Home » DAT АНАЛИЗ » ЧЕМ БОЛЬНА казахстанская МЕДИЦИНА?

ЧЕМ БОЛЬНА казахстанская МЕДИЦИНА?

«Общественная позиция»

(проект «DAT» №31 (395) от 31 августа 2017 г.

Экспертный анализ


(Продолжение. Начало в номере от 24 августа с.г.)

Каково же сегодня положение в обществе врачей? Положение их самое незавидное, они самые низкооплачиваемые, они самые бесправные, они самые незащищенные. Ратный труд их по достоинству не оценен обществом. Заработная плата хирурга, который спасает от смерти тысячи людей, меньше, чем зарплата уборщицы нефтяной конторы. Какое унижение, какая вопиющая несправедливость!

В каком обществе мы живем? Ничто не угнетает человека так, как бедность. Разве может врач или учитель, имея мизерную зарплату, купить или построить дом, улучшить материальное положение семьи, дать достойное воспитание детям или направить их в престижный столичный вуз, где ежегодная плата за обучение превышает 1 млн тенге? Это означает, что этим детям изначально самой судьбой определено быть в социальном неравенстве, быть второсортными, какими бы способными они ни были. Как правило, это дети из сельских мест и малоимущих семей.

Такая социальная несправедливость, безусловно, оказывает пагубное влияние на всю будущую жизнь этого молодого человека. Другими словами, в престижный вуз попадают не те, у кого хорошие способности и знания, а те, у кого толстый кошелок у родителей, неизвестно, каким путем добыто его содержимое. Будет ли такой вуз престижным – это тоже вопрос.

В стране не решаются вопросы привлечения молодых специалистов в сельские местности и решения проблем с кадрами. А сегодня деньги дают, квартиру дают – все равно в село никто не едет. Разве молодые люди, которые всю жизнь жили в Алматы или в Астане, поедут работать в сельскую глубинку? Ни за что. Они все остаются там и устраиваются работать в столичных учреждениях и оттуда отсылают нам «ценные» указания. А сами толком не лечили ни одного больного в жизни. А сельское здравоохранение сегодня на грани полного краха. И не только сельское.

Причиной всего этого является неправильная, непродуманная и недальновидная политика государства в области здравоохранения. Создалось противоречие, системный кризис в здравоохранении. Система – советская, а общество – рыночное. Вот почему в течение почти 20 лет мы постоянно реформируем здравоохранение – и все безрезультатно.

Нам, врачам старшего поколения, приходилось претворить в жизнь все эти реформы. Каких только реформ мы ни видели! И новый хозяйственный механизм, и бригадный подряд, и территориальное медицинское объединение, и ФОМС, и «Денсаулық», «КГП», «СВА», «ПМСП», «ККМФУ», «ТЦМК», «ЕНСЗ», «КОМУ», «РИАЦ», госзакупки, тендеры и прочее. С 2010 года внедрена новая реформа – единая национальная система здравоохранения. Что она дала, скажу позже.

Сегодня нельзя утверждать, что все эти реформы были лишены каких-то положительных идей и смыслов. Но им не суждено было осуществиться в силу разных причин. Надо отметить одну, очень важную особенность всех этих реформ – все они начинались, как правило, сверху, в министерских кабинетах и без достаточного анализа и профессиональной подготовки, без широкого обсуждения медицинской общественности. А рядовые врачи, которые должны были проводить их в жизнь, вообще не имели понятия об этом и были поставлены перед фактом.

Еще одна интересная деталь – каждый новый министр (а они менялись через каждые 2-3 года) вводил новую реформу. А программа предыдущего министра, рассчитанная на 5 лет и утвержденная постановлением правительства, исчезала бесследно, как будто ее и не было.

В Атырауской области, помнится мне, в тот период в течение двух месяцев создали более 50 СВА, некоторые из них располагались в саманных сараях с печным отоплением. Но рапортовали вверх об успешном выполнении указания. Раньше было в районе одно учреждение – центральная районная больница, которая отвечала за здравоохранение района в целом, было централизованное управление и финансирование. Теперь в этом районе образовалось более 20, в некоторых местах до 30 юридических лиц, которые не подчиняются друг другу. В каждом из них главные врачи, заместители, бухгалтера, заведующие отделениями, хозяйственные работники, секретарши и т.д. Всем требуется хорошее здание, мебель, компьютеры, лечебно-диагностическая аппаратура, автотранспорт и многое другое. И естественно, расход финансовых средств возрос в разы. А состояние медицинской помощи с каждым разом становилось все хуже и хуже. А прикрепленное население этого СВА не превышает 5-10 тысяч человек. При этом непосредственно в СВА обращаются не более 10 % больных, остальные уходят в областные и городские ЛПУ, то есть они работают, как диспетчера, по принципу обращаемости. А это в корне противоречит основному предназначению СВА или ПМСП. А главная их задача – не столько лечение, сколько предупреждение, оздоровление, наблюдение и учет. В каждом ПМСП должен быть персонифицированный учет каждой семьи, каждого человека, то есть должна быть создана полная база данных на всех жителей обслуживаемой территории. Семейный врач должен не просто знать ту или иную семью, а знать эту семью, как говорится, изнутри. Знать каждого человека в отдельности, все его болячки, все заболевания и своевременно проводить профилактические мероприятия, заниматься оздоровлением, чтобы не доводить до серьезного заболевания. А если все же кто-то заболеет, то своевременно и квалифицированно его лечить. В случаях, требующих стационарного лечения, не теряя времени, сразу же направить больного в клинику. Если это дети, то проводить все, что в этих случаях требуется, начиная с питания малыша, ухода, прививки, здорового образа жизни, занятия спортом и т.д. Семейный врач должен быть самым близким и желанным человеком каждой семьи.

Из этого краткого описания видно, каким разносторонним и грамотным должен быть семейный врач. Соответствуют ли этим требованиям наши семейные врачи? Далеко нет. В чем причина? Может быть, у нас еще не укрепился институт семейных врачей? Но мы этим занимаемся более 20 лет. Нет, причина в существующей системе.

У нас хромает не только первичная помощь, у нас серьезно больна вся система здравоохранения сверху донизу. У нас серьезно страдает вся система отбора и подготовки медицинских кадров и система последипломного обучения и переподготовки. Необходимо кардинально менять всю существующую систему здравоохранения и построить принципиально новую, с учетом мирового опыта и практики развитых стран.

Еще одним очень серьезным упущением существующей системы здравоохранения является свертывание педиатрической помощи и СЭС. Это вообще уму непостижимо. Вместо того, чтобы расширять педиатрическую помощь, ее, наоборот, свернули. Закрыли педиатрические факультеты в вузах, в ПМСП детей обслуживают терапевты. Они абсолютно не подготовлены для работы с детьми, не знают специфику педиатрии. В одном кабинете принимают и беременных, и детей, и больных взрослых. На педиатрических участках сегодня работать некому. Узких детских специалистов практически не осталось, да и откуда им взяться. Патронаж новорожденных, активное посещение детей до года, прививки, детское питание – все это лишь одно название. В детских больницах работать некому.

Лет 20–25 назад была слаженная система педиатрической помощи. Детские поликлиники были отдельные с раздельным входом для здоровых и для больных детей. Работали там опытные врачи-педиатры. В первый же день после выписки из роддома малыша посещал участковый педиатр. Были детские молочные кухни, которые готовили молочные смеси соответственно возрасту детей. Все тщательно контролировалось СЭС. Мы были спокойны за здоровье своих детей. А в яслях и детсадах был строгий контроль за здоровьем и питанием детей. А сегодня? То, что происходит сегодня, без содрогания воспринимать нельзя. Мамаши несутся по городу в поисках узкого детского специалиста. На приеме у детского хирурга ежедневно бывает до 50 посещений. О каком качестве помощи может идти речь? Как мы дошли до этого? Что будет дальше? Через несколько лет у нас вообще не будет детского врача. Это только то, что лежит на поверхности.

Если проблему рассматривать глубже: врожденные патологии, неврологические заболевания, детские инфекции, физическое недоразвитие детей, эндокринные заболевания, здоровье беременных и многие другие проблемы ждут своего изучения и решения. Неужели в Министерстве здравоохранения и во всей республике не нашлось ни одного человека, который мог бы трезво оценить ситуацию и сказать, что так нельзя поступать с детством?! Нет, такие люди были и есть, но к их вопиющему гласу не прислушались. Мы потеряли драгоценное время, квалифицированных кадров и разрушили слаженную систему работы, созданную многими десятилетиями.

В последнее время в стенах парламента было обсуждение этого вопроса, принято решение правительства с 2017 года восстановить педиатрические факультеты в вузах и всю структуру педиатрической помощи в стране. Но почему это предложение исходило из парламента, а не от Министерства здравоохранения?

Разумеется, восстановить разрушенное будет крайне сложно. Это потребует десятилетия, а время не стоит на месте. Необходимо внедрять новые технологии, подготовить кадры. Вот цена неграмотного, непрофессионального чиновничьего подхода в решении важных государственных проблем. Это лишь одна из них, а таких проблем в здравоохранении много.

К примеру, ликвидация СЭС привела к массовым нарушениям санитарных норм и отравлениям людей. Непонятно, кому мешал СЭС? Что делается сегодня в общепитах и в уличных киосках, не говоря уже о других учреждениях? Практически везде отсутствуют сертификаты, санкнижки, контроль за продуктами и сплошные нарушения санитарных норм. Еду готовят там, где нет даже водопровода и канализации. Ведь кто-то дал им разрешение на открытие этих киосков? А проверять их нельзя – малый бизнес! Так, наверное, тоже нельзя. Нужен дифференцированный подход. Общепит, санитарные нормы – это должно быть исключением, так как нарушение этих норм создает угрозу безопасности государства. Сегодня было бы крайне важно создать государственную комиссию и расследовать эти и другие аналогичные поступки чиновников в здравоохранении и дать всем им справедливую оценку. Ведь многие из них и сегодня находятся на руководящих должностях в стране.

Лекарственное обеспечение доведено до полного абсурда. Нет никакой государственной регуляции, контроля, все отдано в частные руки. Лекарства продаются в аптеках свободно как товар на базарах. Я сам был свидетелем того, как аптекарша занималась лечением больного, стоя в аптеке. Ей лишь бы продать свой товар, а что будет с больным, ее не интересовало. Люди что-то читают в интернете, по совету соседки покупают лекарства и лечатся. Такое лечение чревато чрезвычайно серьезными последствиями, а именно: 1) это огульное лечение с неизвестными последствиями; 2) при этом происходит привыкание микроорганизмов к лекарствам и в последующем эти препараты действовать не будут; 3) лекарства имеют множество побочных эффектов и осложнений; 4) бесконтрольный прием антибиотиков приводит к дисбактериозу в организме, снижению иммунитета и многочисленным другим осложнениям, которые называются «лекарственная болезнь»; 5) как следствие всего этого, у каждого второго человека имеется аллергия и целый букет патологий, лечить которые чрезвычайно трудно; 6) многие лекарства не оказывают желаемого эффекта, порою приходится сомневаться в их подлинности. Кроме того, цены на них чрезвычайно высокие и растут они невероятными темпами. Например, мазь «Тридерм» 15 грамм в прошлом году стоила 800 тенге, а сейчас – 5000 тенге. Антибиотик «Зиромин» всего 3 таблетки стоит 4200 тенге и т.д.

Мы поинтересовались, как к нам доставляются эти лекарства? Примерная схема такая: СК «Фармация» в Алматы (или другая компания) покупают эти лекарства, к примеру, в России. Естественно, менеджеры ищут, где дешевле, а дешевле там, где подделка. И оптом их покупают в многочисленных фармацевтических заводах, расположенных вокруг Москвы или в других регионах. Затем из Алматы их получают областные центры, а оттуда – ЛПУ и частные аптеки. И все накручивают свои проценты – и немалые. В итоге больной покупает такой «золотой» препарат. Цена высокая, эффект слабый, осложнений много.

Возникает вопрос: почему та же СК «Фармация» не покупает эти лекарства непосредственно от всемирно известного производителя, например, «Гедеон Рихтер» в Венгрии или от «World medicine» в Англии? Нет, так не делают, это якобы затратно.

Но почему в Казахстане не построить мощный фармацевтический завод и самим не производить большую часть этих препаратов? В этом не заинтересованы чиновники от фармации. В настоящее время нигде в мире лекарства так свободно не продаются, как у нас. В США, например, даже шприц купить невозможно. В советское время все лекарства отпускались только по рецепту врача. Такая ситуация в стране создает серьезную угрозу с непредсказуемыми последствиями. Это не что иное, как тихое вредительство, направленное на подрыв изнутри одной из основ государства – здоровья народа.

Недавно на заседании правительства президент Н.А.Назарбаев в пух и прах разнес СК «Фармация» и потребовал от министра «…выгнать всех из СК «Фармация». Неужели надо было доводить до этого? Где ответственные министры? Эти проблемы на фармрынке у нас были с первого дня нашей независимости, и за 25 лет ни один чиновник от медицины ими не поинтересовался, хотя это вопрос стратегической важности.

(Продолжение следует)

Миллят КАРАЖИГИТ,

кандидат медицинских наук, независимый

медицинский эксперт

About Zika1961