Home » Гвоздь номера » КОГДА УКАЗ – НЕ ПРИКАЗ, или Кто и как «сливает» Бишимбаева

КОГДА УКАЗ – НЕ ПРИКАЗ, или Кто и как «сливает» Бишимбаева

«Общественная позиция»

(проект «DAT» №43 (407) от 23 ноября 2017 г.

 

«Дело Бишимбаева»


 

Ровно год назад в программе «Важно знать» телеканала «Хабар» была озвучена информация: из всех выпускников, обучившихся по программе «Болашак» за рубежом, в высшем управленческом звене страны представлены: 4 вице-министра, 5 акимов, 3 заместителя акимов, 81 руководитель госорганизаций и учреждений, 106 первых руководителей и членов правлений в нацкомпаниях и банках. Средний уровень зарплаты выпускника составляет свыше 414 тыс. тенге.

 

А судьбы –РАЗНЫЕ

 

Однако далеко не всех выпускников «Болашака» можно назвать успешными. Как пишет один блогер, тоже болашаковец, «главная проблема в том, что очень трудно найти работу по профессии. Много ребят работают там, где им не место. Экономисты работают бухгалтерами, нефтяники работают переводчиками или ассистентами в «Назарбаев Университете» и т.д. Может, это в принципе нереально реализовать свою идею в Казахстане в той системе, которая есть сейчас (бюрократия, коррупция)?!».

Молодой болашаковец наверняка прав в своих сомнениях. В Казахстане, занимающем одно из лидирующих позиций по масштабности коррупции в мире, серая посредственность методично и жестоко выкорчевывает из управленческих структур всех, кто так или иначе не вписывается в ее представления о правилах игры на поле власти. А посему понятие «успешный» в непредсказуемых наших реалиях – совершенно относительное и зыбкое. В судьбе тех, кто занял свое достойное место в нише успешных, случаются такие виражи, что, как говорят в народе, коту под хвост и престижное образование, и карьерный взлет.

До сих пор не без грусти и огромного сожаления вспоминается история бывшего вице-министра охраны окружающей среды РК Альжана Бралиева, окончившего университет в США по «Болашаку» в 1996 году. В начале 2009-го его, другого вице-министра Сарсенбаева и министра Искакова обвинили в хищении средств в сумме более 1,1 млрд тенге. В суде Бралиева оправдали, но осудили за злоупотребление должностными полномочиями на 2 года условно и освободили в зале суда.

Следующими самыми успешными болашаковцами стали аким южной столицы Бауржан Байбек и министр национальной экономики Куандык Бишимбаев. Как сложится судьба первого – покажет время, но, судя по недовольству алматинцев, вызванному его реформаторством в сфере благоустройства города, приходится ему не сладко.

Увы, второй повторил судьбу Бралиева – сегодня он на скамье подсудимых специализированного межрайонного суда по уголовным делам г.Астаны (окончив в 2001 году Вашингтонский университет в США, он стал первым министром в Казахстане, кто имеет образование по этой программе). За Куандыком Бишимбаевым «черный воронок» приехал 10 января 2017 года.

С того дня в казахстанском обществе много кривотолков, в основном зловредного характера: «сынок агашки», значит, априори алчный, молодой, да борзый и т.д. и т.п. Не скупились на негатив и СМИ, чьи представители еще вчера почитали за честь взять у него интервью или комментарий. В частности, «на всю Европу» растиражировав информацию, выданную следователем антикоррупционного ведомства Олесей Кексель, о том, что Бишимбаев возместил причиненный государству ущерб в размере 1,2 млрд тенге, почти все они проигнорировали альтернативную информацию, которую на пресс-конференции в Астане (в ответ на пресс-конференцию Кексель) озвучили адвокаты Бишимбаева: экс-министр не тиына из этой суммы не возмещал, поскольку убежден в своей невиновности.

 

Принцип Вышинского

ЖИВЕТ И ПОБЕЖДАЕТ?

Знаковое событие: в то время, когда начались главные судебные слушания по «делу Бишимбаева», в мажилисе на парламентских слушаниях по вопросам модернизации законодательства РК в сфере уголовного права генеральный прокурор страны Жакип Асанов перечислил пять минусов уголовного законодательства страны. В том числе (цитирую): «Третий главный минус – это доказательства. Двое-трое дают показания на начальника. В обмен их не сажают в тюрьму. Других улик нет. Достаточно ли это для обвинительного приговора? Нет ли здесь оговора ради собственной свободы?».

Тут, наверное, небесполезно (особенно для молодого поколения казахстанцев) будет вспомнить железобетонный принцип «царицы доказательств» приснопамятного стража законности сталинского режима – генерального прокурора СССР Андрея Вышинского. По римскому праву, царицей доказательств называли признание вины самим подсудимым, которое делает излишними все иные доказательства, улики и дальнейшие следственные действия. «Заслуга»» же Вышинского в том, что он подвел теоретическую, псевдоюридическую базу под практику выбивания признательных показаний из обвиняемых.

«Дело Бишимбаева», кажется, тоже соткано из «третьего главного минуса» уголовного законодательства РК и бессмертного принципа «царицы доказательств» Вышинского. Почти все подсудимые пошли на заключение сделки со следствием, заключили процессуальное соглашение с гособвинением – лишь бы если даже не уйти от уголовной ответственности, то хотя бы смягчить меру наказания. И все всё «валят» на Бишимбаева.

 

ТЕЛЕГА

впереди лошади

Совершенно далека от утверждения того, прав или виноват экс-министр. Это – прерогатива суда, в зале которого председательствует судья Адильхан Шайхисламов, кстати, очень корректно ведущий процесс. Однако и он, кажется, не избежал искушения нарушить требования УПК с самого начала. Поясню.

На предварительном судебном заседании 7 ноября адвокат экс-министра Салимжан Мусин ходатайствовал о прекращении уголовного дела в отношении своего подзащитного, освободить его от уголовной ответственности в связи с отсутствием события и состава уголовного правонарушения в его деяниях, освободить арестованное имущество и отменить меру пресечения – содержание под стражей.

С этим же ходатайством защита Бишимбаева обращалась в соответствующие компетентные органы и в ходе досудебного расследования. Основанием же послужил рапорт следователя следственного департамента Национального бюро по борьбе с коррупцией М.Акылбаева.

Рапорт, по мнению защиты, недействительный. Досудебное расследование данного уголовного дела началось 9 августа 2016 года с рапорта старшего следователя СД НБПК М.Акылбаева руководителю СД антикоррупционной службы С.Перову о том, что «… 9 августа 2016 года из оперативного департамента НБПК поступил рапорт КУИ № 16660000130000935 вместе с материалами оперативной проверки в отношении работников организаций в квазигосударственном секторе и других лиц по фактам получения через посредников взяток в виде денег от предпринимателей за заключение контрактов и другие действия в их пользу. На этом документе стоит резолюция Перова – «Разрешаю» и дата «09.08.16 г.».

«Однако на самом деле рапорт составлен не 9 августа 2016 года, а гораздо позже и соответственно оформлен «задним числом», то есть этот важнейший процессуальный документ попросту сфальсифицирован», – заявила сторона защиты Бишимбаева.

На рапорте стоит регистрационный штамп ЕРДР антикоррупционного Нацбюро на казахском языке, на котором стоит дата и время регистрации рапорта: «17 часов 00 минут 09.08.2016 года». Но фишка в том, что на эту дату агентства еще не было в природе, а действовало Национальное бюро по противодействию коррупции Министерства по делам госслужбы и противодействию коррупции РК.

Указ президента РК о реорганизации Министерства по делам госслужбы в агентство РК вышел 13.09.2016 года. А Положение о Нацбюро по противодействию коррупции (антикоррупционной службе) агентства утверждено приказом его председателя лишь13.10.2016 года. И лишь с этого момента агентство имеет печати и штампы со своим наименованием на государственном языке. Другими словами, никак не мог старший следователь Акылбаев написать рапорт 9.08.2016 года и скрепить его несуществующим на тот день штампом агентства. Следовательно, рапорт Акылбаева и резолюция Перова появились на свет только после 13.10.2016 года.

Отсюда вытекает, что ни Акылбаев, ни другие следователи не имели права осуществлять производство по данному уголовному делу, и все последующие следственные действия и процессуальные решения по делу совершены и приняты незаконно, являются недействительными и не имеющими силу доказательства.

«А теперь ответьте: если сам документ, дававший старт расследованию уголовного дела, оформлен с такими грубыми нарушениями закона, как можно считать собранные следствием доказательства в отношении нашего подзащитного заслуживающими доверия?» – прокомментировал ситуацию одному из изданий другой адвокат Бишимбаева Мади Мырзагарев.

Согласно ст. 9 УПК, нарушение принципа законности при производстве по уголовному делу может повлечь признание собранных материалов не имеющими силы доказательств. И если следовать букве и духу УПК, председательствующий судья Шайхисламов должен был вернуть дело на новое досудебное расследование. Однако этого не произошло. Ходатайство адвоката Мусина он не удовлетворил, согласившись с мнением представителя гособвинения. Таким образом, явно незаконно принятое в производство уголовное дело перекочевало в судебную стадию.

 

ВОПРОСЫ

в воздухе

Напомним, уголовное дело насчитывает 250 томов, обвинительный акт – более 650 страниц. На скамье подсудимых 23 человека.

Главный фигурант уголовного дела – экс-глава Министерства национальной экономики вину свою не признает в полном объеме. После оглашения обвинительного акта он обратился к представителям гособвинения и председательствующему судье: «У меня есть вопросы к гособвинению. Мне не понятны несколько пунктов обвинения, которые прозвучали. Каким образом я вошел в сговор с Исабек, Ибрашевым (другие подсудимые – Авт.)? В обвинительном акте это вообще никак не раскрыто. Какие обстоятельства, что послужило предметом сговора? Буквально вчера изучал все показания, но не нашел таких показаний в материалах дела. Откуда они берутся – тоже не понятно.

Несколько раз из уст обвинителя прозвучали такие фразы, как «лично получил», «получил взятку». В обвинительном акте я не нашел ни одного момента в показаниях, где я бы лично что-то получил в рамках всех признаний, которые делают сидящие здесь люди… Ваша честь, я бы хотел, чтобы мне гособвинение подробно разъяснило, каким же образом я лично получал взятки по эпизодам «Байтерек Девелопмент?».

В тот день вопросы повисли в воздухе. Однако уже на стадии допроса других подсудимых кое-что уже проясняется.

 

НУРЛЫ проценты

Один из эпизодов, по которому Куандыку Бишимбаеву вменяется обвинение в совершении противозаконных действий, является программа строительства жилья «Нурлы жол».

«Бишимбаев Куандык Валиханович, являясь лицом, приравненным к уполномоченному на выполнение государственных функций, получил взятку в виде денег и иного имущества, лично, за действия в пользу взяткодателя, которые входили в его служебные полномочия, и он в силу должностного положения способствовал таким действиям, а равно за общее покровительство, неоднократно, группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере, то есть совершил уголовное правонарушение, предусмотренное п.п. 2, 3, 4 ч. 3 ст. 366 Уголовного кодекса», – гласит обвинение в этой части.

По версии обвинения, часть полученных взяток Бишимбаев планировал использовать на строительство загородного дома в поселке Косшы, который зарегистрирован на его тещу. Вынашивая свой преступный замысел, в орбиту их реализации он вовлек председателя правления АО «Байтерек Девелопмент» Бахыта Жаксыбаева как непосредственного исполнителя. Тот, в свою очередь, привлек управляющего директора Дильруха Анарбай, директора дирекции технического контроля и анализа Газиза Сариева, главного менеджера дирекции инвестиционных проектов Садуахаса Сапарымбетова и директора дирекции инвестиционных проектов Бауржана Айтимбетова.

Была создана комиссия по отбору проектов жилищного строительства «Байтерек Девелопмент», председателем которой назначили Анарбая, а его заместителем – Айтимбетова. Вскоре Бишимбаев пошел на повышение – занял пост министра, откуда продолжал осуществлять контроль за реализацией программы «Нурлы жол». «И в силу должностного положения мог способствовать (выделено мной – Авт.) действиям или бездействиям в пользу потенциальных частных партнеров», – в предположительной форме гласит обвинение.

О суммах взяток, которые Бишимбаев якобы получал лично, и о схеме преступного сговора с руководителями строительных компаний в разных регионах страны, опять же по версии гособвинения, мы писали в статье «Прожорливый» особняк Бишимбаева, или Кто в Казахстане вне подозрений?» («ОП», 9.11.2017).

Как же было на самом деле, в суде рассказали сами ныне подсудимые руководители «Байтерек Девелопмент» и строительных компаний, многие из которых по нескольку раз меняли свои показания в ходе досудебного расследования, как признавались в зале суда – под давлением следователей антикоррупционного агентства.

Отчасти они и дали ответ на один из вопросов Бишимбаева гособвинителям – «…каким же образом я лично получал взятки по эпизодам «Байтерек Девелопмент?».

Подсудимый Аслан Джакупов, кстати, сын экс-спикера мажилиса парламента РК Кабиболлы Джакупова, работал в «Байтерек Девелопмент» с марта по ноябрь 2016 года в должности заместителя председателя правления. В его обязанности входило заключение договоров со строительными организациями по строительству арендного и кредитного жилья, подписание актов выполненных работ и документов о приеме домов в эксплуатацию.

«По поводу того, как я попал в эту преступную схему по получению взяток от руководителей строительных компаний, которую организовали председатель правления НУХ «Байтерек» Бишимбаев и председатель правления «Байтерек Девелопмент» Бахыт Жаксыбаев. Где-то летом Бахыт Калмурзаевич позвал меня в кабинет, мы прошли в ванную комнату, и он мне сказал: «Я с Бишимбаевым согласовал, что мы тебя берем в «тему», начинай работать». Со строителями разговаривает Анарбай (подсудимый Дильрух Анарбай – работал управляющим директором АО – Авт.), ты – общее руководство. Давайте, работайте. Принял к сведению, начали работать дальше. Я уже понял, что эта схема отлаженная, работает и работала до моего прихода.

В августе Анарбай пришел ко мне в кабинет и сказал, что от «Урал авто» принесет деньги. Через минут 20 он снова пришел и дал мне 20 тысяч долларов. Это была первая взятка, которую я получил по строительству домов. По «Шанырак-14» осенью я получил три раза по 3 миллиона тенге. В общей сложности я получил 9 миллионов тенге, Бишимбаев с Жаксыбаевым – 18 миллионов, по 9 и 8 миллионов получили Айтимбетов и Сариев», – рассказал подсудимый.

На вопрос Бишимбаева – «В период, когда вы работали управляющим директором в холдинге «Байтерек», у вас когда-нибудь был со мной личный разговор, намек, какие-то отношения, которые говорили бы о том, что существует какая-то схема в «Байтерек Девелопмент» и я вас вовлекаю в эту схему? Лично со мной вы работали бок о бок?» – последовал отрицательный ответ.

«Объясните, пожалуйста, сейчас в суде звучат разные версии, я так и не услышал. Вот 20 процентов, которые предназначались якобы мне, и записка, о которой говорится. Как эта записка выглядела? Вы видели ее, видели ли ее в материалах уголовного дела? Там говорится о 20 процентах для Бишимбаева? В материалах дела вы видели записку, где говорится о распределении денег – 40 процентов Саду, 20 – Айтимбетову, 20 – Вам, 20 – Сариеву? То есть я правильно понимаю, что документа, говорящего о том, о чем здесь заявляется, фактически в природе не существует и нигде нет о 20 процентах для Бишимбаева?» – продолжил допрос Бишимбаев. Оказалось, ни записки, никаких других бумах Джакупов не видел, а все говорил со слов Жаксыбаева.

Другой фигурант уголовного дела – управляющий директор «Байтерек Девелопмент» Дильрух Анарбай на скамье подсудимых не впервой. Благодаря СМИ казахстанцам он известен тем, что за свою неудачную шутку о поясе шахида на борту самолета в Астане он был приговорен по статье УК «Заведомо ложное сообщение об акте терроризма» к трем годам колонии. Случилось это в 2012 году.

В суде по «делу Бишимбаева» выяснилось, что в одно время он работал в органах финансовой полиции. Подсудимый подтвердил в суде, что суммы от частных компаний, получаемых в виде взяток, передавались на строительство дома, который строился, по его словам, для Куандыка Бишимбаева. Деньги, по его словам, передал Жаксыбаев, который говорил ему, что полученные взятки он тратит на строительство коттеджа для Бишимбаева. В должности управляющего директора «Байтерек Девелопмент» он работал с сентября 2014 года по июль 2016-го. «Примерно в январе 2015 года в одном из разговоров Жаксыбаева мне стало известно, что между ним и Бишимбаевым разработана схема по получению взяток от руководителей строительных компаний от 5 до 10 процентов. При этом Жаксыбаев сказал мне, что я должен встречаться с руководителями компаний и достигать договоренности по получению откатов», – сообщил суду Анарбай. Лично он никакие откаты Бишимбаеву не вручал.

Следует также сказать, в суде у менеджеров «Байтерек Девелопмент» то и дело случались провалы в памяти, они никак не могли вспомнить, при каких обстоятельствах пособничали при передаче взяток, ссылались на шок после задержания, недомогание, состояние прострации, никого из руководителей строительных компаний многие из них не знали.

Другой подсудимый – главный менеджер дирекции инвестиционных проектов «Байтерек Девелопмент» Садуахас Сапарымбетов был помощником Жаксыбаева, который активно его использовал. Он в деталях описал все эпизоды получения взяток: в кабинете, около стадиона, на парковке. С его слов, всякий раз Жаксыбаев отправлял Сапарымбетова за «документами». Денежные средства он получал в пакетах либо в коробках из-под обуви, обмотанных скотчем.

«Я выполнял функции его советника, поэтому не мог ему отказать и выполнял все поручения. Все денежные средства я передавал лично Жаксыбаеву, так как был его доверенным лицом», – признался Сапарымбетов.

Кроме того, по поручению Жаксыбаева, который, видимо, хотел таким образом скрыть свои затраты и противоправные действия, Сапарымбетов на свое имя открыл две карточки в «Форте Банке», но пользовался ими Жаксыбаев. В судебном заседании он это признал: тратил, около 5-7 млн тенге.

Более того, одноклассник Жаксыбаева безработный Султашев на свое имя открыл ячейку в банке, где аккумулировались деньги Жаксыбаева, полученные от руководителей строительных компаний. Фактически он был кассиром Жаксыбаева. После задержания 17 ноября Анарбая и других Жаксыбаев скрылся и даже был объявлен в розыск.

Эти и другие факты, скорее всего, говорят о том, что нарушения происходили, вымогались со строителей деньги, но делалось это за спиной Бишимбаева. По информации нашего инсайдерского источника, активные специально-оперативные мероприятия: прослушки, проникновение в помещение АО, видеозапись, наружные наблюдения, проводившиеся в отношении Бишимбаева никаких результатов не дали, зато в отношении Жаксыбаева, Анарбая и иже с ними – огромный материал.

 

БИШИМБАЕВА НЕ ЗНАЕМ,

откаты давали вынужденно

Наибольший интерес, кажется, представляют показания в суде самих руководителей строительных компаний. По большому счету, они развенчивают миф об одиозном взяткополучателе Бишимбаеве, но открывают завесу роли тех, кто творил за его спиной неблаговидные, с точки зрения уголовного законодательства РК, деяния, кому он доверился.

Более того, в следующей публикации постараемся открыть и другую завесу: кому нужно было принести в жертву Бишимбаева? Имена громкие. В том числе «стекольный король» Муратхан Токмади, приговоренный ко многим годам лишения свободы и признавшийся в убийстве им банкира Ержана Татишева якобы по заказу Мухтара Аблязова. А также какими родственными связями «обременены» некоторые из подсудимых и почему кое-кто из них дерзко ведет себя в зале суда.

Может, прав болашаковец, усомнившийся в нереальности реализовать себя по-честному в Казахстане, где первую скрипку играет коррупционное составляющее во всей государственной системе?

Жумабике ЖУНУСОВА,

«D»

About Zika1961

Добавить комментарий