Home » ДАТ » Электоральный Кыргызстан: А «ПРОКУРОРЫ» КТО?

Электоральный Кыргызстан: А «ПРОКУРОРЫ» КТО?

«Общественная позиция»

(проект «DAT» №28 (392) от 11 августа 2017 г.

 

Постсоветский синдром

 

В Кыргызстане завершился приём

заявлений от кандидатов в президенты

страны. На сей раз их 59 человек


Нынешняя осень в Кыргызстане обещает быть жаркой. После некоторого затишья политические баталии в стране возобновились с новой силой, вплоть до того, что вчерашние непримиримые оппоненты вдруг вздумали объединиться в одну политическую партию. Общую партию решили создать лидеры «Ата-Журт-Мекенчил», «Бутун Кыргызстан» и «Онугуу – Прогресс». Адыхан Мадумаров, Ахматбек Келдибеков и Камчебек Ташиев, а также Бакыт Торобаев поставили свои подписи под соглашением, в котором указано, что они объединяют силы для проведения честных выборов и поддержания политической стабильности.

 

Пока неизвестно, кто станет единым кандидатом от новой политической партии, разойдутся ли по партийным квартирам объединившиеся партии в случае проигрыша на выборах или дальше будут действовать единым фронтом. Учитывая особенности характера каждого из лидеров, трудно предположить, что этот союз окажется долгоиграющим проектом. Скорее всего, после 15 октября – дата проведения президентских выборов – объединение распадётся на составляющие части.

На сегодня официально зарегистрирован в качестве кандидата в президенты страны только один человек – бывший премьер-министр Темир Сариев. У всех остальных кандидатов продолжается проверка знания ими государственного языка. Регистрация кандидатов закончится 10 сентября.

Другой особенностью нынешних президентских выборов стало то, что из 59 претендентов на президентский пост 11 человек имеют проблемы с законом, 7 из них были судимы, а двое даже дважды осуждены. Как сообщили в ЦИК республики, эти 11 человек привлекались к ответственности по нескольким статьям, среди которых есть статьи антиконституционного характера, хулиганство, коррупция. Между тем, в республике, похоже, никого особенно не удивляет наличие судимых среди претендентов в президенты Кыргызстана. Ведь в стране давно привыкли к тому, что нарушения с законом имеют даже те, кто по роду деятельности призван заниматься соблюдением закона. Возьмём, к примеру, прокуратуру.

С момента получения независимости в Кыргызстане сменилось 13 генпрокуроров. 10 из них получали свои должности после марта 2005 года. Иначе говоря, при президенте Аскаре Акаеве, руководившего страной 15 лет, сменились всего 4 генеральных прокурора. При этом никто из них не привлекался к уголовной ответственности.

Не то происходит после свержения Акаева. Так, в марте 2005 года генеральным прокурором был назначен Мурат Суталинов, пробывший всего один день на этом посту. Суталинов был также министром внутренних дел, председателем Службы нацбезопасности, а в июле 2014 года его осудили на 20 лет лишения свободы за превышение служебных полномочий. В тюрьме он потерял почку.

Азимбек Бекназаров, назначенный генеральным прокурором, пробыл в этой должности с апреля по сентябрь 2005 года. Но даже за короткое время успел «прославиться» тем, что начал уголовное преследование Аскара Акаева и его семьи. Снят с должности за «допущенные грубые нарушения законодательства и проявленную заинтересованность».

К слову, некоторые политологи видят связь между недавним заочным осуждением на 20 лет зятя Аскара Акаева – Адиля Тойганбаева и появлением вновь на политической арене Азимбека Бекназарова, который выдвинут кандидатом в президенты страны курултаем национал-патриотических сил. Шансов у националистов на победу своего кандидата практически нет, потому используются все методы, чтобы привлечь внимание к себе.

Другой генпрокурор Эльмурза Сатыбалдиев был осуждён на 19 лет лишения свободы. Отбыв две трети наказания, выпущен на волю по УДО.

Нурлан Турсункулов, работавший генпрокурором 5 месяцев, освобождён от должности после второй революции. В июле 2014 года за злоупотребление служебными полномочиями приговорён к 19 годам лишения свободы. Однако наказание не отбыл, так как отпущен по УДО.

Доследственная проверка проводилась и в отношении другого бывшего генерального прокурора Кубатбека Байболова, которого Роза Отунбаева сняла с должности за нарушение морально-этических норм.

С декабря 2016 года находится под следствием по подозрению в превышении должностных полномочий Аида Салянова, которая возглавляла генеральную прокуратуру с 2011 по 2015 годы.

Стоит ли удивляться, что при таком массовом нарушении закона со стороны прокуроров – тех, кто обязан надзирать за исполнением закона, в Киргизии столь часты случаи, когда криминальные элементы рвутся к власти? Недаром молодёжное объединение «Жаны муун» выступило с призывом к политикам не прибегать к помощи ОПГ на предстоящих президентских выборах. Однако и в самой республике затрудняются провести грань между организованной преступностью и теми, кто становится преступниками, будучи обязанными по службе бороться с криминалом.

Таким образом генеральные прокуроры Кыргызстана один за другим переходят в статус государственных преступников, а потому напрашиваются системные выводы. Когда прокуратура стабильно поставляет на конвейер готовых уголовников, неизбежно возникает вопрос о качестве и беспристрастности возбужденных ею дел. Тем более, что осуждены ее начальники не за мелкие проступки.

Слишком много оснований сомневаться и более того – допускать в профессиональных действиях обвинителей не случайный преступный умысел. Потому что преступления совершаются, в основном, на рабочем месте, особенно в такой деликатной сфере. Кто же поверит, что прокурор нарушает закон на стороне, а в собственном кабинете сияет чистотой помыслов? Вот обратное иногда случается, и то не всегда. Как минимум, это основание отзывать не только преступника из начальственного кресла, но отзывать и произведенный им брак.

На пороге президентских выборов, побыв в Кыргызстане, узнали еще об одном законодательном казусе. Следователи и силовики составляют запросы в Интерпол, обращаясь к этой международной организации за помощью там, где их собственных возможностей недостаточно. Но как быть, если помощь требуется по фальсифицированному делу? Ведь если такое подтвердится, то репутация правоохранителей будет стопроцентно замарана и будущее сотрудничество КР с международными инстанциями может оказаться под вопросом.

Понятно, что для отставленных и осужденных преступников репутация республики вообще не представляет никакой ценности. Но простые профессионалы, честные сотрудники, которых большинство, могли бы об этом задуматься. Да и сами чиновники из Интерпола – понятно, что формально они обязаны сотрудничать с соответствующими ведомствами каждого из государств (правда, не в каждом генпрокуроры грациозно уходят на посадку, подобно авиалайнерам). Но не рискуют ли интерполовцы в итоге сами оказаться соучастниками?

Денис КАРАМАНОВ,

«D»

About Zika1961