Home » ДАТ » ЧТО ОБЩЕГО МЕЖДУ ЭКСПО и Всемирными играми кочевников?

ЧТО ОБЩЕГО МЕЖДУ ЭКСПО и Всемирными играми кочевников?

«Общественная позиция»

(проект «DAT» №34 (398) от 21 сентября 2017 г.

 

Эхо ЭКСПО

 


 

Как уже известно, в столице Казахстана завершила свою работу тематическая «Астана ЭКСПО-2017 – Энергия будущего», событие широко обсуждаемое в казахстанском обществе. Годом ранее в Кыргызстане прошли Всемирные игры кочевников, которые также встретили контрастную оценку поддержки и критику в кыргызстанском обществе.

 

Хотя эти два события не сопоставимы по цене и целям, послевкусие от них парадоксально пересекаются. Для властей обеих стран события стали возможностью для позиционирования себя на международной арене. ЭКСПО в Казахстане является продолжением дискурса, направленного на позиционирование страны ближе к приставке «евро», чем к окончанию «стан». Для Кыргызстана Игры также входят в ряд имиджевых инициатив, достаточно вспомнить «Манас-1000», «Ош-3000», Горный саммит и пр.

Достаточно активные инициативы производить масштабные мероприятия в Казахстане и в Кыргызстане можно оценивать как акции, направленные на повышение легитимности властей. Для Кыргызстана все события такого уровня традиционно организуются на фоне плохого состояния дел во внутренней экономике. Хотя в некоторых группах общества такие инициативы воспринимаются как стремление к консолидации общества – оценка, как известно, зависит от говорящего.

Оба события были проектами властей, они были призваны актуализировать свое существование и адресовались международной публике, вместе с этим они произвели важный внутренний эффект.

На Играх кыргызстанцев и туристов было в процентном соотношении 60:40, реально прикольно было встретить молодежь из Новой Зеландии и Лейлека, болеющих за одну из команд по кок-бору. На ЭКСПО соотношение казахстанцев и туристов было примерно 90:10, но что меня зацепило, так это то, что в очереди на пик Байтерека со слепком отпечатка ладони президента Назарбаева стояли в длиннющей очереди казахстанцы – русские, корейцы, уйгуры. Представьте себе – выстоять очередь! Еще купить билет! Чтобы, скажем, приблизиться к №1. Это невозможно представить в Кыргызстане. Это можно воспринимать как знак уважения и сопричастности или как результат «зомбоящика».

Как ответы на оба мероприятия волна критики была достаточно сильной для Казахстана и ординарной для кыргызстанских реалий. К этому выводу пришла после общения с разными участниками ЭКСПО, просмотра казахстанских ТВ и соцмедиа, и соответствующего кыргызстанского медиаконтента.

Коррупционные скандалы имели место в обоих случаях, но самый важный посыл критики в бытовых разговорах адресовался в Казахстане, на мой взгляд, диссонансу, который производит «Астана ЭКСПО» на фоне других частей страны, отражая тем самым растущее социальное неравенство для Казахстана. В Кыргызстане же – неоправданным расходам на Игры в условиях жесткого бюджетного дефицита. Я увидела еще один парадокс. Хотя Игры адресовались в большей степени внутренней публике, они произвели позитивный внешний эффект. Достаточно сравнить с прежними цифры о числе приезжающих после игр в страну туристов. В то же время «Астана ЭКСПО» была по большому счету ориентирована на внешнего зрителя, но произвела важный внутренний эффект – произошла дискуссия на тему «Насколько образ, предлагаемый пространством Астаны, соотносится с интересами конкретного гражданина?». Однако послевкусие, которое получаешь, покинув этот «остров будущего» и оказавшись на станции Чу, дает бесценный толчок к тому, чтобы задаться вопросом: «Кто будет частью этого будущего?».

Можно по-разному относиться к этим событиям и вообще к идее проведения масштабных мероприятий по инициативе властей, но безусловно, они являются значимыми толчками, формирующими неконтролируемую дискуссию и общественное мнение в неожиданных для самих организаторов ракурсах.

Асель МУРЗАКУЛОВА,

кандидат политических наук,

Azattyq.org

About Zika1961