КИТАЙСКАЯ ИНВЕСТИЦИЯ: БЛАГО ИЛИ ЗЛО ДЛЯ КАЗАХСТАНА?

«Обще­ствен­ная пози­ция»

(про­ект «DAT» №23 (387) от 15 июня 2017 г.

 

ДАТ-ОПРОС

 


 

На про­шлой неде­ле Казах­стан и Китай под­пи­са­ли 22 согла­ше­ния на сум­му 7 млрд дол­ла­ров. Из них шесть согла­ше­ний на сум­му 4,5 млрд с уча­сти­ем груп­пы «Самрук-Қазы­на». По сло­вам гла­вы фон­да Умир­за­ка Шуке­е­ва, все­го в насто­я­щее вре­мя в казах­стан­ско-китай­ском порт­фе­ле насчи­ты­ва­ет­ся 51 про­ект на сум­му око­ло 28 млрд дол­ла­ров.

В свою оче­редь, соуправ­ля­ю­щий дирек­тор по раз­ви­тию новых отрас­лей АО «Самрук-Қазы­на» Ержан Тут­ку­шев отме­тил, что «если посмот­реть пол­но­стью эффект, кото­рый будет от этих про­ек­тов в соот­вет­ствии с гра­фи­ка­ми их реа­ли­за­ции, то поряд­ка 11 тыс. рабо­чих мест будет созда­но все­го на пери­од стро­и­тель­ства этих объ­ек­тов и поряд­ка 5 тыс. будет созда­но в пери­од экс­плу­а­та­ции».

В то же вре­мя в казах­стан­ском обще­стве нарас­та­ет тре­во­га отно­си­тель­но китай­ской экс­пан­сии эко­но­ми­ки Казах­ста­на. Неза­ви­си­мые экс­пер­ты-эко­но­ми­сты отме­ча­ют, что инве­сти­ция – это тот же самый заем (кре­дит), и все, что вло­же­но в эко­но­ми­ку ино­стран­ца­ми, долж­но воз­вра­щать­ся с про­цен­та­ми. Сто­ит напом­нить, поми­мо сов­мест­ных инве­сти­ци­он­ных про­ек­тов с Под­не­бес­ной, Казах­стан ранее зани­мал у Китая день­ги несколь­ки­ми тран­ша­ми на общую сум­му око­ло 40 млрд дол­ла­ров.

Мы попро­си­ли экс­пер­тов про­ком­мен­ти­ро­вать ситу­а­цию и отве­тить на вопро­сы:

 

• Под­дер­жи­ва­е­те ли вы инве­сти­ци­он­ную поли­ти­ку казах­стан­ско­го пра­ви­тель­ства в отно­ше­нии Китая, если «да», то поче­му?

•    Чем обос­но­ва­на щед­рость китай­ской эко­но­ми­че­ской поли­ти­ки и ее заин­те­ре­со­ван­ность инве­сти­ро­ва­ния средств в казах­стан­скую эко­но­ми­ку?

•    Поче­му, добы­вая еже­год­но око­ло 100 млн тонн неф­ти, Казах­стан при­вле­ка­ет инве­сти­ци­он­ные сред­ства из-за рубе­жа? Такая поли­ти­ка суще­ству­ет в при­ро­де управ­ле­ния эко­но­ми­кой или это про­бел пра­ви­тель­ствен­но­го менедж­мен­та в управ­ле­нии эко­но­ми­кой?

 

Айдар АЛИБАЕВ,

заме­сти­тель пред­се­да­те­ля

Пре­зи­ди­у­ма Полит­со­ве­та ОСДП:

1. Я никак не могу под­дер­жи­вать так назы­ва­е­мую «инве­сти­ци­он­ную поли­ти­ку казах­стан­ско­го пра­ви­тель­ства», посколь­ку она ни в коей мере не явля­ет­ся тако­вой. Поче­му-то в нашей стране сфор­ми­ро­ва­лась точ­ка зре­ния, кото­рая на самом деле явля­ет­ся про­стым заблуж­де­ни­ем, что ино­стран­ные инве­сти­ции, в част­но­сти, китай­ские – это какое-то бла­го, кото­рое ино­стран­цы осу­ществ­ля­ют исклю­чи­тель­но из бла­го­род­ных целей раз­ви­тия нашей эко­но­ми­ки и толь­ко в наших инте­ре­сах. На самом деле ино­стран­ные инве­сти­ции при­хо­дят в стра­ну толь­ко в инте­ре­сах вла­дель­цев этих денег и толь­ко в те сфе­ры, кото­рые инте­рес­ны им.

Ино­стран­ные инве­сти­ции – это насос, кото­рый китай­цы запи­хи­ва­ют в нашу эко­но­ми­ку для выка­чи­ва­ния из нашей стра­ны денег и при­род­ных ресур­сов. Когда китай­цы инве­сти­ру­ют день­ги в дру­гую стра­ну, в дан­ном слу­чае в Казах­стан, они обстав­ля­ют инве­сти­ции огром­ным коли­че­ством свя­зан­ных усло­вий. Напри­мер, стро­и­тель­ство китай­ца­ми како­го-нибудь заво­да за китай­ские день­ги. Они обя­за­тель­но ого­во­рят, что строй­ма­те­ри­а­лы, обо­ру­до­ва­ние, вся начин­ка, тех­но­ло­гии и инже­не­ры будут китай­ски­ми. Про­дук­ция заво­да или при­быль от этой про­дук­ции дол­гое вре­мя будет рабо­тать на покры­тие инве­сти­ций, при­но­ся мало поль­зы стране, в кото­рой постро­ен завод. Мате­ри­а­лы, обо­ру­до­ва­ние, ком­плек­ту­ю­щие и инстру­мент будут при этом сто­ить в несколь­ко раз, если не в десят­ки раз, доро­же, чем если бы они поку­па­лись на сво­бод­ном рын­ке. Чем доро­же – тем луч­ше. Ведь эта сто­и­мость закла­ды­ва­ет­ся в инве­сти­ци­он­ный заем и воз­вра­щать его будет Казах­стан.

Зар­пла­ты китай­ских инже­не­ров и спе­ци­а­ли­стов будут на уровне миро­вых стан­дар­тов и даже выше и покры­вать­ся они будут тоже за наш счет. Нам в каче­стве неболь­шой уступ­ки будет доз­во­ле­но иметь опре­де­лен­ное коли­че­ство рабо­чих с малень­ки­ми зар­пла­та­ми, кото­рые под пред­ло­гом низ­кой ква­ли­фи­ка­ции и под дру­ги­ми пред­ло­га­ми будут вытес­нять­ся с про­из­вод­ства и через несколь­ко лет все будут заме­не­ны китай­ца­ми, за исклю­че­ни­ем, может быть, несколь­ких десят­ков казах­стан­цев. Вокруг заво­да и по пути к нему будет фор­ми­ро­вать­ся китай­ская соци­аль­ная инфра­струк­ту­ра с доро­га­ми, жилы­ми дома­ми, мага­зи­на­ми и т.д. А через неко­то­рое вре­мя эта тер­ри­то­рия, фор­маль­но оста­ва­ясь казах­стан­ской, в реаль­но­сти будет китай­ской. Туда даже наша поли­ция поте­ря­ет жела­ние ходить. И это не фан­та­зии. Это реа­лии из реаль­но­го опы­та дру­гих стран, в част­но­сти, той же Рос­сии или стран Афри­ки.

Недав­но в Рос­сии, в Забай­ка­лье, поли­цей­ский наряд, при­е­хав­ший раз­би­рать­ся по жало­бам рос­сий­ских граж­дан на отрав­ле­ние зем­ли и реки китай­ца­ми, был избит китай­ски­ми сель­хоз­ра­бо­чи­ми, а мест­ные вла­сти ничем не смог­ли про­ти­во­сто­ять. А может быть, и не захо­те­ли, так как их лег­ко под­ку­пить, в чем китай­цы боль­шие масте­ра. При­чем «выку­рить» китай­цев с осво­ен­ных ими тер­ри­то­рий невоз­мож­но. В слу­чае же кон­фликт­ных ситу­а­ций сила все­гда на их сто­роне, и тер­ри­то­рии вме­сте с постро­ен­ны­ми на них заво­да­ми или сель­хоз­зем­ля­ми риску­ют быть поте­рян­ны­ми навсе­гда. А нам оста­нет­ся в каче­стве бону­са, кро­ме поте­рян­ных тер­ри­то­рий, мно­го­лет­няя выпла­та внеш­не­го дол­га за эти китай­ские инве­сти­ции. Извест­но, что все, что попа­да­ет на зуб Крас­но­му Дра­ко­ну, назад пути не име­ет. Спер­ва один завод, потом вто­рой, потом деся­тый, а потом уже и спра­ши­вать не будут.

И когда Умир­зак Шуке­ев с гор­до­стью сооб­ща­ет, что в насто­я­щее вре­мя в казах­стан­ско-китай­ском порт­фе­ле насчи­ты­ва­ет­ся 51 про­ект на сум­му око­ло 28 млрд дол­ла­ров, а Ержан Тут­ку­шев гово­рит об эффек­тив­но­сти про­ек­та, это может озна­чать толь­ко одно: они либо не пони­ма­ют всех послед­ствий очень рис­ко­вых и доро­гих во всех смыс­лах для Казах­ста­на китай­ских инве­сти­ций, либо для них не име­ет зна­че­ния, что будет пред­став­лять из себя зав­траш­ний Казах­стан и что мы оста­вим, если вооб­ще оста­вим, нашим детям.

2. Та лег­кость и щед­рость, с кото­рой китай­цы дают нам мно­го­мил­ли­ард­ные кре­ди­ты и осу­ществ­ля­ют мно­го­мил­ли­ард­ные инве­сти­ции, объ­яс­ня­ет­ся очень про­сто. При­ве­ду один при­мер из рос­сий­ской жиз­ни. Лет 10–15 назад китай­цы, полу­чая в арен­ду под сель­ско­хо­зяй­ствен­ные нуж­ды зем­ли в Забай­ка­лье, Амур­ском и При­мор­ском кра­ях, в одних местах выра­щи­ва­ли раз­ные куль­ту­ры, отрав­ляя все вокруг хими­ка­та­ми и пести­ци­да­ми. В дру­гих, под­ку­пая мест­ные вла­сти, сре­за­ли 15–20-сантиметровый слой зем­ли и акку­рат­но уво­зи­ли ее к себе, остав­ляя гли­ня­ную поверх­ность. Для вос­ста­нов­ле­ния это­го живо­го слоя тре­бу­ет­ся 100–200 лет. А в послед­нее вре­мя они уже и зем­лю уво­зить пере­ста­ли. Поче­му? А зачем же уво­зить зем­лю у самих себя? Это озна­ча­ет, что про себя они уже реши­ли, что это их зем­ли. А как и когда это будет оформ­ле­но юри­ди­че­ски, – не име­ет прин­ци­пи­аль­но­го зна­че­ния. Крас­ный Дра­кон назад не отда­ет. И не важ­но, для каких целей захо­дят китай­ские инве­сти­ции. Для сель­ско­хо­зяй­ствен­ных или для стро­и­тель­ства заво­да, авто­до­ро­ги или тру­бо­про­во­да. Глав­ное – они захо­дят надол­го, если не навсе­гда. Эта бес­кон­фликт­ная, не воен­ная, а эко­но­ми­че­ская экс­пан­сия – про­ве­рен­ный и очень эффек­тив­ный инстру­мент про­дви­же­ния китай­ских инте­ре­сов. Мож­но ска­зать, что китай­ские инве­сто­ры укреп­ля­ют­ся в нашей стране за счет экс­плу­а­та­ции наших при­род­ных, тер­ри­то­ри­аль­ных и чело­ве­че­ских ресур­сов. Мы сами, с одной сто­ро­ны, сво­и­ми богат­ства­ми, а с дру­гой сто­ро­ны – сво­ей без­от­вет­ствен­но­стью и бес­печ­но­стью помо­га­ем китай­цам пус­кать кор­ни в нашей стране.

3. Если бы я знал содер­жа­ние неф­тя­ных кон­трак­тов, я мог бы более точ­но и подроб­но отве­тить на него. Но эти кон­трак­ты для нас закры­ты, поэто­му мы можем толь­ко пред­по­ла­гать. Думаю, что дохо­ды от неф­ти во мно­гом нам не при­над­ле­жат. Клас­си­че­ский при­мер – Каша­ган. С одной сто­ро­ны, он вро­де бы начал давать нефть. С дру­гой – не слыш­но побед­ных реля­ций, радо­сти чинов­ни­ков. Могу пред­по­ло­жить, что это как раз тот слу­чай, когда запад­ные инве­сто­ры, про­во­дя раз­ра­бот­ку, накру­ти­ли такие десят­ки мил­ли­ар­дов дол­ла­ров яко­бы поне­сен­ных рас­хо­дов, 80% из кото­рых взя­ты про­сто из воз­ду­ха, что еще дол­го наша нефть будет покры­вать затра­ты, вло­жен­ные в раз­ра­бот­ку место­рож­де­ния.

Такая ситу­а­ция есть след­ствие неэф­фек­тив­но­го управ­ле­ния эко­но­ми­кой и неуме­ния отста­и­вать наци­о­наль­ные инте­ре­сы. Запад­ные транс­на­ци­о­наль­ные кор­по­ра­ции (ТНК) име­ют мно­го­ве­ко­вой опыт оду­ра­чи­ва­ния отста­лых стран и наро­дов, но сего­дня есть при­ме­ры, когда малень­кие госу­дар­ства, пред­став­ля­ю­щие сырье­вой инте­рес для ТНК, доволь­но успеш­но отста­и­ва­ют свои наци­о­наль­ные инте­ре­сы. К сожа­ле­нию, Казах­стан к ним не отно­сит­ся. И до тех пор, пока в стране не изме­нит­ся сам меха­низм при­ня­тия как поли­ти­че­ских, так и эко­но­ми­че­ских реше­ний, мы так и будем про­иг­ры­вать на всех поли­ти­че­ских, идео­ло­ги­че­ских и эко­но­ми­че­ских пло­щад­ках жест­ко­го и кон­ку­рент­но­го мира.

 


 

Уали­хан КАЙСАРОВ,

экс-сена­тор и обще­ствен­ный дея­тель:

1. Про­бле­ма заклю­ча­ет­ся в том, что отсут­ствие талант­ли­вых руко­во­ди­те­лей в любом госу­дар­стве при­во­дит к тому, что в стране неиз­беж­но начи­на­ют про­цве­тать кор­руп­ция и каз­но­крад­ство. Но опу­сто­ше­ние соб­ствен­ной каз­ны, с одной сто­ро­ны, и жела­ние под­дер­жи­вать обман­чи­вое спо­кой­ствие граж­дан сво­ей стра­ны – с дру­гой, неиз­беж­но при­во­дят к поис­ку кре­ди­тов за рубе­жом. При­чем не толь­ко на кабаль­ных усло­ви­ях от меж­ду­на­род­ных финан­со­во-кре­дит­ных учре­жде­ний, напри­мер, таких, как Меж­ду­на­род­ный валют­ный фонд, Все­мир­ный банк, Евро­пей­ский банк раз­ви­тия или дру­гих, но и у отдель­ных госу­дарств. Неже­ла­ние, а зача­стую еще и неспо­соб­ность руко­во­ди­те­лей госу­дар­ства исправ­лять подоб­ную ката­стро­фи­че­скую ситу­а­цию в ито­ге при­во­дит к мас­со­во­му бег­ству талант­ли­вой и пер­спек­тив­ной моло­де­жи обу­чать­ся и жить за рубе­жом в сво­бод­ных и демо­кра­ти­че­ских стра­нах. Остав­ши­е­ся граж­дане во гла­ве со сво­им пре­зи­ден­том и его мари­о­не­точ­ны­ми пра­ви­тель­ством, пар­ла­мен­том, судеб­ны­ми и пра­во­охра­ни­тель­ны­ми орга­на­ми вско­ре начи­на­ют утра­чи­вать соб­ствен­ную госу­дар­ствен­ность и фак­ти­че­ски при­сту­па­ют к обслу­жи­ва­нию в сво­ей стране госу­дар­ствен­ных инте­ре­сов дру­гих стран. И в наи­боль­шей сте­пе­ни той стра­ны, у кото­рой было взя­то наи­боль­шее коли­че­ство кре­ди­тов. Таким обра­зом, стра­на-долж­ник фак­ти­че­ски теря­ет вся­кую воз­мож­ность вести соб­ствен­ную неза­ви­си­мую поли­ти­ку. Рано или позд­но, если не про­ис­хо­дят ради­каль­ные изме­не­ния в обще­ствен­ном созна­нии, стра­на и ее люди посте­пен­но теря­ют свою госу­дар­ствен­ность. Кста­ти, исто­рия неко­то­рых наших сосе­дей явля­ет­ся самым ярким под­твер­жде­ни­ем тому.

2. Хоро­ший вопрос. Конеч­но, бес­плат­ный сыр может быть толь­ко в мыше­лов­ке. Огром­ное «жиз­нен­ное про­стран­ство» плюс неимо­вер­ные запа­сы энер­ге­ти­че­ских ресур­сов. Добавь­те сюда самые круп­ные место­рож­де­ния всех полез­ных иско­па­е­мых, мине­ра­лов и эле­мен­тов из таб­ли­цы Дмит­рия Мен­де­ле­е­ва. Если про­ве­сти про­пор­цию меж­ду пло­ща­дью тер­ри­то­рии и насе­ле­ни­ем Китая на ней, то на тер­ри­то­рию сего­дняш­не­го Казах­ста­на им потре­бу­ет­ся пере­се­лить сюда все­го око­ло 450 млн граж­дан Китая. Так что я боюсь, что «мыше­лов­ка» захлоп­нет­ся мак­си­мум уже лет эдак через 5–7.

Но у нас еще есть шанс все испра­вить. Един­ствен­ное, что при этом никак нель­зя забы­вать, что этот шанс – послед­ний, исто­ри­че­ский. Помни­те, в 1991 году нам выпал один един­ствен­ный и тоже послед­ний исто­ри­че­ский шанс в виде подар­ка судь­бы – полу­чить неза­ви­си­мость. Лишив­шись ее еще один раз, мы исчез­нем с лица зем­ли как нация, но оста­нем­ся как позор­ное пят­но в ее исто­рии.

3. Основ­ная про­бле­ма, поми­мо тех, о кото­рых я ска­зал выше, заклю­ча­ет­ся в том, что льви­ная доля всей добы­ва­е­мой неф­ти и дру­гих полез­ных иско­па­е­мых нам уже не при­над­ле­жит.

А состо­я­ние эко­но­ми­ки настоль­ко удру­ча­ю­щее, что на курс наци­о­наль­ной валю­ты основ­ное вли­я­ние ока­зы­ва­ют уже не дохо­ды от неф­ти или иных полез­ных иско­па­е­мых, а нало­го­вые и тамо­жен­ные пла­те­жи от ее выво­за ино­стран­ны­ми соб­ствен­ни­ка­ми. Мы сего­дня подоб­ны жерт­ве уда­ва, когда каж­дый отдель­ный вдох-выдох поз­во­ля­ет змее сжи­мать груд­ную клет­ку до тако­го состо­я­ния, что жерт­ва поги­ба­ет от невоз­мож­но­сти сде­лать оче­ред­ной вдох.

 

 

Каз­бек БЕЙСЕБАЕВ,

экс-дипло­мат:

1. Китай уже явля­ет­ся пер­вой эко­но­ми­кой мира и поэто­му Казах­ста­ну в какой-то сте­пе­ни повез­ло, что рядом такой сосед. Китай – это не толь­ко инве­сти­ции в нашу эко­но­ми­ку, но еще гигант­ский рынок для наших това­ров экс­пор­та. При­чем раз­ных. Сле­до­ва­тель­но, такое сосед­ство долж­но сти­му­ли­ро­вать нашу эко­но­ми­ку. Но это одна сто­ро­на казах­стан­ско-китай­ско­го эко­но­ми­че­ско­го сотруд­ни­че­ства.

С дру­гой сто­ро­ны, инве­сти­ции про­сто так не вкла­ды­ва­ют­ся в эко­но­ми­ку дру­гой стра­ны. Китай, как стра­на с древни­ми тра­ди­ци­я­ми, все­гда дей­ству­ет на десят­ки, если не на сот­ни лет впе­ред и на пер­спек­ти­ву. В этой свя­зи нарас­та­ние в обще­стве тре­во­ги по пово­ду китай­ской экс­пан­сии в эко­но­ми­ку Казах­ста­на вполне обос­но­ван­но и объ­яс­ни­мо. Более того, инфор­ма­ция о казах­стан­ско-китай­ском эко­но­ми­че­ском сотруд­ни­че­стве со сто­ро­ны вла­стей Казах­ста­на дает­ся дози­ро­ван­но. Граж­да­нам гово­рят о мил­ли­ард­ных инве­сти­ци­ях, созда­нии тысяч рабо­чих мест. Но при этом ниче­го кон­крет­но­го не гово­рят про 51 сов­мест­ный с Кита­ем про­ект. Мы до сих пор не зна­ем, где будут постро­е­ны эти объ­ек­ты, какие они, что будут про­из­во­дить, сколь­ко будет рабо­чей силы из Китая. Все это толь­ко уси­ли­ва­ет тре­во­гу и вызы­ва­ет опре­де­лен­ное недо­ве­рие к дей­стви­ям вла­сти по акти­ви­за­ции сотруд­ни­че­ства с Кита­ем.

2. Китай явля­ет­ся глав­ным заказ­чи­ком и одно­вре­мен­но под­ряд­чи­ком Ново­го Шел­ко­во­го пути, кото­рый прой­дет через тер­ри­то­рию Казах­ста­на. Реа­ли­за­ция это­го про­ек­та откро­ет новый транс­порт­ный марш­рут для пере­ме­ще­ния гру­зов из Китая в Евро­пу и в обрат­ном направ­ле­нии. Этим и мож­но объ­яс­нить заин­те­ре­со­ван­ность Китая в инве­сти­ци­ях в Казах­стан.

Кро­ме того, в Китае вырос­ла доля сред­не­го клас­са, кото­рый пред­по­чи­та­ет упо­треб­лять каче­ствен­ные и эко­ло­ги­че­ски чистые про­дук­ты. Поэто­му Китай заин­те­ре­со­ван в казах­стан­ской сель­хоз­про­дук­ции, и, в первую оче­редь, это каса­ет­ся мяса, питье­вой воды и меда. Поэто­му инве­сти­ции идут в про­из­вод­ство этих про­дук­тов. Поче­му Казах­стан не раз­ви­вал их про­из­вод­ство на пер­спек­ти­ву и с при­це­лом на Китай? – это боль­шой вопрос, на кото­рый вла­сти пред­по­чи­та­ют не отве­чать и не вспо­ми­нать.

3. Высо­кие цены на нефть поз­во­ли­ли Казах­ста­ну акку­му­ли­ро­вать сред­ства в Наци­о­наль­ном фон­де. Сего­дня бла­го­да­ря Нац­фон­ду госу­дар­ству уда­ет­ся под­дер­жи­вать эко­но­ми­ку и выпол­нять соци­аль­ные обя­за­тель­ства. К сожа­ле­нию, созда­ние Нац­фон­да явля­ет­ся един­ствен­ным и реаль­ным дости­же­ни­ем Казах­ста­на в эко­но­ми­ке.

Сле­ду­ет так­же заме­тить, что инве­сти­ции в Казах­стан в основ­ном шли в неф­тя­ную отрасль. В свя­зи с паде­ни­ем цен на нефть вряд ли они будут идти в преж­них объ­е­мах.

Как уже было отме­че­но, глав­ным инве­сто­ром Казах­ста­на ста­но­вит­ся Китай. У казах­стан­ских мене­дже­ров были боль­шие пла­ны по раз­ви­тию эко­но­ми­ки и ее дивер­си­фи­ка­ции, но они так и оста­лись пла­на­ми. Никто у них не спра­ши­ва­ет про ГПФИИР и обе­ща­ния экс­пор­ти­ро­вать еже­год­но 60 тысяч тонн мяса, а вла­сти пред­по­чи­та­ют об этом не вспо­ми­нать.

Так и живем – мно­го слов, а резуль­та­тов нет. То, что мы наблю­да­ем в управ­ле­нии эко­но­ми­кой, – это не какие-то ошиб­ки и про­бе­лы. Это боль­ше похо­же на какую-то запла­ни­ро­ван­ную мас­штаб­ную акцию про­тив госу­дар­ства и его наро­да.

 

Рустем ТУРСУНБАЕВ,

пред­при­ни­ма­тель, бло­гер:

1. Нет, не под­дер­жи­ваю. Мы ниче­го не зна­ем об усло­ви­ях этих кон­трак­тов. Если это такие заме­ча­тель­ные кон­трак­ты, то пусть откро­ют их, пока­жут наро­ду и попро­сят пора­до­вать­ся вме­сте с ними, что они такие отлич­ные управ­лен­цы.

2. Китай погло­ща­ет Казах­стан. Поло­ви­на неф­тя­но­го сек­то­ра Казах­ста­на при­над­ле­жит Китаю. Я думаю, что там очень инте­рес­ные для Китая усло­вия, имен­но поэто­му и пря­чут кон­трак­ты. Здесь нали­цо кор­руп­ци­он­ная состав­ля­ю­щая.

3. Сей­час добы­ва­ет­ся око­ло 80 млн тонн неф­ти. Рас­хо­ды еже­год­ные: бюд­жет, рас­ход­ная часть 20 млрд; обслу­жи­ва­ние внеш­не­го дол­га – 15 млрд + 5 млрд про­цен­ты. Ито­го 20 млрд – еже­год­ных тран­шев из Нац­фон­да; 10–15 млрд – поте­ри от ЕАЭС; 10 млрд – вли­ва­ния в «Каз­ком», БТА (т.е. в част­ные бан­ки пре­зи­дент­ско­го окру­же­ния); 3–5 млрд – на под­дер­жа­ние кур­са тен­ге, сожгли 28 млрд. Раз­ме­щать на 3 года будет 10 млрд в год – ЭКСПО 5 млрд. Несо­раз­мер­ный эко­но­ми­ке чинов­ни­чий аппа­рат – 2 млрд на зар­пла­ту и бону­сы; кор­руп­ция – 10–20 млрд еже­год­но. Сами счи­тай­те. Боль­ше 100 млрд. А доход от неф­ти все­го 6 млрд. Но и эти кон­трак­ты закры­ты. Кому про­да­ют и по какой цене – боль­шой вопрос.

 

Денис КРИВОШЕЕВ,

эко­но­ми­че­ский обо­зре­ва­тель:

1. Во вся­ком слу­чае, эта поли­ти­ка после­до­ва­тель­на. Китай избра­ли как един­ствен­ный источ­ник финан­си­ро­ва­ния, пото­му что ника­кой дру­гой источ­ник сей­час недо­сту­пен. В стране, где попи­ра­ют­ся пра­ва соб­ствен­но­сти, где доста­точ­но лег­ко мож­но поте­рять кон­троль, очень слож­но най­ти инве­сто­ра, кото­рый на самом деле будет заин­те­ре­со­ван вкла­ды­вать день­ги. Китай – мощ­ная стра­на, она все­гда зна­ет, каким обра­зом защи­щать свои инте­ре­сы. Сего­дня у нее самое боль­шее коли­че­ство сво­бод­ных денег. Более того, Китай доста­точ­но поверх­ност­но смот­рит на соблю­де­ние закон­но­сти, на соблю­де­ние каких-то норм пра­ва, она лояль­на ко все­му. У нее есть толь­ко один инте­рес – это эко­но­ми­че­ская экс­пан­сия.

2. Здесь все очень про­сто. Китай­ская эко­но­ми­ка нуж­да­ет­ся в инве­сти­ро­ва­нии сво­их денег, пото­му что во внутрь вкла­ды­вать уж неку­да. Там тыся­чи заво­дов, кото­рые сей­час на гра­ни закры­тия, поэто­му им нуж­но актив­но задей­ство­вать чужие эко­но­ми­ки. Как вы зна­е­те, день­ги счи­та­ют­ся эффек­тив­ны­ми толь­ко тогда, когда они не про­сто лежат на сче­ту, а инве­сти­ро­ва­ны, при­чем в доста­точ­но доход­ные отрас­ли. Китай­цы не брезг­ли­вы, они могут пре­не­бре­гать эко­ло­ги­че­ским зако­но­да­тель­ством, доста­точ­но спо­кой­но отно­сят­ся ко все­му, поэто­му для них важ­ны толь­ко инве­сти­ции.

В вопро­се инве­сти­ций в Казах­стан я бы не пере­оце­ни­вал зна­чи­мость Казах­ста­на для Китая. Это все-таки послед­ствия срез­ной фобии, кото­рые китай­цы уме­ло пре­одо­ле­ва­ют. На мой взгляд, тот же про­ект Дима­ша Кудай­бер­ге­на – это доста­точ­но серьез­ный китай­ский поли­ти­че­ский про­ект, неже­ли музы­каль­ный. Это мож­но наблю­дать по тому, как раз­вер­ну­лись отно­ше­ния к китай­цам после того, как Димаш побе­дил в китай­ском музы­каль­ном кон­кур­се. Такие шаги будут пред­при­ни­мать­ся и даль­ше. Будет изыс­ки­вать­ся лояль­ность казах­стан­ско­го насе­ле­ния.

3. Есть две точ­ки зре­ния. Во-пер­вых, счи­та­ет­ся, что заем­ные сред­ства все­гда дешев­ле соб­ствен­ных. Это клас­си­че­ская эко­но­ми­че­ская модель, кото­рая сего­дня рабо­та­ет. Но при этом необ­хо­ди­мо учи­ты­вать и эффект от этих денег. У нас же мало того, что эффек­та нет, мы еще и долж­ны оста­лись. Пото­му что мы их поте­ря­ли от неудач­ной соб­ствен­ной инве­сти­ции.

Все стра­ны с подоб­ной эко­но­ми­кой очень похо­жи. Есть при­ме­ры, когда пло­хое обра­зо­ва­ние и недаль­но­вид­ность при­во­дят к раз­ба­за­ри­ва­нию накоп­лен­ных средств, кото­рые были полу­че­ны из недр. Про­ще гово­ря, есть такая рус­ская посло­ви­ца: «Отку­да при­шло, туда и ушло».

Поэто­му мы еще не можем до кон­ца све­сти дебет с кре­ди­том, но я думаю, что в конеч­ном ито­ге мы потра­тим куда боль­ше, чем добу­дем. В конеч­ном ито­ге мы еще оста­нем­ся долж­ны. Нам неку­да вкла­ды­вать день­ги, кро­ме как в ресур­сы. И тут мы начи­на­ем зави­сеть от конъ­юнк­ту­ры цен, рын­ка, а любые наши инве­сти­ции в высо­кие тех­но­ло­гии про­ва­ли­ва­ют­ся, пото­му что мы совер­шен­но в них ниче­го не пони­ма­ем. Во вся­ком слу­чае все про­ек­ты высо­ко­тех­но­ло­гич­ной сфе­ры, куда Казах­стан пытал­ся инве­сти­ро­вать, про­ва­ли­лись. Это про­ис­хо­дит не толь­ко от незна­ния, но и от непо­ни­ма­ния, что такое инве­сти­ции в прин­ци­пе.

Опрос под­го­то­вил

Аза­мат

ШОРМАНХАНУЛЫ,

«

еще по теме

ТРАЙБАЛИЗМ: ли мы ИЗ АРХАИКИ?

«Обще­ствен­ная пози­ция» (про­ект «DAT» №18 (430) от 10 мая 2018 г.   На острие про­бле­мы …

НАЗВАНЫ 50 БОГАТЕЙШИХ БИЗНЕСМЕНОВ КАЗАХСТАНА

«Обще­ствен­ная пози­ция» (про­ект «DAT» №18 (430) от 10 мая 2018 г.   Эхо неде­ли   …

Добавить комментарий