеть.

Глава государства официально не раз озвучивал идею о строительстве нового НПЗ. К тому же во время сезонных «кризисов», которые являются традиционными уже с конца 90-х годов, очень удобно повышать цены на ГСМ внутри страны. Ведь после повышения цена уже не снижается. Эти кризисы выглядят очень надуманными и искусственно созданными.

Не думаю, что российское влияние является определяющим на решение вопроса строительства нового завода, хотя внутри России российское руководство также не дает разрешений на строительство новых НПЗ, в Чечне, например. На мой взгляд, в нашем случае скорее происходит совпадение позиций России и бизнес-групп в Казахстане, но в публичной сфере у нас поддерживается идея наличия «тайного» влияния Москвы. Нашему нефтяному сектору нужно зарабатывать, а так как внутри страны нет рыночного регулирования, цену определяют не спрос и предложение, а участники рынка, которые навязывают свои правила и свои цены. Поэтому кризис искусственный, а нефтяной сектор – главный для формирования бюджета, его и поддерживают всеми правдами и неправдами.

 

Мухтар ТАЙЖАН,

общественный деятель:

– Это связано с тем, что не было желания построить новые НПЗ. Было бы желание, это можно было легко достичь. Никаких проблем для этого я не вижу. Никто не пытался покрыть территорию Казахстана внутренними трубопроводами. Зато было желание сохранить монопольную позицию трех казахстанских НПЗ и поставок бензина из России. Чем меньше предложений бензина на рынке, тем сильнее монопольная позиция основных поставщиков. Соответственно, создаются условия для легкого извлечения сверхприбыли.

Что касается экономической независимости от России, то это можно было сделать. Опять же было бы желание. Однако этого желания опять же нет. Когда это желание возникнет, то очень быстро можно достичь экономической независимости страны.

Высокие цены на бензин обусловлены монополистической позицией поставщиков горюче-смазочных материалов. Поэтому у нас бензин дорогой. Тем более, что мы зависим от поставок из России.

Если существуют высокие цены, значит, всегда виноват монополизм. Это указывает на отсутствие конкуренции на рынке, что, прежде всего, выгодно монополистам, имеющим доминантную позицию на рынке ГСМ в Казахстане. И что самое плачевное – никто не пытается изменить сложившуюся ситуацию. Поэтому, я думаю, в ближайшее время у нас не будет ни новых НПЗ, не будет решен вопрос с дефицитом топлива, пока не будет честных и справедливых правил в экономике.

Опрос проводил –

Азамат ШОРМАНХАНУЛЫ,

«D»

 

 

 

Кстати

 

СПРОСИТЕ БЕНЗИН

у Тимура и его команды

 

В стране три нефтеперерабатывающих завода (НПЗ) и дефицита бензина не должно быть в принципе. Более того, мощности этих трех НПЗ позволяют стране быть экспортером нефтепродуктов, а не только нефти. Вообще, в рыночной стране не бывает дефицита никакого товара. Например, Казахстан не производит автомашины, самолеты, мебель, обувь и т.д. Мы не производим чай, кофе, телефоны, компьютеры. Разве на эти товары есть дефицит?

 

Вы стоите в огромных очередях, чтобы купить мясо, молоко, чай, кофе, телефон? Нет. Почему тот продукт, который страна не производит, не является дефицитом, а то, что производится в избытке, вдруг пропадает или продается в ограниченном количестве? Вы не задумывались?

Вас устраивает ответ правительства, что в стране не хватает высококачественного бензина, который приходится покупать в России? А в чем проблема? Почему наши поставщики покупают другой товар из той же России, и страна не испытывает дефицита, например, автомашин из России?

На самом деле, ответ очень простой. Этот дефицит создается искусственно. Длинные очереди и ажиотаж создаются искусственно, чтобы затем обосновать подъем цен на розничном рынке нефтепродуктов.

Все поставки нефтепродуктов из соседних стран контролируется Тимуром Кулибаевым, зятем Назарбаева. Созданы специальные компании, которые монопольно могут поставлять нефтепродукты в Казахстан.

Все это отрегулировано специальным постановлением правительства.

Группа Тимура Кулибаева является ключевым поставщиком высокооктанового бензина постановлением правительства. Это монопольное право позволяет поднимать цены на бензин до любой цены. Конкуренты искусственно уничтожены. Таким образом, Кулибаев (Назарбаев) получает без головных болей, конкуренции многомиллиардные прибыли за счет населения страны. Вот причина дефицита товара, который в стране производится в избытке.

Мухтар АБЛЯЗОВ

About Zika1961