Болат АТАБАЕВ: В АКМОРДЕ НЕ ДЕРЖАТ ВОЛЬНОДУМЦЕВ

«Обще­ствен­ная пози­ция»

(про­ект «DAT» №19 (383) от 19 мая 2017 г.

 

ДАТ-ДИАЛОГ


 

Казах­стан­ский теат­раль­ный режис­сер и дра­ма­тург Болат Ата­ба­ев – лич­ность леген­дар­ная. Нико­гда не был в мило­сти у вла­сти – ни преж­ней, ни нынеш­ней – пото­му что не научил­ся про­ги­бать­ся перед власть иму­щи­ми. На Родине был гоним за свои поли­ти­че­ские убеж­де­ния, кото­рые выра­жал откры­то, не стра­шась быть репрес­си­ро­ван­ным. В нача­ле 2012 года КНБ РК ини­ци­и­ро­вал уго­лов­ное дело в отно­ше­нии Бола­та Ата­ба­е­ва в свя­зи с его про­те­ста­ми про­тив при­ме­не­ния огне­стрель­но­го ору­жия в отно­ше­нии басту­ю­щих рабо­чих и без­оруж­ных граж­дан во вре­мя жесто­ких столк­но­ве­ний в Жана­о­зене в декаб­ре 2011 года. Ему вме­ни­ли ста­тью 164 Уго­лов­но­го кодек­са РК (редак­ция 1997 г.) – «Раз­жи­га­ние соци­аль­ной роз­ни». Нахо­дясь под под­пис­кой о невы­ез­де, Болат Ата­ба­ев отка­зал­ся явить­ся на допрос в КНБ, а так­же от поезд­ки в Актау для судеб­но­го раз­би­ра­тель­ства. Он был аре­сто­ван 15 июня сотруд­ни­ка­ми КНБ в тот момент, когда выхо­дил из дома. Был эта­пи­ро­ван в СИЗО г.Актау. С осуж­де­ни­ем аре­ста режис­се­ра высту­пи­ли меж­ду­на­род­ные орга­ни­за­ции по пра­вам чело­ве­ка, а так­же гла­ва Инсти­ту­та име­ни Гёте Клаус-Дитер Леман. Боль­шой вклад в осво­бож­де­ние Ата­ба­е­ва из СИЗО внес извест­ный казах­стан­ский кино­ре­жис­сер Ермек Тур­су­нов.

20 фев­ра­ля 2012 года Болат Ата­ба­ев был награж­ден меда­лью Гёте «За заслу­ги в раз­ви­тии отно­ше­ний меж­ду теат­ра­ми Казах­ста­на и Гер­ма­нии».

Затем Болат Ата­ба­ев эми­гри­ро­вал, сей­час про­жи­ва­ет в Гер­ма­нии. Недав­но поли­ти­че­ско­му дис­си­ден­ту испол­ни­лось 65 лет.

– Я про­шу про­ще­ния, Болат аға, вы не согла­си­тесь на спон­тан­ное обще­ние со мной?

– И вопро­сы тоже будут спон­тан­ные?

– Нет. Вопро­сы гото­вы…

– А вдруг ваши вопро­сы мне не инте­рес­ны?!

– Вам боль­шой при­вет от Эллы Бау­эр. Помни­те ее?!

– Конеч­но, пом­ню. Она в Гер­ма­нии?!

– Нет. В Бака­на­се. Заму­жем за каза­хом. Дети. У нее все хоро­шо. Быва­ет в Гер­ма­нии. А ваша школь­ная любовь Мир­та Штайн про­жи­ва­ет в Гер­ма­нии.

– Вы и ее зна­е­те?!

– Нет. Ваши одно­класс­ни­ки рас­ска­за­ли. О вас леген­ды скла­ды­ва­ют.

– Стоп! Вы сами из Бака­на­са?!

– Нет. Гото­ви­лась к бесе­де с вами…

– Инте­рес­но… Меня там пом­нят?!

– Да! Вы пели в дет­стве на сцене села Бака­нас гром­ким, звон­ким голо­сом: «Kleine weiße Friedenstaube».

– Элла рас­ска­за­ла?!

– Мно­гие хоте­ли бы с вами общать­ся… но я поня­ла… боят­ся.

– Меня?!

– Они все ува­жа­ют и ценят вас. Но… есть страх…

– Пони­маю…

– У вас есть в Кара­ган­де друг. Он рабо­тал в област­ном аки­ма­те… затем в пра­ви­тель­стве Сери­ка Ахме­то­ва…

– Сей­час он про­сто зна­ко­мый. И не друг, и не враг, а так… Тоже боит­ся со мной общать­ся. Но я бла­го­да­рен ему и его семье. Были хоро­шие вре­ме­на. Вы и там побы­ва­ли?!

– Нет. Я родом из Темир­тау. Я вас пом­ню с дет­ства. По раз­го­во­рам сво­их роди­те­лей и их дру­зей вы были фигу­рой экзо­ти­че­ской. Гово­рят, кро­ме вас в горо­де никто не носил «бөрік». Вы пер­вый, кто орга­ни­зо­вал празд­ник Наурыз и Айтыс у нас в горо­де. В кино­те­ат­ре «Ком­со­мо­лец» вы в паре с нашей Қура­лай Шай­мер­де­но­вой высту­па­ли как акын. Моя мама так пере­жи­ва­ла за вас!

– Пом­ню. Это было, если не оши­ба­юсь, 1988 год. При­ят­но… Мы тогда зара­нее выучи­ли текст айты­са, «игра­ли» акы­нов, дела­ли вид, что импро­ви­зи­ру­ем. Я забыл текст… Вот тогда все пере­вол­но­ва­лись.… Құра­лай под­ска­за­ла шепо­том… А народ пове­рил. Или очень хоте­ли верить?

– Вы, режис­сер Немец­ко­го дра­ма­ти­че­ско­го теат­ра, вдруг рату­е­те за воз­рож­де­ние казах­ской тра­ди­ци­он­ной куль­ту­ры в горо­де, где толь­ко 3% насе­ле­ния состав­ля­ют каза­хи. Ведь в гор­ко­ме пар­тии вас тогда не под­дер­жа­ли. Вам пред­ла­га­ли «Мас­ле­ни­цу» про­во­дить. Сек­ре­тарь гор­ко­ма пар­тии Муха­но­ва была в яро­сти от ваше­го энту­зи­аз­ма.

– При­чем тут гор­ком пар­тии, когда меня под­дер­жа­ли каза­хи Темир­тау! Актив­но помо­гал мне Абда­ки­мов, тогда пре­по­да­валь ВТУЗ. Он решал все кон­фликт­ные ситу­а­ции вокруг моей пер­со­ны. «Мас­ле­ни­цу» все­гда успеш­но про­во­ди­ли и без меня! С удо­воль­стви­ем ел вкус­ные домаш­ние бли­ны!

Если чест­но, я при­вык жить худо­же­ствен­но, пре­одо­ле­вая свои стра­хи и ком­плек­сы. Я видел, как арти­сты Немец­ко­го дра­ма­ти­че­ско­го теат­ра ярост­но отста­и­ва­ли свои пра­ва на куль­тур­ное насле­дие нем­цев Рос­сии и Казах­ста­на. Если я состо­ял­ся как Ата­ба­ев, как режис­сер, как про­те­сту­ю­щий чело­век, то это бла­го­да­ря кол­лек­ти­ву немец­ко­го теат­ра и немец­кой лите­ра­ту­ре, осо­бен­но пери­о­ду «Бури и натис­ка», бла­го­да­ря про­из­ве­де­ни­ям Брех­та…

– Асқар Тоқ­па­нов… Вы пол­та­ра меся­ца нахо­ди­лись рядом с ним в боль­ни­це.

– Ба-а-а?! Вы мне нра­ви­тесь! Асқар аға… Театр был его обра­зом жиз­ни! Он окон­ча­тель­но утвер­дил меня в мыс­ли, что долж­ны быть люди, кото­рые доб­ро­воль­но взва­ли­ва­ют на себя роль «про­тив­ных» людей, свое­об­раз­ные «сани­та­ры» жиз­ни. Кто-то дол­жен гово­рить страш­ную и опас­ную прав­ду, рискуя собой, тем самым про­ти­во­сто­ять лжи.

– Вы помни­те, как вас исклю­ча­ли из пар­тии на бюро Гага­рин­ско­го рай­ко­ма пар­тии КП Казах­ста­на?

– А как же! Я был тогда кан­ди­да­том в чле­ны КПСС.

– За что?

– За то, что я напи­сал про­то­кол парт­со­бра­ния Рес­пуб­ли­кан­ско­го немец­ко­го дра­ма­ти­че­ско­го теат­ра на НЕМЕЦКОМ язы­ке. Это была неслы­хан­ной наг­ло­стью и гру­бым нару­ше­ни­ем пар­тий­ной дис­ци­пли­ны! Пер­вич­ная пар­тий­ная орга­ни­за­ция теат­ра обсуж­да­ла мое пове­де­ние и меня же избра­ли сек­ре­та­рем собра­ния, хотя я не был чле­ном пар­тии. Ска­за­ли, это пар­тий­ное пору­че­ние. Они таким спо­со­бом заста­ви­ли меня писать кри­ти­ку в свой же адрес, не имея воз­мож­но­сти воз­ро­жать. А все из-за того, что я послал сек­ре­та­ря рай­ко­ма пар­тии Мас­ло­ву на три бук­вы. Она меша­ла мне репе­ти­ро­вать на сцене. Вино­ват, конеч­но. Стоп! Вы хоти­те об этом напи­сать?! Вы хоти­те, что­бы меня забро­са­ли кам­ня­ми?!

– А это пусть реша­ют чита­те­ли. Ваш аргу­мент был: немец­кий язык мой рабо­чий инстру­мент! Ина­че зачем я в Немец­ком теат­ре! Собо­лев­скую помни­те?

– Пом­ню.

– Она рабо­та­ла тогда инструк­то­ром рай­ко­ма пар­тии и гото­ви­ла ваше дело на бюро. С вос­хи­ще­ни­ем вспо­ми­на­ет об этом.

– Сей­час все зву­чит смеш­но!

– Болат аға, како­во в 60 лет уехать в Гер­ма­нию и вновь дока­зы­вать свою про­фес­си­о­наль­ную состо­я­тель­ность?

– Для моей про­фес­сии это нор­маль­ное явле­ние. Инте­ре­сен ли ты или нет, судят по тому, что ты «нава­лял или нава­ял» на сцене. С каж­дым спек­так­лем ты дока­зы­ва­ешь, преж­де все­го сво­им кол­ле­гам, что ты режис­сер, что ты име­ешь пра­во выхо­дить к арти­стам. Это пра­во надо заслу­жить.

– Я чита­ла вашу фор­му­лу: Хочу+Знаю+Умею= Про­фес­си­о­на­лизм. В усло­вих боль­шо­го дефи­ци­та ком­пе­тент­но­сти она очень акту­аль­на. «Талан­тов хоть пруд пру­ди, а где про­фес­си­о­на­лы?!» – ваши сло­ва.

– Какая ты?!. Сло­во «твор­че­ство» уже мало кого цеп­ля­ет…

– Все гово­рят о том, «как долж­но быть». Что дела­е­те, когда тво­ри­те?!

– Сочи­няю спек­такль, т.е. сло­ва авто­ра делаю зри­мой, слыш­ной, чув­ствен­ной, кое-что скры­ваю, кое-что ого­ляю, кон­фликт выстра­и­ваю, строю вза­и­мо­от­но­ше­ния меж­ду дей­ству­ю­щи­ми лица­ми, они интри­гу­ют, любят, нена­ви­дят, мстят, про­ща­ют, стра­да­ют… Все по Назар­баю: дово­жу дей­ствие до экс­т­ри­ма, сле­жу, кто как пове­дет себя в дан­ной экс­тре­маль­ной ситу­а­ции. При­чем зри­тель видит и чув­ству­ет этот про­цесс, в ито­ге ста­но­вит­ся мол­ча­ли­вым сви­де­те­лем: изоб­ре­те­ния – изощ­ре­ния – извра­ще­ния! Толь­ко тогда я могу при­ко­вать вни­ма­ние зри­те­ля к арти­сту. Это и есть твор­че­ский акт, если все это про­ис­хо­дит на сцене.

– Если в жиз­ни?

– Тогда лома­ют­ся судь­бы людей. Ната­лью Ула­сик поме­сти­ли в пси­хуш­ку за то, что не согла­си­лась быть быд­ло­ман­кой! Арон Ата­бек осуж­ден на 18 лет, несмот­ря на то, что его вину суд не смог дока­зать. Так захо­тел тогдаш­ний мэр Алма­ты Тас­ма­гам­бе­тов. Уче­ный суфист Саят Ибра­ев и его еди­но­вер­цы сидят в тюрь­мах за свои убеж­де­ния…

– Это извра­ще­ние?

– Если власть полу­ча­ет удо­воль­ствие от стра­да­ния сво­их же изби­ра­те­лей и, нахо­дясь в живот­ном стра­хе, лжет и с умным видом пуб­лич­но совер­ша­ет ошиб­ку за ошиб­кой, при этом уве­ре­на в сво­ей без­на­ка­зан­но­сти, что это, если не извра­ще­ние?!

Извра­ще­ние это тех­но­ло­гия выво­ра­чи­ва­ния мыс­лиш­ки Назар­бая наизнан­ку и показ через лупу гной­ни­ки его без­нрав­ствен­но­сти, чем Абля­зов и зани­ма­ет­ся, поэто­му его и судят. Есть такой сан­тех­ни­че­ский тер­мин «само­тек», Назар­бай в пья­ном уга­ре пустил стра­ну в уни­таз. Он уже не спо­со­бен управ­лять стра­ной. «Alcohol dependence of the kazakh president» (Алко­голь­ная зави­си­мость каза­xско­го пре­зи­ден­та – Ред.), это не я, это из запис­ки сотруд­ни­ка одно­го ино­стран­но­го посоль­ства в Астане. Этот дав­но извест­ный факт в кори­до­рах Акмор­ды (Акор­да – Ред.) печа­та­ет­ся теперь в СМИ Гер­ма­нии.

– Но куда смот­рит его окру­же­ние?! Он же там не один.

– Там не дер­жат воль­но­дум­цев. От них избав­ля­ют­ся или же они само­лик­ви­ди­ру­ют­ся. Там вре­мен­щи­ки, там вер­но­под­дан­ные! Окру­же­ние слу­жит хозя­и­ну, т.е. соб­ствен­ни­ку, кото­рый обла­да­ет опре­де­лен­ным набо­ром нрав­ствен­ных уста­но­вок. Так и гово­рят с при­ды­ха­ни­ем: Хозя­ин! Т.е. рабы!

Вме­сто эко­но­ми­ки – рас­про­да­жи! Вме­сто поли­ти­ки – обслу­жи­ва­ние инте­ре­сов чужих стран! Вме­сто куль­ту­ры – ими­д­же­вые одно­днев­ные меро­при­я­тия в фор­ма­те «груп­по­вуха»! Вме­сто наци­о­наль­ной без­опас­но­сти – убий­ство ина­ко­мыс­лия! Вме­сто раз­но­об­ра­зия идей – страсть к одно­сто­рон­не­му дви­же­нию.

– Вижу. Живем в этом бес­про­све­те.

– Теперь пред­ставь себе, весь госу­дар­ствен­ный аппа­рат, все аки­ма­ты, город­ские, рай­он­ные, все жур­на­ли­сты ТВ «Хаба­ра», «Қаза­қстан» и дру­гих СМИ отка­зы­ва­ют­ся слу­жить Лжи! Ведь там тоже есть ЗРЯЧИЕ! Народ пой­дет за ними!

– Уф, аж, мураж­ки по коже!… Буд­то слы­шу пес­ни Димаш!

– Понял. Пере­клю­ча­юсь…

– Болат аға, вы рья­но защи­ща­ли Еңлік. Бьё­тесь за Абля­зо­ва. Защи­ща­е­те Мак­са, Талға­та, Жан­бо­ла­та. К Жаман­ку­ло­ву вы скеп­ти­че­ски отнес­лись, хотя и не осуж­да­е­те. Это оби­да за то, что он в свое вре­мя не под­пи­сал пись­мо в вашу защи­ту, когда арти­сты теат­ра «Акса­рай» обра­ти­лись к нему? Я знаю, ваша люби­ми­ца Гази­за Абди­на­би­е­ва тоже отка­за­лась под­пи­сы­вать пись­мо в вашу защи­ту, ска­зав: «Айтқа­мын кезін­де, тыныш жүр деп! Тың­да­ма­ды! Бар­сын! (Гово­ри­ла в свое вре­мя: мол­чи! Не послу­шал­ся! Пусть сидит!)».

– Она глу­бо­ко апо­ли­тич­ный чело­век, как и все арти­сты. Я уве­рен, Гази­за мог­ла от бес­си­лия такое ска­зать!

Жаман­ку­лов… не спо­рю, хоро­ший артист, отлич­ный мене­джер теат­раль­но­го дела. Но… есть такая ско­ро­го­вор­ка по сце­ни­че­ский речи:

Кораб­ли лави­ро­ва­ли,

лави­ро­ва­ли, лави­ро­ва­ли да

не выла­ви­ро­ва­ли,

Вот какое лави­ро­ван­ное

лави­ро­ва­ние

отла­ви­ро­ва­лось,

Что даже лави­ров­щи­ки

зала­ви­ро­ва­лись

и отла­ви­ро­ва­лись,

Пото­му что сие

лави­ро­ва­ние все силы

из них отла­ви­ро­ва­ло.

Я этим огра­ни­чусь.

А каса­тель­но поп-музы­ки: обыч­но, дыха­ние у меня ров­ное, и пульс нор­маль­ный. Мало что меня в этой жиз­ни удив­ля­ет. И вдруг слы­шу ”S.o.s. Du’n Terrien En Detresse” Daniel Balavoine из канад­ско-фран­цуз­ско­го мюзик­ла «Стра­ма­ния» в испол­не­нии Дима­ша. Сра­зил меня напо­вал.

– Чем он вас уди­вил?

– Димаш лома­ет сте­рео­ти­пы. Он сво­им пени­ем пока­зал модель слу­же­ния музы­ке, под­нял план­ку испол­ни­тель­ско­го мастер­ства выше пуп­ка и рта. Это не баналь­ное зара­ба­ты­ва­ние денег. В после­ду­ю­щих кавер-вер­си­ях мне каза­лось, что в высо­кой тес­си­ту­ре его голос ста­но­вит­ся исте­рич­ным. А сей­час думаю, поче­му бы нет?! Он дово­дит про­цесс пере­жи­ва­ния до край­не­го напря­же­ния! Может, это я при­вык к при­кры­тым глас­ным в верх­них нотах?! Поче­му я дол­жен навя­зы­вать ему свои сте­рео­ти­пы? Самое глав­ное – он убе­ди­те­лен в про­цес­се пении и зву­ки орга­нич­ны! Для мое­го вку­са все пес­ни, кро­ме «The Show Must Go On» и «Дай­ди­дау», про­сто удач­ны!

– Что вас в этих пес­нях не устро­и­ло?!

– В исто­рии были попыт­ки пре­вра­щать рок-музы­ку в поп. Про­тест – в при­ро­де рок-музы­ки. А восточ­ная мелиз­ма­ти­ка Дима­ша сла­ща­ви­ла рок-пес­ню. Хотя для моих неко­то­рых кол­лег в Кельне вер­сия Дима­ша была инте­рес­ной.

«Дай­ди­дау» был испол­нен в фор­ма­те: «Наши за гра­ни­цей! Вот мы какие!». И чапан с деко­ра­тив­ной бахро­мой для гар­дин с деше­вым блес­ком, и күй «Адай» (фраг­мент), кача­ю­щи­е­ся музы­кан­ты в полу­кру­ге, игра­ю­щие в уни­сон… Из обла­сти «пока­зу­ха» на Наурыз мей­ра­мы, что­бы полу­чить хоро­шую оцен­ку аки­ма­та.

– А как бы вы предо­ста­ви­ли Дима­ша в этом номе­ре?

– Если стиль «фольк», то одел бы его при­бли­жен­но этно­гра­фи­че­ски, а не гла­мур­но-сла­ща­во. Вижу, это резуль­тат кол­лек­тив­но­го вку­са, а не серьез­но­го сти­ли­ста-моде­лье­ра. Но это тоже опыт.

– Болат аға, на «Фейс­бук-стра­нич­ке» вы выра­жа­ли свою обес­по­ко­ен­ность по пово­ду при­вле­че­ния Дима­ша Кудай­бер­ге­но­ва в поли­ти­че­скую конъ­юнк­ту­ру. Министр куль­ту­ры и отды­ха, как вы выра­жа­е­тесь, уже отме­тил, его успех это бла­го­да­ря оте­че­ской забо­те…

– «Қай­да бар­саң да – Қорқыт­тың көрі». Куда нам без Назар­ба­е­ва! Очень серьез­ное испы­та­ние ожи­да­ет как роди­те­лей, так и само­го Дима­ша!.. Он самый рас­кру­чен­ный певец!

– Ино­гда читаю кри­ти­ку «он пре­вра­ща­ет пес­ни в поли­гон тех­ни­че­ских воз­мож­но­стей голо­са».

– Зато его каве­ры вол­ну­ют нас! Очень уж рас­кош­ный голос! Пока он при­ме­ня­ет ко всем пес­ням один «лекал». С опы­том он научит­ся под­би­рать дру­гие сред­ства выра­же­ния.

Такие духов­ные цен­но­сти, как поря­доч­ность, досто­ин­ство, долг, совесть, скром­ность, ответ­ствен­ность, при­ви­ты ему уже в дет­стве. Это вид­но и слыш­но. Но чело­век с таким набо­ром нрав­ствен­ных норм рано или позд­но вой­дет в кон­фликт или с окру­же­ни­ем, или с самим собой.

Напри­мер, Назар­ба­ев и его сви­та после оче­ред­но­го меро­при­я­тия захо­чет про­дол­же­ния бан­ке­та. На десерт зака­жут Дима­ша. Вста­нет вопрос, петь перед жую­щи­ми и пью­щи­ми быд­ло­ма­на­ми?! Если в этой борь­бе побе­дит лозунг «у кого боль­ше прав, тот прав», то он будет геро­ем кры­ла­тых слов Кол­ча­ка: «Не тро­гай­те арти­стов, про­сти­ту­ток и куче­ров. Они слу­жат любой вла­сти». Если он отка­жет­ся, то все! Заво­дит­ся маши­на мести!

– Поэто­му я бы жела­ла ему уехать из стра­ны. Я даже боюсь за его жизнь. Смерть Баты­ра Шуке­но­ва вам о чем-нибудь гово­рит?!

– Гово­рит. 27 апре­ля 2015 года про­хо­дит досроч­ные выбо­ры пре­зи­ден­та. За Назар­ба­е­ва, сто­я­ще­го у руля госу­дар­ства более 20 лет, рису­ют 97,7% побе­ды. 28 апре­ля, в день объ­яв­ле­ния резуль­та­тов выбо­ра, вне­зап­но от инфарк­та уми­ра­ет Батыр­хан Шуке­нов… Есть такое поня­тие – «дымо­вая заве­са». Быв­ший пред­се­да­тель КГБ Казах­ста­на Аль­нур Муса­ев на стра­нич­ке ФБ давал объ­яс­не­ние это­му инстру­мен­ту сек­рет­ных служб. Что­бы пере­клю­чить вни­ма­ние наро­да от очень важ­ной про­бле­мы, полит­тех­но­ло­ги при­ду­мы­ва­ют отвле­ка­ю­щие манев­ры. Напри­мер, тер­акт в Беслане с огром­ным коли­че­ством жертв. Или взрыв само­ле­та со смер­тель­ным исхо­дом. Или захват тер­ро­ри­стов с выстре­ла­ми, пого­ней. Убий­ство зна­ко­вых фигур.

Батыр­хан был все­на­род­ным любим­чи­ком.

– Болат аға, вы може­те сей­час одно­знач­но ска­зать: Да, мы сила! Мы можем про­ти­во­сто­ять дик­та­ту­ре Назар­ба­е­ва?

– Я знаю, что я – сила. Абля­зов тоже зна­ет, что он – сила. Читаю, есть дру­гие силь­ные. Но этой силе надо при­де­лать нож­ки, что­бы наши сло­вес­ные лозун­ги пошли дей­ство­вать. Не доста­точ­но кри­чать: «Надо этот стул отре­мон­ти­ро­вать!». Кто-то дол­жен зара­бо­тать день­ги или собрать. Кто-то дол­жен схо­дить в мага­зин, купить пилу, моло­ток и гвоз­ди. Кто-то дол­жен отпи­лить кусок дос­ки, отпо­ли­ро­вать, вста­вить на нуж­ное место, зако­ло­тить гвоз­дем, загнуть гвоздь вовнутрь, убрать за собой мусор… А мы еще в мага­зин не схо­ди­ли. Пото­му что денег нет. Но хотим рево­лю­цию за счет Абля­зо­ва!

– Полу­ча­ет­ся, кро­ме Абля­зо­ва никто не хочет инве­сти­ро­вать в про­тест?!

– Полу­ча­ет­ся так. На сло­вах могут пообе­щать под­держ­ку. На деле…

– Объ­еди­нять­ся надо…

– Опять лозунг… Если объ­еди­ним­ся (пере­ход на шепет), то поте­ря­ем свою зна­чи­мость. Кто-то ста­нет более зна­чи­тель­нее. Это озна­ча­ет, я пере­хо­жу на вто­рые роли. Ради это­го дол­гие годы кри­чу о новой оппо­зи­ции?! (гром­ко) Да нико­гда! Луч­ше зай­мусь дистан­ци­он­ным обу­че­ни­ем и пуб­лич­но низ­вер­гать дру­го­го оппо­зи­ци­о­не­ра, кото­рый мень­ше оппо­зи­ци­о­нер, чем я!

– Болат аға, вы о ком?

– О-о-о! Нас немно­го, но мы в тель­няш­ках!

– А меж­ду­на­род­ные пра­во­за­щит­ные орга­ни­за­ции не могут помочь финан­са­ми?

– Все меж­ду­на­род­ные пра­во­за­щит­ные орга­ни­за­ции рабо­та­ют на пожерт­во­ва­ни­ях физи­че­ских лиц и спон­сор­ской помо­щи юри­ди­че­ских лиц. Я член меж­ду­на­род­ной орга­ни­за­ции Amnesty International сек­ции по ФРГ. Экс­пер­ты с удо­воль­стви­ем бы выеха­ли на суды, на встре­чи с полит­за­клю­чен­ны­ми, но их финан­со­вые воз­мож­но­сти огра­ни­че­ны.

Это Абля­зов опла­чи­вал уча­стие казах­стан­ской оппо­зи­ции на еже­год­ных фору­мах ОБСЕ. Это он орга­ни­зо­вал посе­ще­ние депу­та­та­ми Евро­пар­ла­мен­та суды в Актау по Жана­о­зен­ским собы­ти­ям. Все мои встре­чи с депу­та­та­ми Бун­дес­та­га, Евро­пар­ла­мен­та были про­фи­нан­си­ро­ва­ны им. Были пла­ны! Но, увы! Его поса­ди­ли почти на четы­ре года в тюрь­му, и все оста­но­ви­лось. Я обра­щал­ся к дру­гим потен­ци­аль­ным спон­со­рам… здесь… в Евро­пе. Но…

– Печаль­но! Болат аға! Спа­си­бо за бесе­ду с вами! Я теперь пони­маю, поче­му вас любят ваши моло­дые кол­ле­ги! С вами ком­форт­но и про­сто. Так хочет­ся верить, что наши дети будут жить в нор­маль­ной циви­ли­зо­ван­ной стране.

Айсу­лу ОСПАН

 

• От редак­ции: Напо­сле­док Болат Ата­ба­ев обе­щал дать нам интер­вью о дея­тель­но­сти вновь вокрес­ше­го ДВК, о целях и зада­чах орга­ни­за­ции, кото­рая начи­на­ет гене­ри­ро­вать новое про­тестное дви­же­ние в стране.

 


 

еще по теме

ТРАЙБАЛИЗМ: ли мы ИЗ АРХАИКИ?

«Обще­ствен­ная пози­ция» (про­ект «DAT» №18 (430) от 10 мая 2018 г.   На острие про­бле­мы …

НАЗВАНЫ 50 БОГАТЕЙШИХ БИЗНЕСМЕНОВ КАЗАХСТАНА

«Обще­ствен­ная пози­ция» (про­ект «DAT» №18 (430) от 10 мая 2018 г.   Эхо неде­ли   …

Добавить комментарий