Home » ДАТ » $250 миллионов пенсионного фонда ПОТЕРЯНЫ ЧЕРЕЗ ОФШОРЫ

$250 миллионов пенсионного фонда ПОТЕРЯНЫ ЧЕРЕЗ ОФШОРЫ

«Общественная позиция»

(проект «DAT» №21 (385) от 1 июня 2017 г.

 

 

Сомнительная покупка

 


 

Помимо хронически низкой доходности пенсионных активов все больше становится проблема их сохранности из-за неэффективного управления. Самым последним примером этого стали инвестиции Единого накопительного пенсионного фонда (ЕНПФ) в облигации ныне проблемного Международного банка Азербайджана (МБА).

 

Причем если ответ на вопрос, кто должен отвечать за столь, мягко говоря, неэффективные инвестиции, становится все более очевидным, то остается не совсем понятно, сколько из вложенных активов ЕНПФ в бумаги МБА удастся вернуть. Более того, эффективность вложений пенсионных активов, даже без учета негативного опыта с инвестированием в облигации МБА, по-преж­нему оставляет желать лучшего.

То, что вложения в МБА оказались неэффективными и весьма сомнительными, недвусмысленно дал понять председатель Национального банка Казахстана Данияр Акишев на пресс-конференции в Алматы. Он напомнил, что облигации МБА на сумму $250 млн были приобретены в инвестиционный портфель ЕНПФ Нацбанком в октябре 2014 года со сроком обращения этих бумаг 10 лет и купонной ставкой 8,25% годовых.

Однако сомнение вызывает не это, а то, как были куплены облигации МБА. Согласно информации Акишева, оказывается, что «выпуск был размещен закрытым способом через офшорную специализированную компанию», а 100% этой эмиссии долговых бумаг выкупил Национальный банк «в качестве управляющего активами ЕНПФ». Заметим, что с точки зрения риск-менеджмента покупка более 50% одной эмиссии облигаций определенного эмитента считается высокорисковой инвестицией, тогда как основным принципом управления пенсионными накоплениями была и остается их сохранность.

Следом глава регулятора, правда, не называя конкретных имен, дал понять, кто должен отвечать за столь сомнительную операцию. «Решение о покупке облигаций принималось не сотрудниками ЕНПФ, а теми людьми, которые на тот момент работали в Нацбанке», – пояснил главный банкир. При этом он подчеркнул, что решение «по каждому инструменту инвестирования в основном определялось подразделением, ответственным за инвестирование пенсионных активов в Нацбанке». Отметим, что этим подразделением во время приобретения облигаций МБА выступал совет по управлению пенсионными активами ЕНПФ, а председателем этого совета тогда был глава Нацбанка, то есть на тот момент Кайрат Келимбетов – ныне управляющий Международным финансовым центром Астана.

И хотя Д. Акишев не стал прямо называть имена ответственных в приобретении долговых бумаг МБА, он в то же время заявил, что «отдельные детали сделки по покупке данных облигаций в портфель пенсионных активов вызывают вопросы». «Поэтому Национальный банк после проведения внутренней проверки намерен передать материалы по инвестированию активов ЕНПФ в ценные бумаги МБА в соответствующие органы для получения правовой оценки», – признался Д.Акишев. Более того, он подчеркнул, что проблемы у МБА начались еще в первой половине 2015 года, однако «тогда Национальным банком не предпринималось никаких усилий по возврату средств, инвестированных в МБА».

 

Но если ответ на вопрос, кого следует считать ответственным за приобретение облигаций МБА, вполне ясен, то перспективы возврата вложенных средств остаются под вопросом. Хотя уже сейчас понятно, что вернуть всю сумму с предусмотренной ранее выгодой для ЕНПФ не получится. А все потому, что МБА объявил о запуске процедуры банкротства и реструктуризации своих обязательств, которая, по словам Д. Акишева, «по определению предполагает потери или ухудшение условий для инвесторов».

Пример неудачного и весьма сомнительного по механизму реализации вложения активов ЕНПФ в облигации МБА позволяет сделать несколько неутешительных выводов. Во-первых, печальные уроки инвестирования пенсионных средств в долговые бумаги банков БТА, «Альянса» и «Темира» не были учтены Национальным банком как управляющим пенсионными активами даже после того, как все средства будущих пенсионеров были переданы от частных НПФ в единый государственный.

Во-вторых, неэффективное инвестирование средств ЕНПФ в облигации МБА наглядно показывает, что и госуправление пенсионными активами оставляет желать лучшего: в отдельных случаях и по качеству, и по эффективности оно может быть таким же неудачным, как и наихудшие примеры инвестирования пенсионных средств до объединения всех НПФ в один государственный.

В-третьих, интересы сохранности пенсионных накоплений требуют серьезного пересмотра механизмов функционирования всей пенсионной системы, форсированного развития внутреннего рынка финансовых инструментов и серьезных институциональных реформ.

Если говорить об эффективности управления активами ЕНПФ сегодня, то и нынешнее руководство Нацбанка не может похвастать выдающимися результатами. На это указывает, в частности, сама структура инвестиционного портфеля пенсионных активов. По состоянию на 1 мая 2017 года инвестпортфель Единого накопительного пенсионного фонда, несмотря на продолжающееся снижение вложений по некоторым направлениям, по-прежнему характеризовался высокой концентрацией по отдельным секторам…

Что касается доходности пенсионных активов, то и здесь Нацбанк оказался не на коне. По оценкам ЕНПФ, за январь-апрель 2017 года их номинальная доходность выросла всего на 1,36%, или на Т100,42 млрд. Однако реальная доходность, то есть доходность с учетом инфляции, оказалась отрицательной, поскольку сложилась на 1,34% ниже официальной инфляции за рассматриваемый период на уровне 2,7%.

Поэтому, несмотря на наличие госгарантии сохранности пенсионных накоплений, поводов для того, чтобы переживать за сбережение средств будущих пенсионеров (не говоря уже об их доходности), даже без учета неудачных вложений активов ЕНПФ в облигации МБА, по-прежнему остается предостаточно.

Сергей ЗЕЛЕПУХИН,

КазТАГ

About Zika1961