Home » ДАТ » КАК Я СТАЛ ПЕДАГОГОМ

КАК Я СТАЛ ПЕДАГОГОМ

«Общественная позиция»

(проект «DAT» №29 (393) от 17 августа 2017 г.

 

Образование – это воспитание

 


 

Преподаватель поневоле

 

Некоторые читатели ставят мне в укор, что в опубликованных книгах очень мало информации о моей педагогической деятельности. И они правы. В реалии все граждане в определенной степени являются педагогами, особенно когда воспитывают детей и внуков.

В послевоенные годы в сельских школах были сложности с формированием учительского состава, и в старших классах дирекция школы, в которой я учился, часто поручало мне вести уроки физкультуры в начальных классах.

В годы своей работы главным агрономом совхоза я возглавлял курсы по подготовке трактористов, машинистов, звеньевых, то есть рабочих кадров для производства. На курсах занятия вели главные специалисты совхоза: агроном, зоотехник, ветврач, инженер, строитель и т.д.

В период учебы в очной аспирантуре телеведущий по имени Марат (быть может, Мурат, запамятовал) вовлек меня для проведения еженедельной телепередачи «Экономическое знание». Гонорары по меркам тех лет были подспорьем моему семейному бюджету. Я весь осенне-зимний сезон старался вести телевизионное занятие содержательно и достойно. К тому же тогда я состоял в членстве Республиканского общества «Знание».

В конце 60-х годов при Алматинском зооветеринарном институте открылся постоянно действующий факультет «Повышение квалификации руководителей и специалистов сельскохозяйственных предприятий», где проходили переподготовку директора совхозов, председателей колхозов и главные специалисты хозяйств. Меня как работника Госплана КазССР по согласованию с отделом сельского хозяйства ЦК КПК пригласили работать внештатным преподавателем.

Когда завкурсами В.И.Матвеев представил меня слушателям, один из них воскликнул: «Чему нас может учить этот пацан, который ходит по ковровым дорожкам Госплана?!». Но Владимир Иванович тут же совершенно спокойно ответил: «Пацану – 31 год, и он – заместитель начальника отдела сельского и лесного хозяйства Госплана. За его спиной – производственный стаж в колхозном и совхозном полях. Как я уже сказал, он – кандидат экономических наук. Он рекомендован в качестве преподавателя Сельхозотделом ЦК. Еще вопросы будут?!».

Я особо не растерялся, но вызов воспринял. Не заглядывая в текст подготовленной лекции, начал задавать контрвопросы. Что такое система планирования? Какие планы вы знаете? Молчок. Сделав паузу, спросил – планы совхозов, колхозов, районов, областей и, наконец, республики бывают? Почти хором ответили, что, конечно, бывают. Сказал, что всем вам ставлю по двойке. Как же вы сами госплановцы все эти планы составляете и утверждаете, возразил опять тот же слушатель.

Я им объяснял систему и сущность планирования и открыл для слушателей истину, что планы в первую очередь составляются по производственным объектам, а затем все сводится снизу доверху. То, что вы считаете планом совхоза, то должно быть грамотно разработанным планом полевых бригад, молочных ферм, ремонтных мастерских, стройучастков и т.д. Объекты первичного планирования являются фундаментом всего народнохозяйственного плана. Поэтому значение внутрихозяйственного и внутризаводского планирования велико. Однако в силу своей неосведомленности некоторые руководители пренебрегают этой истиной, надеясь на интуицию. Не только хозяйственники, но встречаются и руководители высшего ранга, которые не разбираются в системе планирования. От грамотно составленных производственных планов исходит определение материально-технических и финансовых ресурсов. В региональном и в союзном уровнях разрабатываются межотраслевые балансы. И все это не только целая наука, но и незыблемая практика. Если мы научимся грамотно разрабатывать внутрихозяйственные планы, то в целом поможем себе и государству повышать эффективность управления экономикой. Весь этот разговор 45-летней давности.

 

Однако инцидент на курсах оказался достоянием отдела сельского хозяйства ЦК КПК. Видимо, В.И. Матвеев положительную информацию об уровне моей лекции пустил в ход. Через год я стал внештатным преподавателем Алматинской Высшей партийной школы, но на сей раз с подачи орготдела ЦК. За мной закрепили тему «Новые методы планирования и экономического стимулирования». Лет семь-восемь был привязан к партийной школе. Занятия в основном проводил по субботам. В связи с переводом меня ректором Высшей школы управления АПК был исключён из списка внештатных лекторов. Оказалось, что партшколе нужна была занимаемая должность приглашаемых лекторов, а не знания. С назначением министром ректор Высшей партийной школы намекал снова вести занятия, но я поблагодарил его, сослался на частые командировки, а если честно, то достоинство было дороже… В годы работы в Москве приглашался в Институт управления народным хозяйством и в Московскую партийную школу для чтения разовых лекций «О развитии экономики Казахстана», а также по просьбе академика В. Тихонова консультировал и был руководителем работ слушателей ИУНХ из Казахстана по подготовке и защите кандидатских диссертаций.

Таким образом, стихийно складывалась моя педагогическая, точнее, преподавательская деятельность. Признаюсь, вся эта дополнительная работа (хотя хорошо оплачиваемая с учетом ставки кандидата наук, затем – доктора наук) отнимало немало времени и сил. К каждой встрече с аудиторией необходимо было тщательно готовиться.

При авантюрном роспуске Верховного Совета Республики Казахстан 12-го созыва президентом страны мне журналистом Ериком Нуршиным был задан вопрос: «Серик Абдильдаевич, где теперь будете работать?». Я автоматом ему ответил: «Буду работать по профессии – профессором». Буквально через неделю поступило предложение от заведующего кафедрой СХИ Рахимжана Аутова, чтобы я вернулся на родную кафедру своего института. Однако в те дни я, вчерашний Председатель Верховного Совета РК, один из двух первых руководителей государства, не смог получить собственную трудовую книжку. Кому бы я ни звонил, все в один голос сожалели, что есть команда сверху… Более года находился без работы.

Вместе с тем почти все партии и движения приглашали меня возглавить оппозиционный блок. В состав Координационного совета «Республика» вошли 23 партии и движения. Нам удалось разработать антикризисную программу Казахстана, и с этого времени усилились антиоппозиционные действия режима. После разгона Верховного Совета 13-го созыва я зашел в здание пустующего парламента и поднялся в кабинеты работников отдела кадров. Там находились в основном работницы, которых я знал. Все собрались и очень благодушно восприняли мой приход. Они, естественно, интересовались о том, как Я, где Я? Но Я им сказал, что трудоустроиться не могу, так как вы мне не выдаете трудовую книжку. Они хором, мол, не мы, мы хотели бы, чтобы вы снова вернулись к нам. Пауза…

Я сказал, что пришел за трудовой книжкой.

Они перекинулись «глазами», и кто-то из них спросил, что напишем в книжке? Вы – юридически не освобожденный Председатель Верховного Совета.

Я им подсказал: «Освободить А.С. с должности … в связи с началом работы вновь избранного Верховного Совета». Все это отдельная тема.

 

Педагог – без специальной подготовки

 

Получив трудовую книжку, я явился в Казахский государственный сельскохозяйственный институт, и теперь уж по приглашению ректора. С ним раньше не встречался, и на меня Ермек Жумабеков произвел весьма хорошее впечатление. Предлагал должность заведующего кафедрой, так как Р. Аутов перешел на работу в Нархоз, но я пояснил, что для меня более чем достаточна должность рядового профессора. К разговору подключился первый проректор Рахимжан Елешов, сказав, что – «пусть будет по желанию Серикболсына Абдильдаевича».

С марта 1995 года началась моя профессорская деятельность. Через год заменили ректора института, а еще через год объединили два ВУЗа, и ректором стал К. Сагадиев.

Кенжегали Абенович имел статус ректора Аграрного университета по слиянию двух институтов (СХИ и АЗВИ), и он настоял на том, чтобы я взял кафедру и одновременно вовлек в университет спонсоров. В эти же годы академик Р. Куватов организовал свой частный институт Менеджмента и маркетинга. Приятельские отношения с Рашидом Юсипбековичем не позволили отказать в его просьбе помочь, и я вынужден был поддержать его одновременно – нести профессорскую нагрузку. В общей сложности в двух ВУЗах приходилось читать лекции по шести предметам: «Бизнес-план», «Планирование социально-экономического развития», «Основы предпринимательства», «Экономика отраслей Казахстана», «Менеджмент и маркетинг» и самостоятельным курсом – «Индикативное планирование».

Проблемы рыночной экономики и бизнеса мною изучались в поездках в США (1992), Китае (1993), Германии (1993), Англии (1998). В Университете Вульбергамптон (Великобритания) проходил месячную стажировку. Стал обладателем сертификатов – Фонда Сороса (США), Международного интеграционного центра «CINADCO», Международного сельскохозяйственного центра по развитию сельскохозяйственных коопераций «MASHAV» (Израиль), Университета Вульбергамптон (Англия), Фонда Евразия (США).

В те годы острой необходимостью было не только изучать зарубежный опыт, но и организовать самоподготовку профессорско-преподавательского состава университета. Пришлось организовать курсы под названием «Бизнес-план» и еженедельно проводить занятия по всем предметам, закрепленным за экономическим комплексом (так назывался наш деканат).

Наряду с этим для изучения «Рыночной экономики» была создана большая группа из числа ведущих специалистов ректората, заведующих кафедрами всего университета, которой руководил проректор Мухамеджан Исаев, где мне поручалось проводить занятия. Система самоподготовки сыграла положительную роль в деле совершенствования образовательного процесса в условиях перехода на рыночные рельсы.

За годы педагогической деятельности – единолично, в соавторстве и под редакцией – изданы 18 учебников и учебных пособий нового типа на казахском и русском языках. На подготовку и выпуск этих книг по объему от 2 до 29 печатных листов не использовано ни тиына бюджетных средств, а все они издавались за счёт выигранных в конкурсах грантов зарубежных фондов, за исключением учебного пособия «Маркетинг-менеджмент» (2016 г.), когда уже иностранцы перестали объявлять конкурсы на финансирование образовательных проектов.

Работа с грантами зарубежных фондов была сложна, но того и стоила. Удалось оборудовать Консалтинговый (позднее – Образовательный) центр, создать пять-семь рабочих мест и как руководитель – зарабатывать. В конце 1998 года моя месячная зарплата по двум ВУЗам доходила до 129,5 тыс. тенге, из них как исполнителю программ по гранту – 99 тыс. тенге, что было по меркам тех лет высокой оплатой, эквивалентной более чем 1,6 тыс. долларов. Для сравнения: в конце 1999 года я был избран депутатом парламента. Месячная зарплата была 34 тыс. тенге, но тенге девальвировался быстро. К завершению депутатской деятельности зарплата стала уже 129 тыс. тенге, но не такой, какую сегодня назначенные депутаты получают – по 1 млн тенге в месяц…

(Продолжение следует)

Серикболсын АБДИЛЬДИН,

профессор

About Zika1961