Home » Гвоздь номера » КТО ХОЧЕТ ЗАВЛАДЕТЬ пенсионными деньгами народа?
041917_1802_1.png

КТО ХОЧЕТ ЗАВЛАДЕТЬ пенсионными деньгами народа?

 

«Общественная позиция»

(проект «DAT» №14 (378) от 13 апреля 2017 г.

 

то мы уже проходили

 


 

 

 

С января 2013 года прошло четыре года, как президент открыто сказал о возможности слияния частных пенсионных фондов в один Единый НПФ. В нем в случае слияния должно было оказаться более 20 миллиардов долларов по курсу того времени.

 

Думаю, что не надо объяснять какие перспективы, возможности, влияние и даже привилегии дает власть над 20 миллиардами. Особенно в такой стране, как Казахстан. И пусть это будет «всего лишь» власть управления, а не власть владения, возможности все равно очень серьезные. И, несмотря на то, что ни сами пенсионные фонды, ни основная масса вкладчиков не хотели этого слияния, оно все-таки состоялось.

Почему? Ответ, на мой взгляд, заключается в том, что определенная группа чиновников, имеющих достаточно серьезный административный ресурс и возможность влиять на первое лицо государства, очень захотели порулить пенсионными активами. И они очень сильно постарались и приложили серьезные усилия, чтобы добиться управления этими активами. Для достижения результата были использованы все возможные и невозможные аргументы и все возможные и невозможные способы влияния на ситуацию. В качестве основных официальных аргументов, обосновывающих необходимость слияния, были такие, как низкая доходность частных НПФ, которая даже не покрывает инфляцию и вообще неэффективное управление доверенными средствами, высокие заработные платы и административные расходы фондов, неполный охват населения и невысокий уровень собираемости взносов. В упрек фондам ставилось также отсутствие реальных инфраструктурных проектов и пользы в целом для экономики страны, и даже недовольство вкладчиков работой частных НПФ и качеством предоставляемых услуг.

Иными словами, для написания негативной и мрачной картины, из которой выход только один, а именно слияние всех фондов в один, в ход пошло все, что так или иначе работало на конечный результат. Как говорится, кашу маслом не испортишь. И, естественно, подразумевалось, что в случае слияния фондов в единый фонд, все эти недостатки будут чудесным образом устранены. Правда, как это будет делаться, не говорилось. Видимо, подразумевалось, что все произойдет само собой, по умолчанию.

Но одной критики и перечисления недостатков было маловато. Пенсионная реформа была одной из немногих реформ, которую можно было назвать удавшейся. И для того, чтобы произвести предлагаемые кардинальные изменения, которые я называю уничтожением конкурентного рынка частных НПФ, нужна была серьезная и веская аргументация, которая могла бы убедить президента дать добро на слияние всех фондов в один. Конечно, я не могу знать и не знаю, как все происходило, какие доводы и аргументы приводились в пользу слияния, сколько было этих доводов и насколько они были убедительные.

Но, как минимум один довод представляется мне веским, убедительным и очень привлекательным. В стране с огромным, затратным, слабым и неэффективным кадровым корпусом и, как следствие, неэффективным управлением во всех сферах жизни деньги требуются всегда. Если добавить еще и тотальную коррупцию с тотальным воровством, и некачественные результаты по исполнению практически всех проектов и программ, то можно сказать, что всегда нужны не просто деньги, а большие деньги. Где их брать – это постоянная и главная головная боль нашей власти. Причем с годами эта головная боль становится все сильнее и сильнее.

А тут, вот вам, пожалуйста, миллиарды долларов! И не надо уговаривать этих вредных и упертых акционеров частных НПФ, чтобы они купили те или иные госбумаги. Не надо никого убеждать в надежности и доходности госбумаг. Не надо ни перед кем объясняться, куда они будут потрачены и какова будет эффективность их расходования. Выпускай одной рукой, сколько хочешь и каких хочешь госбумаг, а другой рукой покупай эти бумаги, за счет уже огосударствленного ЕНПФ – и никаких проблем. Остается только затыкать бюджетные дыры и тратить куда хочу. Этакий набитый деньгами, всегда открытый, очень доступный и практически бесконтрольный кошелек. Этакий подарок судьбы! Как устоять перед таким аргументом. Не ручаюсь, что все было именно так, но, думаю, что где-то близко. Если же не так, то поправьте меня.

 

Так или иначе, но слияние фондов состоялось. И после него прошло уже почти 4 года. Что же изменилось? Что же улучшилось? Исчезли ли те недостатки, в которых обвинялись частные НПФ? Какие проекты для реального сектора реализовал ЕНПФ? Стал ли он более доходным, чем частные НПФ? Стал ли ЕНПФ образцом прозрачности и открытости? Поднял ли он уровень охвата вкладчиков и уровень собираемости взносов?

Увы! Ни по одному из поставленных вопросов серьезных качественных улучшений не произошло. Доходность ЕНПФ за 2016 год составила 7,95% при официальной инфляции 8,5%. Не исчез разнобой в учете вкладчиков. К концу 2016 года количество вкладчиков ЕНПФ составляло 9,6 миллиона человек, при 8,9 миллионе экономически активных граждан. А количество тех, кто заплатил за весь 2016 год хотя бы один пенсионный взнос, всего 5,8 млн. человек. Тех же, кто платит постоянно, т.е. не менее 10 месяцев в году, всего 32%. И если частные НПФ гонялись за каждым вкладчиком, т.к. они были в этом напрямую заинтересованы, то у ЕНПФ, как и в любой другой государственной организации, эти процессы пущены, как я полагаю, на самотек. Ведь в отличие от частного бизнеса у них нет прямой заинтересованности. Сколько будет, столько и будет.

Да и по самим суммам пенсионных накоплений на каждом отдельном пенсионном счете особых изменений не произошло. Средний размер одного пенсионного счета сегодня чуть меньше 700 000 тенге (чуть более 2 тысяч долларов). Считать, что такие накопления могут обеспечить старость или даже один год старости, думаю, никто не будет. И это за 19 лет накоплений!

Кроме того, ЕНПФ не стал прозрачным и не стал инвестором реального сектора экономики. Более того, наши финансовые чиновники неоднократно утверждали, что приоритетом инвестиционной политики ЕНПФ являются госбумаги, а то, что это ведет к увеличению внутреннего государственного долга, почему-то никого не волнует. Также именно после создания ЕНПФ возник конфликт интересов, когда одна и та же государственная рука и собирает, и инвестирует пенсионные активы, и осуществляет контроль и надзор за всеми этими процессами. И, конечно же, за 15 лет пенсионной реформы в частных НПФ не было того, что произошло в ЕНПФ в декабре 2016 года. И хотя кто-то со мной может не согласиться, но хочу сказать, что возможностей для таких явных преступлений в частных НПФ существенно меньше, если не сказать, что они сведены к минимуму.

Есть еще много недостатков, которые можно было бы обсуждать. Но, думаю, что этого вполне достаточно, так как уже можно сделать вполне очевидный вывод: уничтожение конкурентного рынка частных пенсионных фондов в 2013 году и создание ЕНПФ не сделало накопительную пенсионную систему ни лучше, ни доходнее, ни прозрачнее, ни качественнее в любом смысле. И никак не оправдало, и не стоило тех материальных, моральных, имиджевых и прочих потерь, которые понесла не только финансовая система, не только экономика, но и страна в целом. Слияние фондов было серьезной ошибкой! И последствия этой ошибки никто даже не пытался предвидеть и просчитать.

Косвенным признанием этой ошибки стало то, что не прошло и четырех лет, как появились разговоры о возврате назад. То есть опять к управлению пенсионными активами частными управляющими организациями. Если это все-таки произойдет, то мы будем первой и единственной страной в мире, осуществившей такие кардинальные, дорогостоящие и непродуманные маневры, такие кульбиты с поворотом на 180 градусов. Причем дважды!

 

Я не знаю, как мы будем выглядеть перед всем миром, посмешищем или новаторами, но то, что здравым смыслом или логикой объяснить эти кульбиты будет очень непросто – это факт. И то, что страдает международный имидж страны, по-моему, чиновников особо не волнует. Но дело уже обстоит достаточно серьезно. И подтверждается это хотя бы тем фактом, что на свете уже существуют «Направления модернизации» пенсионной системы Казахстана, подготовленные Нацбанком РК. И хотя этот документ еще достаточно сырой, он дает некоторые представления о том, как все будет выглядеть. Не будем глубоко вдаваться в него, посмотрим только на ключевые моменты. Предложения Нацбанка строятся на следующих принципах:

Вкладчику будет предоставлено право выбора управляющего пенсионными активами (этого права у частных НПФ было).

Национальный банк будет осуществлять распределение пенсионных активов между управляющими компаниями в соответствии с выбором вкладчика и регулировать их деятельность (тоже было у частных НПФ).

Показателями эффективности любой пенсионной системы являются ее финансовая устойчивость и адекватность размеров пенсионных выплат (коэффициент замещения). Поэтому диверсифицированная модель пенсионной системы успешно работает во многих странах (в этом принципе тоже ничего нового нет).

В процессе реформирования пенсионной системы Казахстана использовался опыт Швеции, Германии, Норвегии, Дании и других стран, в которых наблюдаются те же проблемы («старение нации», финансовая неустойчивость солидарных систем и необходимость введения накопительных компонентов). (Для возврата назад опыт этих стран не нужен. А финансовая неустойчивость солидарных систем совсем не обязательно ведет к необходимости введения накопительных элементов).

Далее говорится о трехуровневой модели пенсионного обеспечения, в которой тоже ничего нового нет. Иными словами, ничего принципиально нового не предлагается. Относительно новыми можно назвать две вещи:

1. Пенсионные активы определенными размерами будут даны в управление частным управляющим компаниям (ЧУП). Вкладчики смогут сами выбрать себе по желанию одну из тех, кто получит лицензию. Те, кто не выберет себе ЧУП, останется в ЕНПФ, и его активы будут управляться Нацбанком по умолчанию.

2. ЕНПФ будет единым администратором и оператором всех финансовых и информационных потоков с единой базой по всем индивидуальным пенсионным счетам. Проще говоря, ЕНПФ будет единым денежным мешком для всех ЧУПов.

Все это назвали «Частичным возвратом к прежней схеме пенсионной системы с учетом устранения недостатков и проблем прошлой и действующей систем». То есть у нас будет три пенсионные системы: прошлая, действующая и будущая, в которой, надо полагать, недостатков не будет, так как они будут устранены.

И, хотя этот частичный возврат вызывает много вопросов, главное мне видится в другом. Кто, зачем, почему и каким образом решил или захотел осуществить этот маневр по частичному возврату к прежней схеме пенсионной сис­темы.

При слиянии частных НПФ в Единый НПФ мы говорили про официальные причины слияния и про существование неофициальных причин и мотиваций, про которые вслух не говорили. Но которые могли быть главными при принятии решения о слиянии в Единый НПФ. Также и сейчас. Казалось бы, зачем Нацбанку добровольно проводить «частичный возврат к прежней схеме пенсионной системы»? Кто же в здравом уме будет сам добровольно отдавать управление пенсионными активами почти в семь триллионов тенге в чужие руки?

Это может означать только одно. Что кто-то давит, кто-то лоббирует, что кому-то не дают покоя и что кому-то очень нужны пенсионные накопления наших граждан. Если исходить из постулата, что в нашей стране мало что делается в интересах простых людей, то это означает, что «частичный возврат к прежней пенсионной системе» будет делаться в интересах непростых людей или групп непростых людей. Кто же эти люди?

Еще в октябре прошлого года на пресс-конференции Нацбанка начальник управления пенсионными активами Н. Турсунханов рассказал о возможности передачи пенсионных активов в управление иностранным управляющим. По его словам, доля таких активов может составлять 21% и даже увеличиться до 23%, а это около двух триллионов тенге, т.е. более шести миллиардов долларов!

Как можно расценивать такие предложения? Такого не делает никто в мире! Мало того, что мы на миллиарды тенге покупаем низкодоходные американские облигации, мало того, что мы покупаем облигации иностранного Сбербанка на десятки миллиардов тенге, так теперь четверть пенсионных активов предлагают отдать в управление иностранцам! Наверное, сами управлять готовыми деньгами мы уже не в состоянии.

На мой взгляд, это не просто вредительство, это откровенное предательство национальных интересов страны, наносящее реальный урон национальной финансовой системе и финансовой безопасности страны. Как вообще могла прийти в голову абсурдная идея о передаче принудительно изъятых у граждан денег, предназначенных для обеспечения старости, иностранцам? Интересно, насколько сильно иностранцы будут озабочены старостью наших граждан? И это вместо того, чтобы использовать наши деньги в интересах экономики нашей страны! Разве у нас в стране все проблемы уже решены?

В данном случае лоббистами этого предложения являются МВФ, Всемирный банк и прочие «эксперты и советники», благодаря которым мы стали колонией без собственного производства и благодаря которым наш внешний долг уже превысил 160 миллиардов долларов.

Но кроме иностранцев, желающих порулить нашими пенсионными активами, есть у нас и свои лоббисты, доморощенные. Если «частичный возврат к прежней пенсионной системе» станет реальностью, то одним из первых возникнет вопрос, кто сможет создать частные компании по управлению пенсионными активами? Кто в состоянии сформировать наверняка немаленький по размеру уставный капитал управляющей компании и преодолеть разные административные барьеры?

И здесь возникает вопрос, на который довольно сложно ответить однозначно. С одной стороны, я, как однозначный сторонник конкуренции и рыночных отношений, считаю передачу пенсионных активов в управление в частные руки явлением положительным, так как убежден, что частник эффективнее государственного чиновника, и новые управляющие компании смогут быть более эффективными, чем ЕНПФ.

С другой стороны, зная реалии нашей страны, могу предположить, кто в Казахстане сможет быстро и безболезненно сформировать уставный капитал и получить лицензию на управление пенсионными активами. И мы увидим до боли знакомые лица, которых не так уж и много. Те же лица, те же финансовые группы, те же группы, те же фамилии.

И здесь возникает вопрос, а насколько эффективно именно эти лица будут управлять нашими активами? Какие риски при этом будут возникать? Нам ведь неплохо знакомы проблемы, возникавшие у некоторых пенсионных фондов в прежней системе. И какой урон может понести пенсионная система в случае реализации этих рисков? И насколько государство сможет защитить пенсионные активы от этих возможных рисков? Ведь низкая эффективность работы госорганов в этом направлении нам тоже известна.

Получается, что все это мы уже проходили. И не наступим ли мы во второй раз на те же грабли? И именно в данной ситуации и при данном раскладе не окажется ли более разумным оставить пенсионные активы в управлении Нацбанка, как государственной организации? Может, сохранней будут? Оставить именно для того, чтобы избежать те риски управления, о которых я говорю. Довольно сложная дилемма.

Думаю, что «Направления модернизации», которые предлагает Нацбанк, надо ставить на открытое обсуждение и профессионалов, и чиновников, и вкладчиков, и даже наших депутатов, к которым, правда, я доверия не питаю. Пенсионные активы огромны, и принимать такое серьезное решение силами одной организации считаю неправильным. Слишком велика цена ошибки. Надо открыто обсуждать эти вопросы для избежания всех рисков.

Если бы в Казахстане была развитая и конкурентная политическая система и развитое гражданское общество, то решение таких вопросов не представляло бы особой сложности. Но мы живем в другом обществе, и поэтому для каждого отдельного случая нам приходится конструировать отдельный механизм защиты и предотвращения рисков.

 

Айдар АЛИБАЕВ,

заместитель председателя

президиума Политсовета ОСДП

About Zika1961