Home » Гвоздь номера » Балли МАЖЕЦ: БОРАТ-2 – ЭТО НАША ЭКСПО

Балли МАЖЕЦ: БОРАТ-2 – ЭТО НАША ЭКСПО

«Общественная позиция»

(проект «DAT» №28 (392) от 11 августа 2017 г.

ДАТ-ДИАЛОГ

Покинувшая около 30 лет назад тогда еще СССР уроженка Казахстана Балжан Наурызбаева, ныне гражданка Польши, Балли Мажец намерена вернуться на историческую Родину. Дадут ли ей наши власти разрешение на ПМЖ или же, чтобы быть подальше от греха, открестятся от гражданского активиста, которая баллотировалась в президенты Польши? Не станем гадать на кофейной гуще. А пока предлагаем интервью с «европейской оралманкой», которая к тому же является представителем казахстанской оппозиции за рубежом.

–У вас необычное имя для казашки. Кто Вы – Балли Мажец или же все-таки Балжан Наурызбаева?

– По польскому паспорту я Балли Мажец. После учебы в Москве я вышла замуж за поляка, однако оставила фамилию Наурызбаева и несколько лет жила под своей девичьей фамилией, даже не думала ее менять. Когда распался Советский Союз, у меня был еще советский паспорт. Тогда мне сказали, что так как советского государства больше нет, мне необходимо определиться с фамилией. Я только из-за этого поменяла гражданство. Если бы тогда передо мной не встал выбор в связи с распадом СССР, я бы, возможно, до сих пор носила бы фамилию Наурызбаева. А тогда мне пришлось сменить свою фамилию на фамилию мужа – Мажец. А имя поменяла просто потому, что каждый раз сталкивалась с поправками своего имени Балжан. В польском языке буква «ж» пишется по-разному, из-за этих сложностей я изменила имя «Балжан» на «Балли».

У меня четыре сестры. Одна из них Жансая – «Женя», другая Ботагоз – «Боти», Айжан – «Айка», а я – «Балли». В то время была мода, не было джинсов, не было кока-колы, но можно было выбрать «американское» имя. Поэтому я не стала «Барбарой», а оставила свое детское имя «Балли», – и ничего больше.

– На своей странице в Фейсбуке Вы написали о своем желании остаться в Казахстане. С чем связано это решение?

– Первое мое заявление о возвращении в Казахстан было сделано в прошлом году, когда я узнала, что гражданский активист Ермек Нарымбаев бежал на Украину. Для меня это стало шоком. Как это, гражданин Казахстана убегает из страны!? Если власть будет действовать так и дальше, что люди уезжают из страны, то кто тогда останется в Казахстане? Кому достанется наша земля?! Китайцам, которым государство хочет отдать землю в аренду на 49 лет? Поэтому мое решение было однозначным – я возвращаюсь в Казахстан, хотя прекрасно знаю, что власти будут этому всячески препятствовать.

– Получается это протест души – все выезжают, а я возвращаюсь?

– Можно сказать и так. Это протест против того, что люди вынуждены убегать из Казахстана. Я с этим не согласна. Если образованные, смелые люди будут вынуждены покинуть Казахстан, то каким будет будущее страны?

Еще одной причиной, которая повлияла на мое решение, являются слова моей мамы, которая перед смертью сказала: «Передайте Балжан, чтобы возвращалась …».

– Проживая в Польше, Вы представляли казахстанскую оппозицию за рубежом: выступали с заявлениями против действий казахстанской власти, организовывали флэш-мобы, причем у стен Европарламента. После всего «содеянного», Вы уверены, что наши власти дадут вам разрешение на ПМЖ?

– Вопрос очень хороший, но ответ на него очень сложный. То, что я проявляю активность с 2002 года, это правда. С президентом Нурсултаном Назарбаевым я беседовала так же, как и с Вами сейчас, когда он был в Польше. Это было в 2002 году в Сейме (нижняя палата парламента), куда я была приглашена. В то время мы еще не пикетировали президента. Но уже тогда работники казахстанского посольства хотели меня вывести из Сейма. Подошли и сказали: «Балли Мажец, выходите!». Я, естественно, возразила, сказала, что меня пригласил польский парламент, и отказала в их требовании. Вот такая неприятная встреча произошла в том году с казахскими властями.

Второй раз Назарбаев меня не видел, но хорошо слышал. Мы его пикетировали в Братиславе. Он въезжал на своей машине, а мы «гремели», вспоминая про убитых Алтынбека Сарсенбаева и Заманбека Нуркадилова. Главный вопрос нашего пикета был таким – почему представители оппозиции, которые открыто критикуют власть, погибают при загадочных обстоятельствах?

К сожалению, против меня применили, если это так можно сказать, «казахский вариант». Меня задержали словацкие полицейские и продержали до вечера, пока президент Назарбаев не уехал. После того, как он сел в самолет, меня выпустили. Но после этого стоял невероятный шум, СМИ об этом писали целую неделю. На следующий день меня пригласил министр внутренних дел и извинился за действия своих полицейских. Как говорят казахи в таких случаях, «құдай өзі әкеліп тұр». Если бы меня тогда не задержали, об этом пикете, может, и не узнали бы, а так случай с моим задержанием вошел в одно из 12 событий года.

– Если Вы, действительно, имеете серьёзные намерения получить разрешение на ПМЖ в Казахстане, то Вам, видимо, придётся себя как-то сдерживать в критике властей. Казахстан – не Польша. Не так ли?

– Я себя уже сдерживаю (смеется). Если Вы заметили, пикетов пока нет.

– А члены Вашей семьи согласны с решением о переезде?

– Да, мой муж очень любит казахов. Он был не только в Шымкенте, но и Чардаре. Его встречали по казахским обычаям, предлагая бараний төс (грудинка) для зятя. Ему все это нравится. Однако вопрос о получении гражданства РК пока не стоит. Сейчас самое главное – получить разрешение на ПМЖ.

– Что Вы намерены делать в случае отказа?

– Я очень надеюсь, что отказа не будет. Потому что сам президент Назарбаев неоднократно заявлял с высоких трибун: «Возвращайтесь, не будет никаких препятствий, приезжайте на свою историческую родину…». Так вот, я – казашка, хочу вернуться на свою историческую родину. Из европейской Польши, у которой есть чему учиться. Моя главная задача – перенести все хорошее на свою родину. К тому же у Казахстана и Польши много схожего. У них общее тоталитарное прошлое. Те же Америка и Франция немного другого поля ягоды. А вот Казахстан и Польша очень похожи в историческом плане. Сейчас в Казахстане много говорят о реформах – что делать и какие вводить новшества. Почему бы не перенять польский опыт, зачем выдумывать колесо, когда его давно придумали?

– В таком случае кем и как Вы себя видите в Казахстане? Что намерены делать в случае одобрения вопроса ПМЖ?

– Я вижу себя простым гражданином, который не будет бояться говорить власти о ее ошибках. Вот именно так я себя представляю на родине. Я каждый день встречаюсь с людьми, и они меня поддерживают. Однако я вижу, что люди боятся власти, которые им создают проблемы. Я не ставлю себе задачу свергать нынешнюю власть, это не та дорога. У меня даже такой мысли никогда не было. Мои пикеты касались земельного вопроса, угрозы ее потери, требования выпустить политзаключенных…

– Раз Вы затронули вопрос о земле, в Польше есть присутствие китайцев, в том же аграрном секторе?

– Отвечу коротко. Нет даже такой возможности. В Польше есть миллион украинцев, но каждое выданное им разрешение поляки рассматривают со всех сторон. Они не позволяют никому массового переселения, хотя и культура, и религия схожие. Польская сторона тщательно рассматривает каждое решение о гражданстве. Количество предоставленного гражданства совершенно несоизмеримо с количеством иностранцев, которые приезжают работать в Польшу. Так что я не представляю, чтобы был разговор о китайцах. Что такое сдавать в аренду землю на 49 лет?! Не то что лет, земля не должна сдаваться в аренду даже на 49 часов.

Ведь китайцев интересуют жирные куски казахской земли, то есть самые плодородные ее части. Отдавать китайцам земли через частные руки, под предлогом частной собственности недопустимо.

В Польше такое невозможно. У нас ведь тоже соседи немцы, тоже богатые, тоже хотели бы получить плодородные земли, но там есть ограничения законом. Да, немцы могут заниматься аграрным сектором, но в законах все оговорено, они не могут просто взять землю на 49 лет. Почему не перенять опыт Польши, вместо того, чтобы сдавать землю на 49 лет?

– Если провести параллель в политической и социальной жизни двух стран, какую мы получим картину?

– Сейчас в Польше идут выступления недовольства в отношении ряда действий власти. Но не стоит забывать, что сегодняшнее правительство и президент выбраны в процессе честных выборов. Партия «Правая и справедливость», которая сегодня у руля власти, шла к ней 8 лет. Это партия, которая когда-то была в глубокой оппозиции. В Сейме их большинство. Даже сейчас, по последним опросам их поддерживает около 40% населения. Это о чем-то говорит. То есть у партии есть сильная поддержка.

Эта партия дала Польше 500 злотых (около 120 долларов США) на каждого ребенка в семье за каждый месяц до совершеннолетия. Если ребенок инвалид или большая семья, то предусмотрены дополнительные надбавки. Так что Казахстану есть что перенять у Польши.

Что касается недовольств, то и это правильно. Ведь это и есть демократия. Люди могут говорить, выражать свое мнение, и их за это не арестовывают. У них есть свои газеты, телеканалы, которые 24 часа в сутки освещают свою позицию, и никто их не закрывает, не расстреливает их антенны. Это прекрасно, что есть оппозиция. Что есть несогласные. Это хорошо. Значит, в стране полная демократия.

– Казахстан хочет войти в 30-ку развитых стран мира. Что Вы думаете о этой перспективе?

– Вы смеётесь, и я смеюсь. Что тут отвечать, посмеялись и хватит, задавайте следующий вопрос.

– Что говорят в Европе про ЕXPO-2017?

– Опять смешно, но на этот раз отвечу. В Европе про казахстанский ЭКСПО-2017 ничего не слышно. Скажу это открытым текстом. Говорят, на ЭКСПО приехал Николас Кейдж – и все четыре дня не понимал, где он и что с ним? (смеётся).

– Помимо всего в мире есть персонаж Бората, олицитворяющий образ Казахстана? По мнению многих, в его появлении виновата сама власть…

– Образ Бората – это не образ народа. Это образ тогдашней власти, которая за эти годы так и не изменилась. Народ не должен отвечать за своих правителей. Как мы знаем, ОБСЕ, другие международные организации не признали ни одни выборы в Казахстане полностью демократическими. Борат высмеивает страну, речь не идет конкретно о Казахстане, но общее ведь есть. То же проведение ЭКСПО – чем вам не Борат? Зачем было тратить такие деньги, чтобы приехал Николас Кейдж? Да за такие деньги он бы смеялся здесь целый год. Ведь эти деньги можно было использовать конкретно на дороги, на инфраструктуру, на питьевую воду. Сколько аулов до сих пор живет без чистой воды. Более того, в аулах жизнь стала даже хуже, чем это было при СССР. Так что Борат-2 – это наша ЭКСПО.

– По Вашим выступлениям понятно, что Вы не разделяете политических взглядов Мухтара Аблязова. В частности, оппонируете вновь созданному движению ДВК. Вы не хотите делить оппозиционное поле?

– Вопроса о разделении поля нет в принципе. Я за демократию, всегда должны быть «за» и «против». Это не может быть зацементированным, в данном случае общество или страна. Цемент – это плохо. Это мы знаем со времен КПСС. Так же и в рядах оппозиции. Я только за то, чтобы оппозиция была как жена Цезаря – кристально чистой. Народ должен верить нам. Что касается Аблязова, то я вызвала его на «жекпе-жек». Просила ответить на мои вопросы, если тебе нечего бояться. Я была согласна ради этой встречи поехать в любую точку мира. Но ответа не последовало. Значит, он чего-то боялся. Хотя я спрашивала только то, что интересовало простых людей.

– Может, тогда Вы через нашу газету озвучите свои вопросы?

– Я уверена, что Аблязов вас читает, поэтому пусть «жекпе-жек» состоится в «ДАТ». У меня всего несколько вопросов:

1. Как можно за 4 года заработать миллиарды? Он сам говорит о 6 миллиардах, власти говорят о 12 миллиардах. Английский суд озвучивает страшные цифры активов, которые он якобы укрыл. Причем это задокументировано. Мы верим английскому суду. Не могут же все суды мира быть коррумпированными против Аблязова. Это даже неприлично обвинять в подобном английский суд. Если Аблязов такой умный, то пусть научит казахстанцев зарабатывать такие деньги за 4 года. Пусть проведет мастер– класс. Пусть люди богатеют.

2. Почему он позволяет называть всех, кто его критикует, сторонниками Назарбаева или спецслужб? Это даже с точки зрения морали неприлично. В этом отношении он плохо себя ведет. Как так, если его критикуют, значит, это КНБ! Я у него спрашиваю: у тебя есть доказательства? Если есть, тогда на стол! Я ведь не говорю про него, что он агент ЦРУ или КГБ. Это выходит за рамки морали, и я этого себе позволить не могу. Если Аблязов хочет быть лидером, то он должен держать себя в рамках. Так принято, по крайней мере, в Европе, где я многие годы сотрудничаю со многими политиками. Поливание своих оппонентов грязью без доказательств считается неприличным.

3. Почему в его окружении практически нет казахов? Он что, не любит казахов? Около него много украинцев, иностранцев. Почему он не допускает к себе казахов, он их боится? Или это какой-то сигнал с его стороны?

– В составе учредителей вновь созданного ДВК одним из активистов является известный казахстанский театральный режиссер Болат Атабаев и журналист-беженец Айдос Садыков…

– Да, я не могу отрицать, что сегодня возле Мухтара Аблязова находятся Болат Атабаев и Айдос Садыков, которых я уважаю. Я считаю их теми людьми, которые делают очень многое для будущего Казахстана, который я хотела бы видеть. Но я говорю о периоде до ареста Аблязова, когда вокруг него были одни украинцы, и это факт, который мы все видели. Поэтому я спрашивала Мухтара Аблязова – почему в его окружении не было казахов, которых было много в казахском движении? Он же не вчера пришел в оппозицию. Мухтар сам говорит, что он в казахстанской оппозиции с 2002 года. Как мы знаем, с Айдосом Садыковым он начал работать всего год назад, а с Болатом Атабаевым несколько лет, так пусть он назовет мне казахов, которые в его окружении с 2002 года. Я уверена, что, если бы его окружали наши казахи, которые бы вместе с ним сражались за будущее Казахстана, он бы не оказался в тюрьме. Кроме того, такие мировые государства, как Франция, Англия и США, видели бы, как многочисленные казахи противостоят своему режиму, вместо одного казаха в группе украинцев. Поэтому я считаю, что это было его ошибкой, о чем я не раз говорила за эти годы. То, что сегодня в его окружении появились казахи, очень позитивно. Я надеюсь, что Аблязов не остановится на этом, и у него появится много соратников-казахов.

– Вам не кажется, что все Ваши доводы против Аблязова больше личностного характера, о чем пишет и сам Аблязов. Более того, Вы не думаете, что, выступая против его идей, льете воду на мельницу казахстанской власти?

– Что предлагаете мне сделать? Врать? В жизни не врала! И если мне кто-то не симпатичен, я не могу с ним сотрудничать. Если он не сотрудничает, к тому же поливает грязью, то вопросы к нему. Приведу простой пример. Когда его люди собирали подписи в поддержку Козлова, Атабека и Курамшина, то все поддержали эту инициативу. Люди Аблязова с этими подписями поехали в Европарламент, однако резолюция выходит лишь с фамилией Козлова. Почему? Только я задала спросила: где Атабек и Курамшин? Ведь это продвигали люди Аблязова. Ответа на этот вопрос я тоже не получила. То есть при сборе подписей в Казахстане их фамилии есть, а в Европарламенте они каким-то чудным образом выпали.

– Нынешний ДВК действует дистанционно, в виртуальном пространстве социальных сетей. Можно ли таким образом рассчитывать на значимый протестный эффект в стране?

– Это хороший метод, который применяется во всем мире. В той же Польше мы видим, как он работает. Это эффект работы социальных сетей. Сейчас никто, как раньше, не создает партии и т.д., поэтому я считаю, что это очень хороши ход.

Но есть одно «но». Человек, который двигает социальные сети, должен быть как Навальный. Он должен иметь доверие народа. Он должен «сносить крышу». Он должен быть честным, выходцем из народа. А когда человек отмалчивается про свои миллиарды и не едет в суд Англии, который, кстати, открытый, то возникают вопросы. Когда тебя сняли с розыска Интерпола, то ты должен первым самолетом лететь в Англию и доказать, что английский суд неправ. Почему Аблязов этого не делает? Я считаю, Аблязов должен оправдаться сам. Я же не говорю ему возвращаться в Казахстан, но перед английским судом он оправдаться просто обязан. Каждый, кто хочет повести за собой народ, должен быть кристально чистым и стать примером. У Аблязова этого пока нет.

– Спасибо за интересную беседу!

Азамат ШОРМАНХАНУЛЫ,

«D»

Пока верстался номер

Накануне стало известно, что госпожа Балли Мажец получила официальный ответ из управления миграционной полиции относительно выдачи разрешения на ПМЖ. В связи с этим вчера, 9 августа, в Казахстанском международном бюро по правам человека она провела пресс-конференцию. Из ответа миграционной полиции следует, что Балли Мажец необходимо получить визу формы В-8 и В-9 в посольстве РК в Польше. Редакции нашего издания удалось выяснить, что госорганы Польши не принимают никакого участия в процессе оформления подобных виз. Следовательно, возникает вопрос: почему нельзя оформить эти документы в МИД РК, не выезжая за пределы Казахстана?

Балли Мажец все же надеется, что получит одобрение на ПМЖ на своей исторической Родине. В противном случае, ей ничего не остается, кроме того, как выехать в Польшу и выполнить требования казахстанских властей. По ее мнению, указанное обстоятельство наталкивает на мысль, что исполнительные органы Казахстана саботируют указания президента Нурсултана Назарбаева об оказании всяческой поддержки репатриантам, желающих вернуться на историческую Родину.

В ходе пресс-конференции г-жа Мажец продемонстрировала, что за 30 лет своего проживания в Европе не забыла родного языка, чем вызвала симпатию присутствовавших в зале людей. Также запомнилось обращение спикера в адрес казахстанской власти – «Впустите цивилизованную, никем не прикормленную оппозицию на политическое поле, позвольте нам здесь работать. Вам нужны критики, которую скажут вам правду. Чтобы потом не пришли радикалы, которые придерживаются только жестких методов борьбы. Власть должна задуматься, чтобы потом не было поздно, как в случае с Каддафи, последняя фраза которого была – ЗА ЧТО?».

About Zika1961