Home » ДАТ » «ДАНАЙСКИЕ ДАРЫ» болонской системы и КРИЗИС ОБРАЗОВАНИЯ
ДАНАЙСКИЕ ДАРЫ БОЛОНСКОЙ

«ДАНАЙСКИЕ ДАРЫ» болонской системы и КРИЗИС ОБРАЗОВАНИЯ

«Общественная позиция»

(проект «DAT» №2 (319) от 14 января 2016 г.

 

С чего начинается Родина?

 

В огромном количестве публикаций, среди авторов которых много крупных ученых-педагогов, философов и других специалистов, глубоко озабоченных деградационным состоянием современной системы образования, обсуждаются такие проблемы, как: резкое снижение качества на всех уровнях образования; снижение творческой мотивации педагогов, падение их социального статуса, так сказать, порча имиджа; постыдно низкий уровень оплаты труда; чрезмерная бюрократизация и доведенная до абсурда заформализованность учебного процесса; суета и имитация бурной деятельности, прикрывающая пустоту непрерывными разговорами о модернизации, инновации, информатизации и т.д. (По этому поводу хорошо сказал президент одного из крупнейших японских университетов, что «…в современных университетах царит образовательный коммунизм: студенты делают вид, что учатся, а преподаватели делают вид, что преподают!»).

Тревожным и опасным является и то, что буквально во все поры системы образования проникла зараза коррупции – от детского сада до университетов, включая высшие уровни – магистратуру и докторантуру. Многие авторы акцентируют внимание на разрушительный характер т.н. реформ в сфере образования вообще, и на потенциально опасный социальный разрыв между различными социальными группами общества, в частности, разрыв, который в определенных общественных ситуациях может перерасти в специфический социальный антагонизм.

В соответствующей литературе обсуждаются и многие другие проблемы, но, думаю, что и сказанного достаточно, чтобы понять: в системе образования, которая сегодня посылает сигнал SOS, происходит глубокий кризис и ее нужно спасать.

В нашей стране, да и вообще в постсоветском пространстве, кризис в образовании, в первую очередь, был связан с т.н. «переходом к рынку», который привел к тотальной замене и подмене базовых, смыслообразующих ценностей прежнего общества на псевдоценности, суррогаты и симулякры. Но все же, по моему глубокому убеждению, кризис в образовании не был фатально неизбежным. Непосредственной же причиной, так сказать, спусковым крючком и точкой невозврата было введение в конце 90-х годов требований и принципов Болонской конвенции в нашу образовательную систему, которое и запустило метастазу. Возникает вполне правомерный вопрос: почему у нас это привело к поистине разрушительным последствиям?

Во-первых, мы в перестроечном азарте скопировали систему, уже глубоко пораженную кризисом и, тем самым, как бы автоматически перенесли все ее пороки и болячки на нашу почву. (К слову сказать, Болонская конвенция и была в свое время одной из попыток, если не полностью, то хотя бы частично, нивелировать явно обнаружившиеся пороки западной системы). И вот в результате совершенно необдуманного ее переноса в нашу систему произошло следующее. Представим, что по медицинским показаниям некоторому больному нужно перелить кровь с другого организма, и если, не дай бог, произойдет ошибка и нуждающемуся будет перелита кровь другого больного, уже зараженного опасной болезнью, то, очевидно, что результат будет печальным. Вне всякого сомнения, люди, ответственные за эту процедуру, понесли бы весьма суровое наказание. Вопрос: а кто судья, который вынесет приговор обществу, государству, сознательно «перелившему больную кровь» в организм важнейшей социальной системы – в систему образования? Думаю, есть такой судья – это Будущее страны.

Во-вторых, присоединение нашего государства к Болонской системе было неожиданным, да и вначале непонятным (умышленно этот удар был нанесен или по неведению, разговор другой), а у нас не оказалось иммунитета против заразы. Здесь произошло примерно так: как давно доказано специалистами, люди, у которых в организме по тем или иным причинам отсутствуют особые ферменты, расщепляющие, частично нейтрализующие и выводящие из организма алкоголь, очень быстро приобретают т.н. синдром привыкания, проще говоря, становятся алкоголиками. Поскольку в нашем образовательном пространстве и сообществе и во властных структурах, к великому сожалению, в свое время не оказалось соответствующих духовных ферментов, мы и стали болоноголиками. А всякий «…голизм» – это патология и нуждается в лечении.

Казалось бы, на первый взгляд, вполне безобидное и звучащее в русле рыночной терминологии и психологии, понятие «образовательные услуги», которое уже давно вошло и в официальные документы, и в повседневный обиход в системе учебных заведений.

Самым очевидным следствием применения рыночных критериев к образованию является коммерциализация образования, превращение его в сферу услуг. В свою очередь, коммерциализация с неизбежностью породила коррумпизацию, следовательно – криминализацию системы, которая по своему высокому смыслу и почти сакральной сути и предназначению должна нести, как раньше говорили, «вечное, доброе, разумное». Ведь уже много лет по официальным рейтингам система образования занимает одно из лидирующих, и даже первое место по коррумпированности. Уже только этот факт, казалось бы, должен заставить нас объявить чрезвычайное положение. Но мы, кажется, настолько свыклись с этим и уже многие считают такое положение дел вполне обычным, даже как бы само собой разумеющимся. Печально все это…

В действительности понятие «образовательные услуги» неверно по сути, поскольку образование – это не услуга. Это – долг общества и государства по отношению к подрастающему поколению. Думаю, что всем понятна разница между ними: услуга – это то, что подлежит оплате, а долг – это моральная обязанность, не предполагающая никакой оплаты.

Позволю аналогию. Когда родители передают своим детям понимание добра и зла, долга и чести, стыда и совести, представления о том, что такое хорошо и плохо, что любить и что ненавидеть, чем гордиться и чего стыдиться, за что нужно наказывать, а за что поощрять, стараются привить чувство и осознание семьи, рода, Родины, родной земли и т.д., неужели мы можем говорить, что родители оказывают детям воспитательные услуги? А называть бескорыстную, искреннюю дружескую помощь – партнерскими услугами? Или всевозможные отношения между супругами – супружескими услугами? А ведь понятие «услуг» может обернуться бумерангом в будущем уже со стороны новых поколений по отношению к стране, отчизне, государству…

Мне непонятно, почему сегодня государство превращает свой долг перед молодым поколением, по сути, перед своим будущим, в отвратительно звучащее в данном контексте слово «услуги». Почему государство торгуется с нашими детьми?

У меня стойкое ощущение, что мы до сих пор не совсем поняли, насколько вредоносным и разлагающим всю духовную, ценностную сущность образования оказалось словосочетание «образовательные услуги».

Вторым по зловредности «данайским даром» Болонской системы является т.н. тестовый контроль знаний обучающихся.

Само по себе тестирование как инструмент промежуточного, я бы сказал, симптоматического контроля знаний в строго определенных границах не вызывает особых возражений, но именно как инструмент локального значения. Но когда мы его превращаем в главный и основной метод контроля знаний, скажем, в виде ЕНТ (или ЕГЭ в России), тестовый контроль становится контрольным выстрелом в самое сердце образования!

Данный мой тезис требует пояснения и для этого необходимо дать определение образования как социального феномена. Прежде, чем дать свое понимание, чтобы не быть голословным, приведу определения образования, данные в совершенно разных источниках. 1) «Образование – обучение, просвещение. Совокупность знаний, полученных специальным обучением» (С.И.Ожегов). 2) «Образование – как формально организованный, так и неформальный процесс приобретения знаний и навыков» (Т.Лоусен, Д.Гэррод.). 3) «Образование, процесс официальный или неофициальный, приобретения знаний и мастерства, ведущий к развитию понимания, отношений к жизни и качеств личности» (Большой иллюстрированный энциклопедический словарь). 4) «Образование, процесс и результат усвоения систематизированных знаний, умений и навыков» (БСЭ).

Как видим, доминантно-ключевыми словами во всех этих определениях, несмотря на некоторые нюансы, являются «обучение, знания, умения и навыки». Я думаю, что именно подобное сведение образования к «обучению, знаниям, умениям и навыкам» и является врожденным пороком всей современной системы, поскольку обученными и имеющим те или иные навыки могут быть, иногда на очень высоком уровне, и животные, а образованными могут быть только люди.

Я придерживаюсь определения, принципиально отличающегося от приведенных. Я считаю, что образование – это процесс, направленный на формирование целостного образа мира, природы, общества, человека и его места в этом мире. Ключевым в моем определении является понятие «целостного образа». Отсюда и мое утверждение о том, что «тестовый контроль – это контрольный выстрел в сердце образования», потому что тестирование по определению разбивает более или менее целостно-системные знания учеников на десятки тысяч кусков, другими словами, атомизирует знания, полученные в школе и в других учебных заведениях.

В результате получаем следующее. Всем известна такая головоломка – пазл. Для того, чтобы сложить из многих кусков пазл, очевидно, требуется знать общую картину того, что должно получиться в итоге. Без такой общей картины даже достаточно простой пазл сложить не всегда удается. А если перед нами тысячи, а то и десятки тысяч фрагментов, но не дана общая картина, т.е. мы не знаем, что, собственно, нужно сложить? Тогда вероятность путем случайно-интуитивного перебора сложить пазл равна практически нулю.

Точно такая же вещь происходит у нас в системе образования в силу того, что все то, что ученики узнали в процессе обучения, разбивается на тысячи кусков – тестов, совершенно не стыкующихся между собой, и по знанию каждого отдельного куска мы и собираемся судить и проверить общий уровень знаний учеников. Извините, это, мягко выражаясь, недоразумение. По итогам тестирования мы, в лучшем случае, проверяем память, а не образованность детей.

По моему глубокому убеждению, и вход, и выход из кризиса находится в школе, поскольку именно из школы дети выходят либо в той или иной степени образованными, т.е. имеющими определенный образ мира, общества и своего места в нем, другими словами, мировоззрение, либо в лучшем случае натасканными и, по моим наблюдениям, такими и остаются надолго, а то и на всю жизнь. Причем образ, к которому мы должны стремиться, не может быть объективистски-нейтральным, он должен нести в себе и быть загружен базовыми ценностями общества – политическими, экономическими, морально-этическими, национальными, наполнен осознанными чувствами патриота и гражданина. Говорят, что Отто Бисмарк после победы в войне с французами сказал: «В войне немецкий учитель победил французского учителя!». Я думаю, что он имел в виду мировоззренческо-патриотический уклон в школьном образовании тогдашней Германии. Замечательные слова, имеющие глубокий смысл. Думаю, перефразируя его, мы бы тоже смогли сказать, что в Великой Отечественной войне «Советский учитель победил немецкого учителя».

Прежде всего нужно будет ответить четко и недвусмысленно на самый важный и первичный вопрос: какова фундаментальная и конечная цель образования и обучения, говоря просто, зачем мы вообще учим наше молодое поколение? Ибо без такой осознанно-конкретной целевой установки весь процесс обучения и образования превращается в набор алогичных, хаотичных метаний из одной крайности в другую. Именно из ответа на данный вопрос вытекают и другие производные вопросы и проблемы, например, чему учить (предметно-тематическая наполненность учебного процесса); как учить, т.е. вопросы методики; кому учить, т.е., вопросы кадров; сколько учить, т.е., продолжительность обучения; за сколько учить, т.е., финансовая обеспеченность процесса учебы; кого учить, т.е., проблемы формирования контингента обучающихся на разных ступенях образования; где учить, т.е., система и структура обучающих учреждений и т.д.

Современная наша школа, ориентированная с самого начала обучения на тестовый контроль, в принципе вряд ли сможет достичь подлинной образованности своих питомцев, поскольку атомизация знаний на тысячи кусков-тестов не позволяет сформировать хоть какой-либо целостный образ мира у обучающихся. Поэтому, чтобы начать выходить из образовательного кризиса в целом, в первую очередь необходимо безотлагательно начать радикальную переформатизацию и переструктуризацию в предметно-тематическом плане всего школьного обучения.

Главная идея и цель предлагаемой мной переформатизации и переструктуризации всего учебного процесса заключается в том, что обучающимся нужно давать оптимум знаний и обеспечить максимум целостности. Я уверен, что из преподаваемых сегодня в школе, да и на других уровнях образования, можно и нужно абсолютно безболезненно, наоборот, с огромной пользой убрать от 50% до 90% материала, на бессмысленное зазубривание и запоминание, а затем еще и сдачу экзаменов уходит огромная часть времени не только у учеников, но и преподавателей, которым приходится все это «вкручивать» в мозги школьников. Несколько примеров наугад: пусть кто-нибудь из читателей скажет, кроме узких специалистов, например, преподавателей тех или иных предметов, когда нам, независимо от возраста и профессии, в нашей профессиональной деятельности или в повседневной жизни пригодились формулы решения квадратных уравнений или бинома Ньютона?

Какая хозяйка, готовя вкусную еду, обращается к валентностям атомов? Или какой водитель за рулем автомобиля высчитывает параметры правильной езды с помощью и на основе законов и формул классической механики? Или кто из нас занимается извлечением квадратного корня, делая покупки в магазине? И т.д. до бесконечности.

Я имею в виду то, что в реальной жизни 99,99% людей никогда не пользуются большей частью того, на зубрежку которого в свое время потрачено столько времени, нервов и усилий, следовательно, из школьной программы нужно убрать все то, что абсолютно, априори не понадобится ни при каких реально допустимых обстоятельствах, и оставить только то, что способствует формированию у молодых людей целостного образа мира, общества и человека (у автора данных заметок есть концептуальная схема предлагаемой перестройки учебного процесса, однако это тема, нуждающаяся в специальном обсуждении, поэтому здесь на ней останавливаться рано).

То, что ныне действующая система итоговых и одновременно вступительных экзаменов, т.е. ЕНТ, абсолютно не отвечает основной своей задаче как содержательно, так и с точки зрения своей конечной цели, уже, по-моему, понятно всем. Иначе мы бы не ждали каждый год эти экзамены как некое стихийное бедствие.

Автор этих тезисов, имея в свое время весьма солидный опыт сдачи вступительных экзаменов, уже в 1966 году (страшно подумать – полвека назад!), будучи студентом первого курса МГУ, в октябре месяце опубликовал статью в газете «Московский комсомолец», в которой излагал свои предложения, как усовершенствовать процедуру и принципы приемных экзаменов. Увы, как говорится, вода ушла в песок. Затем, уже в начале 1983 года «Комсомольская правда» провела небольшую дискуссию по данному вопросу, в материалах которой снова была напечатана моя небольшая статья в сокращенном варианте на ту же тему.

Опять, увы! К великому сожалению, до сих пор, через полвека, положение в данной сфере не только не улучшилась, а покатилось в пропасть. Поэтому я и беру на себя смелость вновь, в совершенно других исторических обстоятельствах повторить свои тогдашние мысли, поскольку, как я убеждаюсь, актуальность проблемы не только не уменьшилась, но многократно возросла.

Суть моих идей в следующем. Как я писал выше, т.н. тестовый контроль – это видимость и имитация проверки уровня знаний, в действительности – смерть образования. Поэтому я и полвека назад, и сегодня считаю, что выпускные экзамены в школах и вступительные экзамены в вузы в виде ЕНТ должны проходить по традиционной билетной системе, но в письменной форме. При этом в билетах должно быть по несколько, скажем, по 5 вопросов по каждому предмету, которые включены в список по той или иной специальности. Количество вопросов, их структура по разделам, сложности и т.д. определяется специалистами. Что это даст?

Во-первых, по ответам нетрудно будет разобраться, насколько абитуриент в целом знает и понимает предмет. Во-вторых, само письменное изложение ответов делает ненужными всякие диктанты, изложения, сочинения, так как будет наглядно видна общая грамотность отвечающего, знание им языка сдачи экзаменов.

В-третьих, письменный (от руки!) ответ сведет к минимуму плагиат и шпаргалки, а также так называемый коррупционный фактор. И, наконец, письменный ответ позволяет абитуриенту показать свое знание не просто конкретных дат, формул, определений, правил, а еще и умение формулировать мысли и излагать их.

А чисто процессуальная сторона, т.е. механизм и принципы выставления оценки ответа в целом, – это дело техники, для этого имеется достаточно грамотных профессиональных методистов. В целом, хорошо построенные ответы на корректно составленные билеты дают возможность в целом оценить и обученность, и память, и грамотность, и образованность, и мировоззренческий кругозор абитуриента.

 

Одна из самых влиятельных международных организаций – ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития) посвятила свой аналитический доклад за 2013 год проблеме образования в современном мире. В этом документе говорится, что качество национальных систем образования – основной фактор современного социального прогресса.

Обращает на себя внимание, что основным фактором социального прогресса признается, скажем, не природные богатства, не объем золото-валютного резерва и т.п., а именно образование, причем оно признается не просто как важный, или один из основных факторов, а именно как основной фактор. Следовательно, обсуждая фундаментальные, принципиальные проблемы образования, мы, по сути, обсуждаем проблемы нашего будущего.

 Свои заметки позволю себе закончить, слегка подражая К.Марксу, так: Философы и ученые-педагоги всесторонне объяснили сущность кризиса в образовании и его симптомы, а власти проводят четверть века бесконечные реформы. Но дело заключается в том, что нужно отменить незамедлительно ЕНТ и приступить к радикальной переформатизации и переструктуризации в первую очередь школьного образования! Иначе велика вероятность того, что мы окажемся на руинах образования, как в свое время оказалась великая Троя!

Азимбай АСАРОВ,

доктор философских наук, профессор Актюбинского

университета им. С.БаишеваE-mail: asarov_aa@mail.ru

 

About Zika1961