Home » ДАТ » МАМАЕВО СУДИЛИЩЕ

МАМАЕВО СУДИЛИЩЕ

«Общественная позиция»

(проект «DAT» №30 (394) от 24 августа 2017 г.

 

Защитим журналиста

 


 

 

Начавшийся судебный процесс по делу главного редактора газеты «Трибуна» Жанболата Мамая набирает обороты. Обвинение строится на показаниях бывшего топ-менеджера «БТА Банка» Жаксылыка Жаримбетова, который якобы передавал деньги для главреда через свою сестру, а бывший владелец «БТА Банка» Мухтар Аблязов возмещал ему их, что по версии следствия является отмыванием похищенных денег из «БТА Банка».

При этом никаких подтверждающих документов о передачах (перечислениях) этих денег в суде не представлено. Обвинение строится на признаниях самого Жаримбетова, его сестры и зятя.

Исходя из этого следует, что обвинение придерживается древнеримского выражения «Признание – царица доказательств», которое массово применялось во времена сталинских репрессий, когда большая часть «политических дел» строилась на признаниях, выбиваемых из подсудимых. Описывать, как выбивались эти «признания», думается, излишне. Наши следственные органы не стали изобретать велосипед и пошли по пути своих предшественников. Царица царицей, но вопросов к следствию в части доказательной базы возникает все больше и больше.

 

На первом слушании по делу Жанболата Мамая, которое состоялось 18 августа, допросили ключевых свидетелей – бывшего топ-менеджера «БТА Банка» Жаксылыка Жаримбетова и его сестру Шамшию Жаримбетову.

Согласно версии обвинения, бывший первый заместитель правления банка Жаримбетов по прямому указанию Аблязова просил свою живущую в Казахстане сестру передавать деньги Жанболату Мамаю. Таким образом, обвиняемый совершил преступление в сфере экономической деятельности, получив деньги, которые якобы были незаконно выведены из «БТА Банка».

Из показания Ж.Жаримбетова следует, что в 2011 году по просьбе Мухтара Аблязова он начал передавать деньги Ж.Мамаю, которого впервые увидел на экране монитора во время skype-конференции в кабинете Аблязова в Лондоне. Позднее он провел с ним встречу и вел переписку. Жаримбетов звонил на городской телефон своей сестры, которая проживает в Алматы, и просил передать определенную сумму из денег в банковской ячейке Ж.Мамаю, которую он оформил на ее имя. Та, в свою очередь, передавала наличные через своего супруга.

– Мухтар говорил, что такую-то сумму надо передать. Я звонил родственникам. Деньги были, которые я оставлял здесь в ячейке. Моя сестренка и зять Аханов передавали, – сказал Жаримбетов, добавив, что потраченные деньги ему восполнял Аблязов, в основном, переводя средства на счет Жаримбетова.

При этом Жаримбетов отметил, что в 2012 году он прекратил общение с Аблязовым, но по собственной инициативе продолжал передавать деньги Мамаю, но уже от себя. По его утверждению, никакой выгоды от этого он не получал, в редакционную политику издания не вмешивался.

– Я считал, что стране необходима независимая пресса, – объяснил свои действия Жаримбетов. Однако на вопрос адвоката – оказывал ли он добровольную «спонсорскую помощь» газете «Трибуна», ответил, что помогал не газете, а лично Мамаю.

Сестра Жаримбетова в своих показаниях пояснила, что по указанию своего брата осуществляла передачу денег Жанболату Мамаю, для чего привлекала своего супруга. С ее слов, Жаксылык Жаримбетов оставил ей около 150 тысяч долларов США, которые хранились в банковской ячейке. Именно из этих денег она якобы передала Мамаю около 110 тысяч долларов на нужды редакции.

На вопрос председательствующего судьи Даурена Маукеева – признает ли обвиняемый свою вину, Мамай ответил, что хорошо знаком с Жаксылыком Жаримбетовым, который разделял его взгляды по многим вопросам общественно-политической жизни, и поддерживал газету. Он пояснил, что не считает это отмыванием банковских денег.

А ведь действительно, господин Жаримбетов в своих показаниях неоднократно подчеркивал, что на деньгах не написано, чьи они и кому принадлежат. Так что это еще большой вопрос, у кого брал деньги Мамай. Даже если допустить, что он брал деньги у сестры Жаримбетова, то надо как-то доказать, что они являются деньгами Аблязова. Ведь на купюрах подобные сведения не указываются. Кроме того, на вопрос стороны защиты – имеются ли подтверждающие документы о денежных переводах со стороны Аблязова, его бывший заместитель ответить затруднился, точно так же, как и его сестра, которая сообщила, что банковская ячейка давно закрыта. В этой связи возникает еще один вопрос – а была ли ячейка? Кроме того, если в ячейке изначально было 150 тысяч долларов, а Мамаю передали 110 тысяч из них, то где оставшиеся 40 тысяч долларов США? Получается, человек истративший эти 40 тысяч, отмыл деньги «БТА Банка» и спокойно гуляет на свободе.

Но все же больше всех своим выступлением удивил представитель «БТА Банка», который был похож на сдающего ЕНТ ученика и не смог ответить на простые вопросы адвокатов – в какой форме юридического лица существует банк и будет ли банк предъявлять гражданский иск к Мамаю? – тем самым вызвав молчаливые улыбки присутствующих. Судья и государственный обвинитель тщетно пытались вытащить «за уши» представителя банка, задавая ему наводящие вопросы, однако, убедившись в его неподготовленности, убедительно попросили внимательно ознакомиться с делом к следующему судебному заседанию.

21 августа на втором судебном заседании адвокаты озвучили ходатайство заслушать в качестве свидетелей общественного деятеля Амиржана Косанова и главного читателя газеты «Общественная позиция» Ермурата Бапи. Видимо, выступления указанных лиц без согласования «сверху» никак не вписывались в общий сценарий судебного процесса, в связи с чем в просьбе адвокатов было отказано так же, как и повторно вызвать Жаримбетова для дополнительных вопросов.

Свидетель Г.Аханов (супруг Ш. Жа­рим­бе­товой) пояснил, что в период с 2011 по 2014 год по просьбе супруги передавал деньги неизвестным людям. При этом лишних вопросов, кому и за что передаются эти деньги, не задавал. Аханов звонил на указанный в конверте номер телефона, назначал встречу, где передавал наличные деньги. Причем каждый раз это были разные молодые люди. Всего за указанный период было пять подобных встреч, и только на одной их них присутствовал сам Жанболат Мамай. Опять же возникает вопрос – есть ли связь тех четырех эпизодов передачи денег с Мамаем?

22 августа показания дал Жанболат Мамай. В своем выступлении он подтвердил, что лично не знаком с Мухтаром Аблязовым. Когда было начато дело по хищениям в «БТА Банке», он учился в школе.

Со слов Мамая, журналистскую карьеру он начал в 2008 году в республиканской газете «Жас Алаш», где проработал до 2011 года. В 2012 году принял решение о создании независимой газеты, которая поднимала бы актуальные вопросы общества. Тогда же финансовую помощь предложил Жаримбетов, которая продолжалась около полутора лет, затем газета вышла на самоокупаемость.

При этом Мамай не связывал оказываемую помощь со стороны Жаримбетова с отмыванием денег. К тому же в момент знакомства он не являлся работником «БТА Банка». О задержании Жаримбетова Мамай узнал в январе 2017 года. На вопрос прокурора – было ли известно Мамаю происхождение денег Жаримбетова, он сообщил, что не интересовался этим, поскольку считал проявление подобного интереса неэтичным. Оказываемая помощь с его стороны была на безвозмездной основе.

Затем были заслушаны показания Амиржана Косанова, который рассказал, что сразу принял предложение Мамая о сотрудничестве и вел страницу газеты – «Неделя глазами Косанова».

На вопрос адвокатов, вмешивался ли Мамай в то, что пишет Косанов, последний ответил, что таких случаев не было. На вопросы Косанова о том, кто стоит за газетой, Мамай отвечал, что эти люди являются представителями бизнеса, что ограничений по темам журналистских материалов нет. В завершение Косанов назвал процесс по делу Мамая позором и судилищем.

Азамат ШОРМАНХАНУЛЫ,

«D»

About Zika1961