Home » Гвоздь номера » ЧЕЛОВЕК ЧЕСТИ

ЧЕЛОВЕК ЧЕСТИ

«Общественная позиция»

(проект «DAT» №43 (407) от 23 ноября 2017 г.

 

Юбилей-70

 


 

Думаю, мой интерес к этому человеку обусловлен неравнодушием к истории Казахстана. Так или иначе, отмечающий свое 70-летие Жармахан Туякбай является одним из политических фигур нашего сложного и неоднозначного времени, в котором нашлось место и противоречиям, и урокам, и реальному стремлению к лучшему будущему.

 

Впервые я увидела его еще в самом начале своей журналистской деятельности, на рубеже 1990-х в коридорах Верховного Совета Казахстана. Тогда еще будучи Туякбаевым, заместителем председателя комитета предпоследнего Верховного Совета по вопросам законодательства, законности и правопорядка, а позже став первым Генеральным прокурором независимой РК, он будоражил сознание ломкое представлений о монументальном кабинетном советском прокуроре, охотно общался с журналистами на тему преступности и коррупции, став одним из медийных лиц в стенах предпоследнего Верховного Совета. Именно подобная группа активных депутатов и других должностных лиц, порой отнюдь не единомышленников, способствовала тому, что Верховные Советы 12-го и 13-го созывов до сих пор способны вызывать ностальгию о былом, просто зашкаливающем по нынешним временам плюрализме депутатов. Как это ни парадоксально для одного из последних институтов советской власти, вскоре благополучно «изжитом» сверхпрезидентской Конституцией 1995-го.

Позже, являясь председателем Государственного следственного комитета и Главным военным прокурором, Жармахан Туякбай во многом исчез из публичной политики – но не надолго, продолжая весьма резонансно комментировать захлестнувшую страну должностную преступность. Одновременно, судя по отзывам сослуживцев, ведя борьбу с ней отнюдь не на бумаге и невзирая на лица.

 

Его довольно неожиданное новое явление произошло 1 декабря 1999 года: новоизбранные депутаты нижней палаты реформированного парламента – мажилиса – проголосовали за Туякбая в качестве своего председателя. Помню, тогда в кулуарах журналисты активно шептались, что избрание прокурора на третий пост в государственной иерархии призвано стать «предохранителем» против потенциального возрождения былой парламентской вольницы.

И для этих предположений были основания. Созданная незадолго до тех выборов президентская партия «Отан» сумела получить в мажилисе меньше трети мест, а всего в парламенте в результате двухраундовой борьбы оказались представители пяти политических партий, в том числе от оппозиции. К тому же и предыдущий, первый состав мажилиса во главе со спикером Маратом Оспановым не вполне оправдал планы авторов новой Конституции на абсолютную покладистость народных избранников.

Впрочем, если кто-то связывал надежды с прокурором – «смотрящим», то ему пришлось пережить еще большее разочарование. Уже вскоре стало ясно, что Жармахан Туякбай намерен не только не сдерживать порой острейшие депутатские запросы двух десятков демократических (по сегодняшней шкале координат) мажилисменов, но и способен сам стимулировать парламентские дискуссии в наиболее актуальных для страны и весьма щекотливых для высшей власти направлениях.

Например, именно по этой причине правительство было вынуждено смягчить ряд своих антисоциальных законопроектов. Больше всего запомнилось открытое, «без забрала», столкновение Туякбая с правительством Имангали Тасмагамбетова в мае-июне 2003-го – по вопросу Земельного кодекса. «Этот законопроект очень «сырой», более того, я считаю, он умышленно недоработан исполнительной властью, чтобы оставить крупным землевладельцам максимум возможностей обезземеливать простых аульчан при социальном самоустранении государства», – такие слова Туякбая информагентства разнесли по стране и миру. Подобное не звучало в казахстанском парламенте лет десять.

 

Многие помнят, что было дальше – редчайший в нашей истории клинч ветвей власти, хотя и выразился лишь в «полувотуме» парламентского недоверия правительству (только со стороны мажилиса), все же привел к отставке кабинета Тасмагамбетова и смягчению или отсрочке самых непопулярных норм Кодекса.

Теперь уже трудно поверить, что на заседаниях мажилиса под председательством Туякбая премьер-министры были вынуждены признаваться в создании миллиардных секретных фондов, разговор о коррупции в самых высоких сферах доходил до звучавших во всеуслышание слов «Казахгейт» и «Гиффен»…

Но даже на этом фоне то, что началось 14 октября 2004 года, развивалось как политический триллер. Жармахан Туякбай – председатель мажилиса и зампредседателя «Отана», публично осудил фальсификации на только что состоявшихся парламентских выборах и отказался от так называемого «золотого» депутатского мандата» – номера один в партсписке правящей партии. Через три дня он объявил о выходе из партии «Отан», через месяц стал руководителем «штаба» оппозиции – Координационного совета демократических сил. Еще через два месяца Жармахан Туякбай в качестве сопредседателя только что созданной оппозиционной коалиции «За справедливый Казахстан!» (ЗСК) представил обществу проект новой Конституции республики, вводящей парламентско-президентскую форму правления, социальное государство, прозрачное и справедливое налогообложение добывающих компаний, рычаги реальной инновационной модернизации экономики.

Наконец, в марте 2005 года собрание Демократических сил Казахстана избрало Ж. Туякбая своим единым кандидатом на приближающихся президентских выборах. Сложилась слишком насыщенная событийная цепочка, чтобы не задаваться вопросом о причинах появления Туякбая в стане оппозиции.

«Я ушел из этой власти, потому что уже не видел другого пути достучаться до нее, – объяснял тогда свой беспрецедентный поступок экс-спикер. – Многие годы я видел царящие наверху злоупотребления, протестовал против них. И в определенный момент понял, что, если я удовольствуюсь только бесполезными внутренним неприятием, бесполезными протестами внутри системы, то фактически стану соучастником ее деяний».

И, собственно, в течение всего оппозиционного пути Туякбая лично я не нашла ни одного реального повода усомниться в этих словах. Как и многие, не отыскала доказанных подтверждений «засланности» Туякбая в оппозицию. Равно как – примечательнейший факт! – даже самые непримиримые его политические противники не смогли найти в биографии Туякбая ни одного факта его причастности к любым злоупотреблениям в любой форме.

 

Между тем, накал политической борьбы всегда был нешуточный, а методы власти частенько находились за гранью фола. И первое подтверждение этому – президентские выборы 2005 года. Когда «неизвестные» нападали на единого кандидата от оппозиции и его команду в Усть-Каменогорске и Шымкенте, когда проведение каждого предвыборного собрания и размещение агитационных материалов сталкивались со всевозможными препятствиями, в том числе несущими прямую угрозу жизни сторонников ЗСК.

По итогам этих состоявшихся 4 декабря выборов Жармахан Туякбай занял второе место после Н. Назарбаева, набрав, по официальным данным, почти 7 процентов голосов избирателей. Между тем, не только от оппозиционеров доводилось слышать о том, что, как минимум, в южных и западных областях страны этих процентов у Туякбая и ЗСК в реальности, несмотря на массовые фальсификации, было многократно больше. Вскоре состоявшиеся снятия и перемещения акимов как раз в этих регионах могут служить косвенным тому подтверждением.

Между тем, президентские выборы-2005 запомнились не только первым единым кандидатом от демсил. В истории они остались и в зловещем обрамлении двух трагедий – загадочной смерти Заманбека Нуркадилова и убийства Алтынбека Сарсенбаева. При этом состоявшийся во втором случае судебный процесс, несмотря на все уловки, высветил очень важный момент – обыденность использования властью силовых структур для обслуживания своих интересов.

Атмосфера и итоги тех выборов стали поучительным опытом. «Создавая Блок «За справедливый Казахстан», я и многие соратники очень скоро почувствовали, как глубоко объединяют нас требования политической свободы, в их неразрывной связи с понятиями социально-экономической справедливости, – констатировал тогда Ж. Туякбай. – Так назрела мысль о более концентрированном выражении этих идей в виде четко организованной политической силы».

 

Так в сентябре 2006 года на основе большей части движения ЗСК (к тому времени размежевавшегося с временными союзниками слева и справа – соответственно Коммунистической партией и либеральной партией «Настоящий «Ак жол») была учреждена первая в Казахстане Общенациональная социал-демократическая партия (ОСДП). Ее программа продвинулась левее проекта Конституции-2005, акцентировав в качестве основополагающих положений, в частности, установление контроля государства над стратегическими добывающими отраслями и банковской системой, кардинальную социализацию государства, сокращение имущественного расслоения казахстанцев путем поддержки малоимущих и огромных ставок прогрессивного налогообложения на сверхбогатство, отмену частной собственности на земли сельхозназначения, масштабное строительство сильных профсоюзов.

Закономерно, что этот классический социал-демократический план действий, а, главное, хоть и небольшой, но в казахстанских условиях весьма ценный опыт реальной борьбы за него привлек внимание к ОСДП со стороны Социалистического интернационала. Вплоть до того, что двустороннее сотрудничество очень быстро переросло в полноправное членство ОСДП в Социнтерне. При этом одним из проявлений этого международного признания партии и ее председателя Туякбая явилось проведение в Астане в 2014 году заседание Комитета Социнтерна, рекомендации которого по разрешению российско-украинского конфликта стали одним из заметных миротворческих инициатив международной социал-демократии.

Не случайно Генеральный секретарь Социнтерна Луис Айала (а совсем недавно и Генсек ООН Антониу Гутьерреш) не раз подчеркивал роль ОСДП в качестве «авангарда социал-демократических идей в огромном и важном регионе Центральной Азии».

Впрочем, это внешнее признание никогда не облегчало путь партии внутри страны. Массивное применение административного ресурса, «гонки акимов» за спущенными сверху результатами, разнообразные фальсификации сопроводили первую же выборную парламентскую кампанию ОСДП 18 августа 2007 года. И все равно только что созданная партия сумела занять второе место, остановленная (4,94 процента) только на пороге обеспечивающих прохождение в мажилис 5 процентов голосов избирателей – вновь при заметном доминировании в ряде регионов, в которых имя Жармахана Туякбая и идеи его партии являлись не пустым звуком.

 

С тех пор политическая атмосфера в стране, под скрежет «закручиваемых гаек», стала еще хуже. ОСДП не пустили в мажилис и по итогам парламентских выборов 2012 и 2016 годов, а в этот отрезок покорные воле акимов маслихаты постепенно «очистили» от социал-демократов все 10 тысяч избирательных комиссий Казахстана. Фактически уничтожены независимые СМИ, зарегулировано интернет-пространство, окончательно ликвидирована свобода мирных собраний.

Тем не менее, Общенациональная социал-демократическая партия в качестве единственной оппозиционной организации в Казахстане, живет, старается реагировать на все актуальные события в жизни страны, реформирует свою работу, пытается обрести новую динамику. По словам членов президиума, если 11 лет абсолютной основой партии являлись люди среднего возраста и старше, то в последние годы – это уже в основном молодежь. Люди до 28 лет составили большинство, и среди тех, кто пополнил ряды ОСДП в ходе объявленного в прошлом году «Весеннего призыва», планомерно омолаживается руководство.

В то же время продолжает приносить свои плоды и то, что может быть основано только на опыте – например, растет международная известность партии, становится многообразнее работа в Социнтерне и двустороннее взаимодействие с братскими партиями. Союз опыта и молодой энергии позволяет выстраивать новую организационную структуру, усиливать полномочия региональных подразделений, совершенствовать формы партийной деятельности.

В итоге есть основания верить, что с достоинством прожившая свои первые 10 лет Общенациональная социал-демократическая партия уверенно перевернет и страницу второго десятилетия. Как и ее председатель, один из людей, объективно делающий нашу историю, наши дни богаче, Жармахан Туякбай – своего восьмого десятка. Я ему этого искреннее желаю!

Бахытгуль МАКИМБАЙ,

«D»

About Zika1961

Добавить комментарий