Home » Гвоздь номера » АРЕСТАНТ ВЫБРАЛ ХОД КОНЕМ

АРЕСТАНТ ВЫБРАЛ ХОД КОНЕМ

«Общественная позиция»

(проект «DAT» №45 (409) от 7 декабря 2017 г.

 

«Дело Бишимбаева»

 


 

Свидетелей стало труднее ловить, чем преступников.

Афоризм принадлежит писателю Хансу Ю.Шнейдер

 

Печально, что «свидетелей стало труднее ловить, чем преступников» даже спустя десятилетия.

В день выхода в свет предыдущего номера «D» в специализированном межрайонном суде по уголовным делам г.Астаны продолжились очередные слушания по так называемому «делу Бишимбаева». Несмотря на предпраздничный день, председательствующий на процессе судья Адильхан Шайхисламов не позволил послаблений ни себе, ни другим участникам процесса.

В этот день, 30 ноября, ожидался допрос главного фигуранта уголовного дела – экс-министра национальной экономики Куандыка Бишимбаева. Однако на вопрос председательствующего судьи: «Готовы ли?» – подсудимый ходатайствовал об его допросе после завершения исследования материалов дела. Что судья, с согласия сторон, удовлетворил. Возможно, с учетом того, что за все это время (7 ноября прошли только предварительные слушания по делу) не все свидетели сторон гособвинения и защиты были допрошены.

Обеспечение их явки на проходящий процесс оказалось делом, весьма затруднительным. Даже для государственного обвинения. В тот день прокурор Сауле Сыдыкова озвучила имярек свидетелей стороны гособвинения, которые по тем или иным причинам не могут предстать пред оком Фемиды, но в отношении них вынесено постановление о принудительном приводе.

А тут вырисовывается очень даже любопытная ситуация. Ладно, со свидетелями стороны гособвинения, которые в силу состояния своего здоровья не могут прибыть в суд и в своих заявлениях просят огласить их показания, которые они дали в ходе досудебного расследования. В частности, свидетель Темирбекова из Шымкента, которая находится на седьмом сроке беременности и по рекомендации врача любое телодвижение в транспорте ей противопоказано; Олжас Тохтаров, член совета директоров АО «Банк Астаны» – согласно представленной им справке, у него разрыв межпозвоночных дисков, отбыл на лечение в Куала-Лумпур (Сингапур) не как иначе, как за неделю до его допроса – 24 ноября.

Другой свидетель гособвинения некий Фархад Мамеджанов, согласно рапорту старшего следователя антикоррупционной службы по Жамбылской области Шамголиева, как ни странно, прямо накануне стадии допроса свидетелей, а именно 20 ноября отбыл в Бишкек – якобы на заработки. Странно вдвойне, если учесть тот факт, что на заработки трудоспособные люди со всех среднеазиатских республик едут именно в Казахстан, в том числе из Кыргызстана, а не наоборот.

По словам представителя гособвинения, следователь антикоррупционного ведомства Нацбюро по противодействию коррупции Кабдрахманов представил рапорт о том, что другой свидетель – Калымжан Тлеулиев по адресу места жительства отсутствует. По последнему месту работы в ресторане «Пряник» он также не значится. Еще один свидетель гособвинения Кочкаров, согласно рапорту того же ведомства, выехал в Москву, а посему недосягаем для казахстансокго правосудия.

Интересно, однако, «девки пляшут»». Когда надо им, сотрудники антикоррупционного ведомства найдут нужных им свидетелей буквально из-под земли, но в случае, когда им это невыгодно, осмелюсь предположить, расписываются в бессилии. Дескать, невозможно достать. Посему представитель гособвинения ходатайствовала перед судом ограничиться теми их показаниями, которые они давали на стадии досудебного расследования.

 

С этим не согласилась сторона защиты подсудимых Султана Нурлыбека и Куандыка Бишимбаева. Адвокат Нурлыбека Гульнар Сулейменова в обоснование того, чтобы гособвинение доставила заявленного ею в качестве свидетеля Тохтарова, пояснила: Тохтаров в своих показаниях ничего не говорит о встрече с её подзащитным Нурлыбеком. «Показания Тохтарова для нас имеют значение. Их необходимо сейчас установить, потому что Нурлыбек показания не давал в ходе следствия. Тохтарова поверхностно допросили», – объяснила она.

Адвокат Бишимбаева Салимжан Мусин заявил ходатайство о вызове некоторых свидетелей гособвинения для устранения противоречий в их показаниях, а также попросил, чтобы их доставкой занимались не сотрудники Нацбюро, а судебные приставы либо полиция, как того требует законодательство. «Сотрудники антикоррупционной службы исполняли Ваше постановление (судьи – D) о приводе свидетелей в суд. Между тем, согласно части 6 статьи 157 УПК РК, постановление суда о приводе исполняется судебным приставом, органами внутренних дел», – пояснил он и потребовал отстранить сотрудников Нацбюро от привода свидетелей, поскольку «антикоррупционная служба продолжает оказывать давление на участников процесса. Они не имеют права это делать. Законом это запрещено. Это не в пределах их компетенции. Они превышают свои полномочия в данном случае».

Требования стороны защиты подсудимых Султана Нурлыбека и Куандыка Бишимбаева о доставке в суд названных выше свидетелей явно имеют под собой обоснование. Как в ходе досудебного расследования, так и во время допроса в суде двоюродный брат Бишимбаева Нурлыбек отрицал получение взятки в размере 2 млн долларов от учредителя ТОО «Шымкентхиммонтаж» Жаксылыка Исабека и рассказал подробности встречи с Олжасом Тохтаровым, где они обсуждали возможность открытия офиса АО «Банк Астаны» в Шымкенте, о том, как и при каких обстоятельствах в тот день у офиса банка он встретился с Жаксылыком Исабеком, помощник которого Алимжан Бекжанов, допрошенный в качестве свидетеля, утверждал, что его босс на территории банка передал Нурлыбеку пакет и коробку, в которых якобы находились 2 млн долларов.

 

Между тем допрошенные в тот день свидетели стороны защиты: руководитель юридической дирекции АО «Байтерек Девелопмент» Мейрам Жуманиязов, управляющий директор этого АО Арман Байбосынов и главный менеджер дирекции технического контроля и анализа АО Бахыт Билялова, отвечая на вопросы как стороны защиты подсудимых, так и гособвинения, показали: при отборе и рассмотрении инвестиционных проектов по программе «Нурлы жол» никаких нарушений отечественного законодательства и внутренних регламентирующих документов «Байтерек Девелопмент» не было. Да, были замечания в отношении проектно-сметных документаций компаний, которые подавали заявки на участие в проекте, после заключений с точки зрения соответствия их юридическим и техническим требованиям документы возвращались для устранения замечаний – согласно регламенту. Никто ничьи интересы не лоббировал, никакого давления на их мнение не оказывал. По словам Армана Байбосынова, который был членом комиссии по отбору и рассмотрению инвестиционных проектов, при решении судьбы проектов голосование проводилось в открытой форме, но решения комиссии носили рекомендательный характер. Председателем комиссии был ныне подсудимый экс-управляющий директор «Байтерек Девелопмент» Дильрух Анарбай.

Кстати, в обвинительном акте главному фигуранту уголовного дела приписывается и то, что он подбирал кадры на свое усмотрение. Так вот, в ходе допроса свидетеля Бахыт Биляловой, Бишимбаев спросил: как и по чьей рекомендации она оказалась в «Байтерек Девелопмент». Главный менеджер дирекции технического контроля и анализа ответила: увидела объявление, отправила свое резюме, спустя время позвонили из АО и пригласили на собеседование.

 

Кстати, информация, как говорится, «в яблочко». Вчера, как сообщают СМИ, в ходе телемоста, посвященного дню индустриализации, президент Нурсултан Назарбаев был крайне возмущен тем, что 18 отечественных компаний удерживают за границей 12,5 млрд долларов США. Глава государства прямо так и сказал, что олигархи «заигрались» и что необходимо вернуть эти средства в Казахстан. Он поручил премьер-министру Бакытжану Сагинтаеву решить этот вопрос раз и навсегда, в противном случае пообещал заняться этим лично.

«Три легализации было, хоть кого-нибудь копнули? Хоть кого-нибудь привлекли к ответственности? Никого! В сегодняшней жизни, в такой турбулентности законов вы потеряете деньги, которые держите «за бугром». Разве не видите? В условиях санкций никто вам не поможет. Возвращайте деньги и держите их в Казахстане. Какая гарантия нужна вам? Законы, указы? Я это сделаю. Не сделаете этого, мы сделаем сами. Не обижайтесь», – предупредил президент, – цитирует главу государства, к примеру, портал «Власть.кз».

Высказывание президента Назарбаева, кажется, кстати по делу Бишимбаева.

Дело в том, что подсудимый, он же двоюродный брат Бишимбаева Султан Нурлыбек отрицает свою вину в получении взятки в размере 2 млн долларов при строительстве стекольного завода в Кызылорде и утверждает, что накопил их за годы своей, в том числе 15-летней предпринимательской деятельности: сдавал в Шымкенте в аренду бутики на рынке, продавал ковры, овощи-фрукты, ГСМ.

Во время допроса он обратился к участникам процесса с тем, что в материалах дела есть видеозапись, где ныне тоже подсудимый учредитель и генеральный директор ТОО «Шымкентхиммонтаж» Жаксылык Исабек отрицает факт дачи ему взятки.

В 2016 году легализовал все свои денежные сбережения, о чем также сказал в суде. Не вывел их в оффшоры, хотя, подозреваю, имел такую возможность. Однако его доводы явно не устроили кое-кого, из-за чего на судебном заседании 30 ноября вспыхнул небольшой скандал с переходом на личности.

В самом начале заседания адвокат подсудимого Нурлыбека Гульнар Сулейменова обратилась к судье с ходатайством о возражении на выступление в предыдущем заседании адвоката другого подсудимого Исабека – Булеулиева, посчитав его эмоциональным, необоснованным и рассчитанным на то, чтобы ввести в заблуждение участников процесса.

«Вчера Нурлыбек в показаниях сказал, что одним из факторов, побудивших его легализовать личные сбережения, явились внесенные поправки в закон, которым с 2016 года отменялся 10-процентный сбор за легализацию денег. Господин Булеулиев посчитал эти сведения обманом, что он досконально изучил Закон о легализации имущества и что в законе такого положения нет.

Считаю, он либо намеренно, либо в силу того, что он изучил только закон от 30 июня 2014 года об амнистии … в связи с легализацией имущества, не изучал закон от 13 ноября 2015 года.

Этим законом исключено требование о 10-процентном сборе с легализованного имущества. Предусмотрена возможность зачисления денег на банковские счета без обязательств по их хранению, распоряжению по своему усмотрению и без ограничений, возможность инвестирования легализованных денег в … без уплаты и сбора», – зачитала она свое ходатайство и просила суд приобщить его к материалам уголовного дела.

В ответ на возражения последовала тирада ее оппонента – адвоката Булеулиева: «Приведенные госпожой Сулейменовой доводы я отношу на свой личный счет… С самого начала этого процесса направленность Сулейменовой против меня, все ее действия направлены на то, чтобы именно выправить или изменить позицию моего подзащитного Исабека, который тверд принципиально в своих показаниях в части дачи взятки Бишимбаеву. С этим связана … позиция Сулейменовой. Данное выступление некорректное. Они имеют целью ввести в заблуждение участников процесса, чтобы государственное обвинение не задавало больше таких вопросов в отношении законности легализации… Отрабатывая гонорар своих подзащитных, не надо терять человеческое достоинство, надо вести себя корректно».

После этих слов судья Адильхан Шайхисламов был вынужден сделать замечание в адрес адвоката Булеулиева: «Я вам делаю замечание».

Ответ Сулейменовой на выпад коллеги не заставил себя ждать: «Вчера он обвинил меня, моего подзащитного в том, что мы обманываем. И сейчас сведение каких-то личных счетов. Я сослалась на конкретные статьи закона, опровергая доводы, которые он вчера высказал. Причем здесь какие-то личные неприязненные отношения?». Опять потребовалось вмешательство судьи: «Здесь присутствуют представители СМИ. Прошу, чтобы вы вели себя корректно, уважали друг друга. Этика должна быть. Имеет право на возражения».

Но менторское «отрабатывая гонорар…» из уст адвоката Булеулиева, кажется, задело честь мундира других его коллег. «Сама формулировка «отрабатывая гонорар» некорректна. Она обычно говорится другими лицами, но не адвокатами», – возмутился один из них. Судья снова призвал всех к взаимоуважению и корректности. Спор с явным переходом на личности на этой ноте погас.

 

Со второй половины дня 30 ноября и по сей день в зале участники судебного процесса исследуют материалы уголовного дела, которое насчитывает не 250 томов, как заявлялось сначала, а все 270. По объективным причинам собкору «D» присутствовать на каждом заседании нет возможности. Но вот что вчера сообщили коллеги из «Информбюро»: «В суде оглашают секретные постановления следователей о прослушивании подсудимых и тайных обследованиях в помещениях АО «Байтерек Девелопмент».

«Эти документы подтверждают наши утверждения о том, что наш подзащитный Бишимбаев не причастен к совершению тех преступлений, которые ему вменяются», – сказал адвокат Куандыка Бишимбаева Салимжан Мусин.

Он пояснил, что прослушивание телефонов, санкционированные проникновения в помещения, аудио/видеонаблюдение проводились с февраля 2016 года. Оперативные мероприятия активизировали в августе 2016 года после регистрации дела в Едином реестре досудебных расследований.

«Около года шло непрерывное негласное наблюдение за нашими подзащитными и другими участниками этих событий и практически нет ни единого разговора, который бы подтверждал версию обвинения. Некоторые лица, признавшиеся в получении взяток, принимали меры по сокрытию своих противоправных действий», – добавил защитник.

Адвокат рассказал, что подсудимые, признавшие вину, прямо по телефону предупреждали друг друга, что необходимо вести переговоры по другим номерам телефонов, оформляли карточки на знакомых, друзей. Из материалов дела следует, что помощник экс-председателя правления АО «Байтерек Девелопмент» Бахыта Жаксыбаева 330 раз проверял банковскую ячейку.

«У нашего подзащитного Бишимбаева нет банковской ячейки, его помощники не открывали на себя ячеек, у него нет банковских карточек на подставных лиц, нет других телефонов, счетов в оффшорах», – продолжил Мусин.

Адвокат заявил, что существуют объективные и субъективные доказательства по делу. К последним можно отнести показания. Он считает, что нужно с настороженностью отнестись к людям, меняющим показания.

В деле есть телефонные разговоры Бишимбаева с Жаксыбаевым, которые велись в декабре 2016 года – январе 2017 года, где идёт речь о строительстве бани. Но, по словам адвоката, в них не говорится, что баня строится для Бишимбаева. При этом Мусин подчеркнул, что у Бишимбаева не было физически времени для другой деятельности помимо работы.

Салимжан указал, что утверждения гособвинения о том, что один из фигурантов дела находился в Астане и передавал деньги, опровергли адвокаты. Они с помощью детализации телефонных разговоров установили, что человек был в Уральске и физически не мог находиться в столице.

«Таких объективных доказательств нет ни одного против нашего подзащитного. Нет вещественных доказательств, нет предмета взятки, нет детализации телефонных переговоров. Нет действий, которыми бы он пытался каким-то образом завуалировать свою причастность к преступлениям, ему вменяемым», – заключил он.

Исследование материалов дела близится к концу. СМИ в ожидании допроса Куандыка Бишимбаева.

Жумабике ЖУНУСОВА,

«D»

About Zika1961