Home » ДАТ » ЕСЛИ ЦЕНТРОБАНК БУДЕТ В МОСКВЕ, то Астана и Минск получат крохи

ЕСЛИ ЦЕНТРОБАНК БУДЕТ В МОСКВЕ, то Астана и Минск получат крохи

«Общественная позиция»

(проект «DAT» №16 (287) от 23 апреля 2015 г.

 

Разговор на разворот: единая валюта – путь куда?

 

Единая валюта в любом ее виде – безналичном или наличном – является самым мощным инструментом централизации власти. Поэтому даже простое теоретическое обсуждение введения единой валюты в ЕАЭС фактически является предательством интересов независимого Казахстана.

 

 

Президент России Владимир Путин предложил обсудить введение единой валюты для стран Евразийского экономического союза. Многим в Казахстане кажется, что северный сосед разыгрывает свою политическую карту. Так ли это? Экономический обозреватель КазТАГ делится своей точкой зрения.

 

Россия захватывает РЫНОК КАЗАХСТАНА

Самым крупным событием последнего времени является конфликт ведущих западных держав с Кремлем. После того, как президент России приказал ввести российские войска на территорию Крыма, лишь через полгода признав их принадлежность, отношения США и Евросоюза с Россией резко ухудшились. Западная система, признав Кремль ответственным за отделение Крыма, отрезала себе пути к полноценному сотрудничеству с Владимиром Путиным. Если нынешние политические элиты возобновят сотрудничество с нынешним руководством Кремля, это будет означать потерю доверия электората западных стран.

Но пока российскую экономику ждут жесткие санкции, которые неминуемо будут бить и по нашей стране. Падение рубля и прозрачная граница между странами уже привели к тому, что российские товары стали гораздо конкурентоспособнее, чем казахстанские. Многие наши компании регистрируют падение выручки, отправляют сотрудников в отпуска без содержания. В перспективе это может привести к увеличению безработицы. Надо ли упоминать, что падающая цена на нефть может поднять социальные проблемы?

Наши резервы уже упали на $6,3 млрд, и есть существенный риск дальнейшего падения. Даже рост цен на нефть ничего не даст Казахстану. Ведь российская экономика в режиме внешних санкций будет высасывать валюту из любых доступных рынков. Наша экономика в 10 раз меньше российской. Это значит, что еще один год санкций чреват для наших производителей разорением. Девальвация без введения заградительных пошлин на российские товары лишь отсрочит неминуемые банкротства для многих казахстанских компаний.

Суть противостояния – как ЕС, США, так и Россия являются капиталистическими режимами олигархического типа, которые конфликтуют за рынки сбыта. В свою очередь распределение любых государственных затрат осуществляется среди элит. Это значит, что и внешнеполитическое напряжение с сопутствующим ростом военных расходов благоприятно элитам обеих сторон. Они зарабатывают деньги на экстремальной ситуации, решают собственные внутриполитические задачи лояльности электората. Неблагоприятная обстановка медленного экономического роста чревата внутриполитическими конфликтами и социальными волнениями для всех участников. Поэтому экспорт конфликта был весьма важен для сохранения режимов стран.

 

НАЗАРБАЕВ И ЛУКАШЕНКО превращаются в наместников?

Через призму олигархических конфликтов предложение о единой валюте в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС) больше видится как продолжение конфликта России с Западом за рынки сбыта. Давайте посмотрим, какие нужны условия для единой валюты. В первую очередь, ее должен выпускать единый центральный банк, который должен опираться на полноценные, достоверные данные о консолидированном бюджете ЕАЭС. Значит, странам теоретически надо будет создать объединенный бюджет, единую систему налогового администрирования. Это неминуемо ведет к единой системе чиновничества.

Возникает логичный вопрос, который КазТАГ поднимал еще до того, как создавали Таможенный союз, практически не советуясь ни с одним казахстанским экспертом. Кто будет руководить Центробанком, кто будет назначать чиновников, кто будет устанавливать ставки налогов? Следовательно, предложения о введении единой валюты являются ничем иным, как попыткой захватить рынки Казахстана и Беларуси невоенными мероприятиями.

Надеюсь, казахстанские и белорусские чиновники осознают, что единая валюта приведет к тому, что президенты, как младшие братья, будут обивать пороги российского Центробанка и клянчить ликвидность в пресловутых алтынах. Единый бюджет означает, что президенты будут собирать челобитные с областных акимов/губернаторов и передавать их в наднациональные органы.

А как только центр принятия экономических решений уйдет в Москву, должности президентов сразу же функционально превратятся в кресла наместников. Да, белорусский или казахстанский президент будет назначать акимов, министров, губернаторов, мэров. Но что значит способность назначать без возможности распределять бюджет?

Сколько времени пройдет от введения единой валюты до создания феодальной системы с центром в Москве? На этот раз основанной не на коммунистической идеологии, а на чистой капиталистической идее эксплуатации слабого сильным? Единая валюта в любом ее виде – безналичном или наличном – является самым мощным инструментом централизации власти. Поэтому даже простое теоретическое обсуждение введения единой валюты в ЕАЭС фактически является предательством интересов независимого Казахстана.

Есть мечтатели, которые серьезно считают, что Центральный банк ЕАЭС может теоретически находиться в Казахстане. Пойдет ли Москва на это, если 90% экономики ЕАЭС – это Россия? Нет. Однако справедливо ли, если регулятор, расположенный в Москве, будет решать, сколько денег должно обращаться в экономике Казахстана? Нет. Может ли президент Казахстана или России гарантировать, что казахстанский или российский чиновник будет действовать исключительно в интересах народа? Нет. Тогда о каком Центральном банке мы можем говорить? Где будут храниться золотовалютные резервы ЕАЭС? Как будет оцениваться один рабочий час рабочего в Сибири и Талдыкоргане? Это не вопросы. Это абсолютные препятствия не только для валюты, но и для дальнейшего функционирования ЕАЭС.

Евразийский экономический союз уже стоит перед выбором: российские, казахские или белорусские экономические интересы важнее? Сейчас мы читаем о серьезных торговых войнах через проверки потребнадзора России и Казахстана. Наверное, давно пора признать, что даже самые перспективные интеграционные инициативы в исполнении чиновничества неуклонно ведут к ограничению суверенитета Казахстана и Беларуси с последующим переносом контроля в Москву. Таможенный союз-ЕАЭС по первоначальной задумке должен был открыть российский рынок для казахстанских компаний, а на деле – начал банкротить наши едва зарождающиеся компании.

Даже нынешняя малопонятная инициатива дедолларизации не имеет внятных объяснений. Однако все проще: пока дедолларизация для Казахстана – это юанизация или рублевизация. Когда за тенге будут стоять конкурентоспособная экономика, высокопрофессиональные чиновники, которые создают лучшую в мире среду для бизнеса, когда в казахстанские университеты будут приезжать учиться из развитых стран, а наша медицина будет примером для большей части Европы, а все это будет под защитой прекрасных военных и высокоморальных правоохранительных органов, проблема долларизации уйдет сама по себе.

 

Идеологическая ДЫМОВАЯ ЗАВЕСА

В качестве же аргументов единой валюты мы слышим не цифры, а получаем шквал пропаганды. Западные страны, где казахстанские и российские чиновники держат семьи и хранят сотни миллиардов долларов (не рублей и не тенге), объявлены врагами. Нас убеждают, что Европа и США мечтают править нами и желают нам провала.

Однако многих «борцов с Западом» мы видим в престижных ресторанах Женевы, Лондона и Цюриха. Да, они неумело владеют вилкой и ножом, не знают, как пользоваться салфеткой. Подобострастно пытаются сказать фразу на ломаном английском метрдотелю, чем вызывают смущение своих детей, которые с таким же трудом владеют русским или казахским. После ужина они едут в свои собственные дома на берегу Темзы или Цюрихского озера. И сидя в кабинетах с видом на зеленые лужайки, пишут речи о том, что «Запад хочет нас разрушить».

Этих людей Запад давно уже поработил и разрушил. Они стараются вызвать в нас ненависть по простой причине: ненависть к общему врагу снижает критичность мышления и притупляет чувство голода. Это напоминает пресловутый анекдот про коммуниста, который хотел жить при коммунизме, но как капиталист. В итоге ему предложили место в президиуме.

И теперь эти люди предлагают ввести общую валюту, чтобы ускорить строительство общего барака. Понимают ли это наши пропагандисты, что два капиталистических государства не могут сотрудничать из ненависти к третьему? И это не снимает важнейшего вопроса – кто будет главным? Российский президент с 90% экономики или казахстанский с белорусским, у которых остаток 10%?

Наша тревога не напрасна. В Казахстане проводится настоящая маркетинговая стратегия, цель которой – навязать обществу обсуждение мнимых плюсов и минусов общей валюты. В попытке получить доступ к российскому рынку и дружеским ценам на транзит через территорию РФ мы внезапно очутились в центре воинственного марша.

 

Нужна ли независимость ПРИ ЕДИНОЙ ВАЛЮТЕ?

И мы задаемся простым вопросом – нужна ли Казахстану государственная независимость? Наши чиновники, которые с готовностью обсуждают любые интеграционные инициативы, порой похожи на ребенка, который в темном лесу прижимается к медведю, потому что боится волков.

Может, мы все, всем обществом зададимся вопросом – нужна ли каждому из нас независимость? Мы с такой готовностью вступаем в сомнительные союзы, где у нас нет права голоса. Может, потому что мы боимся быть одни? Потому что нам нужен руководящий голос сверху?

Создается ощущение, что многие наши чиновники, которые ратуют за страстное слияние в ЕАЭС, считают, что независимость Казахстану досталась слишком бесплатно, слишком бескровно, слишком быстро. Некоторые чиновники разваливают систему здравоохранения и лечатся за границей. Не развивают образование в Казахстане, сами тем временем отправляя отпрысков за границу за госсчет. Простых людей сажают в тюрьму за кражу мешка картошки, тогда как за воровство миллиардов чиновник выплачивает лишь штраф. Значительные слои чиновничества злоупотребляют нашей общей независимостью. И у меня лично возникает вопрос: все ли власть имущие понимают, что независимость не кошелек, а ответственность за развитие страны?

В буквально наркотической эйфории безнаказанности они сбивают людей на машинах, откупаются за убийства и покупают машины еще лучше прежних. Находясь при исполнении своих якобы обязанностей, эти же чиновники твердят, что действуют по указу президента и правительства. Но разве от чиновников требуют коррупции, воровства и глупых решений? Они надеются, что завтра, если введут единую валюту, они продолжат воровать. Лишь центр контроля сместится из Астаны в далекую Москву. Но нет.

В Казахстане, как и в России, до сих пор работает принцип так называемой обезьяньей стаи – решение принимается через шум и гвалт, невзирая на мнение специалистов. Общество, которое принимает решения не на основе мнений экспертов и ученых, а на основе криков, мускул и возраста, обречено всю свою историю скакать по деревьям, пока кто-то не наденет на него ошейник.

Непрофессионализм и корысть чиновников, а также их родственников, давно уже стали социальным СПИДом. У государства пропадает иммунитет на малейшие внешние угрозы. Мы ведь понимаем, что угроза исходит не от Москвы или Пекина, Вашингтона или Эр-Рияда. Когда нет иммунитета – человек умирает от простейших заболеваний.

Пора укреплять иммунитет, а не надеяться на силу больших организаций. Кому мы нужны, если не нужны самим себе? Но раз мы не видим опасности от ЕАЭС и единой валюты, может, стоит опять потерять независимость на 200 лет? Может, лишь вернув независимость через сотни лет, силой оружия, пролив реки крови, усеяв землю телами невинных, мы сможем начать ее ценить? Нашу независимость, с которой мы опять расстаемся и опять слишком легко.

Расул РЫСМАМБЕТОВ,

КазТАГ

 

About Zika1961