Home » ПИСЬМА В РЕДАКЦИЮ » «АКТИВ» кидает «ЛОХОВ»

«АКТИВ» кидает «ЛОХОВ»

sim-kard1Я – оралман из Каракалпакии. Весной 2006 года переехал в Казахстан. Моя дочь оставалась в Нукусе.

Будучи в Астане 2007 году, впервые купил себе сотовый телефон и сим-карты «Актив» и «Билайн», чтобы разговаривать с дочерью. Тогда все сделал без хлопот.

В этом году зашел в бутик, купил международную сим-карту «Актив». Заправив ею свой телефон, картонку, где было написано «Это ваш номер», выкинул в мусор. В дни Наурыза хотел зарегистрировать ее на свое имя и зашел в магазин «Алмас» в г. Жетисае. Менеджер, молодая женщина, отказала мне в этом, объяснив, что у меня нет картона, на котором указан номер сим-карты и что в моей сим-карте нет пяти исходящих номеров. А когда я стал разговаривать пожестче, она взяла мою сим-карту и удостоверение личности, пообещав зарегистрировать меня. Я ждал долго, пока она обслуживала других клиентов. Когда я возмутился и потребовал встречи с ее начальником, она объяснила, что заполняет сим-карты за деньги без очереди. Не выдержав, я ушел, забрав свою сим-карту и удостоверение личности.

Утром 10 апреля этого года я опять зашел в тот же магазин «Алмас». Знакомая мне менеджер скучала от безделья. И опять она отказала мне в регистрации. На мое повторное требование пригласить ее начальника, она сослалась на то, что та в данное время находится в налоговой. На мое требование сообщить номер сотового телефона начальника, менеджер ответила: телефон начальника находится на зарядке. Тогда я потребовал: назовите имя и фамилию вашего начальника. На клочке бумаги менеджер написала: Агинбекова Гутиера – оператор, Леньшина Ольга – руководитель сектора.

Ближе к полудню, а я пришел в 9.30 утра! – подошла Ольга Леньшина. Отказ в регистрации моей сим-карты она аргументировала тем же: у меня нет картона с указанием номера сим-карты и исходящих из нее 7 номеров. По ее словам, такова инструкция из головного офиса «Актива» в Алматы. Но ведь, кроме одного-единственного звонка своей дочери в Нукус, на то время ни с кем я не вел международные переговоры со своей сим-карты! Это ведь так легко проверить. Я предложил Леньшиной это сделать, однако она сделала вид, будто не слышит меня.

Возмущенный до глубины души тем, как в «Активе» меня обманули и отказали в праве даже выслушать меня и хотя бы извиниться, я ушел оттуда. Не спал несколько дней. До сих пор не могу успокоиться. В суд подавать – бесполезно. Они ведь богатые. А я кто? Один из бедных пользователей его услуг. Но хотел бы задать руководству центра «Актив» в Алматы: первый – это что же за такая дурная инструкция, когда из-за какой-то картонки отваживают клиентов, ведь у вас в компьютере должна быть исчерпывающая информационная база на каждого клиента; второй – почему вы хотите заставить меня доказывать, что я «не осел» – что я, кроме одного звонка со своей международной сим-карты своей дочери, никому из шестерых других абонентов его не делал. Кто они, эти шесть человек и где я их найду? Я подозреваю, что я стал жертвой большого мошенничества в «Активе». Вполне возможно, что молодые, но уже борзые сотрудники этой компании «зависают» на номерах международных сим-карт таких же порядочных «лохов», как я, чтобы за их удовольствия расплачивались мы.

Адильхан БАЗАРБАЕВ,
п. Атакент, ЮКО

Мы живем в стране ГЛУХОНЕМЫХ

Как пишет в редакцию «ДАТа» этот аксакал, крик своей души он пытался донести до главного, который в Акорде. Гарант не услышал. Куда только ни обращался. Теперь через нашу газету хочет предать огласке то, что случилось с его сыном. Публикуем письмо аксакала, других инструментов воздействия на власть у нас практически нет.

Мой сын Сагимбеков Абай, бывший начальник службы ГСМ воинской части 6505, был осужден 9 ноября 2006 года Военным судом Карагандинского гарнизона по п. «г» ч.3 ст.176 и ч.2 ст.381 УК на 5 лет с конфискацией имущества.
Из материалов расследования уголовного дела, судебных актов, ответов Главной военной и Генеральной прокуратур видно, что ими допущено незнание, неправильное применение и толкование норм Трудового кодекса, закона «О борьбе с коррупцией» и Устава вооруженных сил. Ими также проявлено незнание, путаница в таких экономических понятиях и категориях, как хищение, растрата, подотчетность, материальная ответственность, вверение, учет, отчетность и т. д. Согласно приговору, неизвестным лицам по халатности допущена не растрата, а хищение. Абсурд.

Во-первых, растрата является формой хищения. Во-вторых, растраты, т.е. хищения, по халатности не бывает. Это прямое преступление.

Мой сын не являлся материально-ответственным лицом, так как с ним не было договора о полной материальной ответственности. Это означает, что ему не вверено имущество склада ГСМ.

Поэтому квалификация обвинения по ст.176 УК является незаконной.

Вопреки закону, в письмах бывшего заместителя Генерального прокурора Мамырбаева Р. от 9 апреля 2009 года и бывшего Генерального прокурора РК Мами К. от 26 мая 2005 года отмечается, что ему вверено военное имущество и квалификация обвинения по ст. 176 УК является правильной. Это означает, что в Генпрокуратуре не знают и не разбираются, что такое вверение чужого имущества. Вверение, то есть ответственность за сохранность имущества наступает только при получении его документально: либо договором о материальной ответственности, либо под отчет по разовому юридически оформленному документу, либо актом комиссии (для командиров части и ее подразделений). Никакими приказами, должностными обязанностями вверение чужого имущества не устанавливается. Начальник управления Генпрокуратуры Аманбаев А. в письме от 13 июля 2007 года утверждает обратное.

В ответе начальника департамента Шермухаметова от 24 апреля 2013 года на наши два обращения к председателю Общественного совета по соблюдению законности при Генпрокуратуре Султанову К. говорится, что ими даны исчерпывающие ответы на обращения осужденного. Но это – ложь! Ни одного ответа мы не получили.

Согласно закону «О борьбе с коррупцией», мой сын не мог выполнять организационно-распорядительные обязанности, так как ему не предоставлены полномочия исполнительного органа воинской части. Служба ГСМ не является организацией, это не самостоятельный субъект.

Кроме того, у Сагимбекова А. не было полномочий по управлению и распоряжению имуществом склада ГСМ, так как с ним, повторяю, не был заключен договор о полной материальной ответственности. Поэтому, в соответствии с законом «О борьбе с коррупцией», он не мог выполнять административно-хозяйственные функции. Точно так же в соответствии с этим законом, он не являлся должностным лицом.

Органы обвинения и суда также проигнорировали Указ президента РК от 21 июля 2007 года.

Выводы суда, что Сагимбеков А. использовал свое служебное положение, являются необоснованными, так как начальник склада находится в прямом подчинении заместителя командира части по тылу, а не начальника службы ГСМ.
Только этих фактов было достаточно для пересмотра приговора суда вышестоящими судебными инстанциями или опротестования Генеральной прокуратурой. Однако этого они не сделали.

Информация о якобы крупной недостаче (почти на 9 млн. тенге) ГСМ повергла моего сына в недоумение. Проверкой накануне по итогам деятельности за 2006 год никакой недостачи не было. В состоянии растерянности он и другие были вынуждены оговорить себя: будто ими присвоено ГСМ на 472 тыс. тенге по 10 эпизодам. Однако оказалось, что не было никакой крупной недостачи ГСМ. Просто не было надлежащего учета. Из вменяемых моему сыну обвинений по 10 эпизодам, в 7 из них он находился на учебе в Академии МВД в г. Алматы.

Однако ни в Военном, ни в Верховном суде этот факт в качестве доказательства его невиновности не приняли во внимание. В материалах дела нет и распечаток его телефонных разговоров.

Дело же обстояло так. Начальник склада Губина самовольно, никому не передав склад, 4 сентября уехала в Россию. Поэтому Сагимбеков , по распоряжению зам.командира части по тылу, стал отпускать бензин через один резервуар (остальные были опломбированы).

Он завозил бензин только по смарт-карте №495052243. Больше никаких карт он не использовал для снятия бензина и никаких чеков не собирал. Выводы суда, будто он имел цель воспользоваться отсутствием Губиной, являются вымышленными. По данной карте не было никаких присвоений, суд сам констатирует, что это «…не хищение, вмененное органом обвинения», а допустил халатность.

После возвращения Губиной он отдал ей карту с чеками, чтобы она указала в отчете 1356,92 литров бензина на сумму 93627 тенге. Отчет Сагимбекова А. финансовая служба части не принимала, так как он не являлся материально-ответственным лицом и его подпись не была действительна.

Коллегия по уголовным делам Военного суда от 8.01.2008 года указала: «…Согласно журналу выдачи смарт-карт, Сагимбеков получил три смарт-карты 2 ноября 2006 года». Коллегия подозревает, будто он совершил хищения из этих карт и допустил их утерю. Смарт-карты он получил, чтобы отправить их в г. Экибастуз для их разблокировки. Он никак не мог использовать их в личных целях, потому что они были заблокированы. Возвращение этих карт в часть подтверждается тем, что, согласно оборотам по картам ТОО «Гелиос» 9.12.2006 года по карте №038917 бензин снимала Губина. А Сагимбеков в этот день находился в г. Алматы на учебной сессии.

Спрашивается, каким образом он в таком случае мог совершить хищение со смарт-карт и допустить их утерю? Но суд закрыл глаза на этот факт.

По Трудовому кодексу предусмотрено 5 случаев материальной ответственности о полном размере ущерба.

В комментарии к нему говорится: «Перечень случаев полной материальной ответственности работника в полном размере ущерба, причиненного работодателю, … является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит». Однако суд, превысив свои полномочия, допустил расширительное толкование перечня случаев и принял незаконное решение о взыскании с Губиной и Сагимбекова иска в полном размере – 8 976 364 тенге солидарно, вместо 472 тысячи тенге.
Суд также фальсифицировал показания Сагимбекова в судебном заседании, а его ходатайство, в котором он изложил все свои замечания по протоколу судебного заседания, даже не рассмотрел.

Об этих и других грубейших нарушениях законодательства, допущенных в ходе следствия и суда, мы не раз писали в Генеральную прокуратуру. Однако пересмотра добиться не можем. Неужели в нашей стране такие большие проблемы со справедливостью и законностью? Или мы живем в стране глухонемых?

Ереже Сагымбек

About Zika1961