Home » DAT ДИАЛОГ » Бахытжан ТОРЕГОЖИНА: В Казахстане недостаточен ресурс РАЗУМНЫХ ПОЛИТИКОВ
В КАЗАХСТАНЕ НЕДОСТАТОЧЕН РЕСУРС

Бахытжан ТОРЕГОЖИНА: В Казахстане недостаточен ресурс РАЗУМНЫХ ПОЛИТИКОВ

«Общественная позиция»

(проект «DAT» №2 (319) от 14 января 2016 г.

 

ДАТ-Диалог

 

В декабре в Литве прошел судебный процесс по делу Сырыма Шалабаева, брата супруги Мухтара Аблязова. О подробностях наш диалог с президентом фонда «Ар.Рух. Хак», известным правозащитником Бахытжан ТОРЕГОЖИНОЙ, недавно вернувшейся из Вильнюса.

 

– Бахытжан, из СМИ стало известно, что в дни вашего пребывания в Литве суд Вильнюса выпустил Сырыма Шалабаева на свободу под залог и что рассмотрение дела об его экстрадиции отложено до решения департамента миграции Литвы. Подробнее, пожалуйста.

– Мне на «Фейсбук» написала Айгуль Шалабаева, супруга Сырыма, и спросила, могу ли я приехать в Литву, чтобы встретиться с другими правозащитниками и создать общественное мнение о том, что его нельзя выдавать Казахстану.

Но если ехать, решила я, то не просто так, чтобы встретиться и поговорить с коллегами и официальными лицами. Поэтому предварительно написала письмо с просьбой о встрече с генеральным прокурором Литвы. Отправила письмо по электронной почте. Была очень сильно удивлена, когда буквально через три дня мне пришло подтверждение о том, что меня готов принять исполняющий обязанности генерального прокурора этой страны. Встреча была назначена на 17 декабря 2015 года. Была так удивлена еще и потому, что в родном Казахстане вот уже более года не могу добиться подобной встречи с нашим генпрокурором Асхатом Даулбаевым.

Почему об этом говорю? Потому что я как раз в Генеральной прокуратуре веду дебаты и дискуссии по поводу того, чтобы в нашей стране исполнялось решение Комитета по правам человека ООН о мирных собраниях.

Когда же получила согласие на встречу с и.о. генпрокурора Литвы, то сразу взялась за оформление визы и, получив ее, вылетела туда.

 

– Если можно, расскажите подробнее о «деле Шалабаева».

– Конечно, прежде чем поехать, изучила всю доступную информацию по этому делу. Сырым Шалабаев приходится братом жене Мухтара Аблязова. Его обвиняет по тем же статьям, что и Мухтара Аблязова, в том числе в отмывании денег.

Вся пикантность ситуации в том, что претензии к нему предъявили Казахстан и Украина. Но Сырым в Казахстане не проживал с 2002 года, в Украине тоже не был. То есть очевидна политическая подоплека, Сырыма преследует тоже по политическим мотивам.

Я прилетела в Вильнюс в пятницу. В тот же день состоялось первое заседание суда. Там была пресса, она была ангажированная, «желтая». Они в категоричной форме пытались оказать психологическое давление на Айгуль Шалабаеву, запугивали ее, причем в неприкрыто агрессивной форме.

Я со своей стороны начала рассказывать литовским и другим западным журналистам, что из себя на самом деле представляет правосудие в Казахстане. Что есть политические заключенные, что людей могут преследовать по любым надуманным предлогам, привела пример по суду Серикжана Мамбеталина и Ермека Нарымбаева. Они были шокированы. Я порекомендовала им заглянуть в интернет, чтобы убедиться, что я не лгу. На том же судебном заседании адвокаты Сырыма Шалабаева заявили ходатайство об освобождении его из-под стражи. Решение судьбы ходатайства отложили, судебное заседание было перенесено на понедельник.

Надо сказать, что журналисты обижаются, когда обижают их коллег. Когда я рассказала, как в Казахстане подвергают репрессиям журналистов-блогеров, западные журналисты сначала, кажется, не поверили. Но, по всей видимости, последовав моему совету, из новостных лент они получили подтверждающую информацию. Допускаю, что, хотя у большинства из них было редакционное задание «мочить» Шалабаева по полной программе, но публикации в СМИ пошли не агрессивные, а нейтральные.

Судебное заседание в понедельник прошло в закрытом формате. Затем его перенесли на пятницу. А за день до этого я была на приеме у и.о. генпрокурора Литвы. Он оказался хорошо осведомленным о ситуации в Казахстане, знает, как у нас обстоят дела с правами человека на свободу выражения, с правосудием. Сказал, что о выдаче Сырыма Шалабаева Казахстану или России не может быть и речи.

Кроме того, в Вильнюсе встречалась с представителями «Фридом Хаус», правозащитниками из Украины.

А в пятницу Сырым Шалабаев был освобожден под залог. Это стало возможным благодаря его адвокатам, которые проделали огромную работу.

 

– У вас прям «легкая рука». Вы с самого начала также присутствуете на судебном процессе по делу Серикжана Мамбеталина и Ермека Нарымбаева. Они содержатся под стражей с октября прошлого года по надуманному обвинению в разжигании розни якобы из-за публикации на своих страницах в «Фейсбуке» отрывка из книги Мурата Телибекова «Ветер с улицы». Неужели из-за перепоста в соцсети возникло «разжигание розни»?

– Перепост цитаты из книги Телибекова (его авторство не доказано) делали многие. Спорный текст опубликован на многих сайтах, на Ювижне и Википедии. Здесь тоже проскальзывает явно политический заказ – именно этих двоих арестовать и изолировать. Тем более учитывая, что Серикжан и Ермек были активны в «Фейсбуке». Почему тогда у Ермека под постом 44 репоста и перепоста, у Серикжана еще больше. Если наши «сыщики» считают, что это незаконно, то тогда претензии они должны предъявить всем. В понедельник на судебный процесс из Астаны приехала блогер Айгуль Утепова, из Караганды Айтхожа Фазыл. Они оба подтвердили, что делали перепост, выразили свое негативное отношение к так называемой публикации Телибекова.

 

– Кто из сильных мира сего, на ваш взгляд, может быть заказчиком судилища по этому делу?

– Я затрудняюсь назвать конкретные фамилии, но догадываюсь. Кое-кто у нас во власти задержался надолго. В обществе присутствует эффект усталости от несменяемости власти, у людей огромное желание перемен, изменения политической ситуации. Все эти ожидания усугубляются кризисом в стране, паданием цен на нефть. Менеджеры, которые находятся во власти, ходят по замкнутому кругу. У нас, к сожалению, превалирует принцип, когда врачи руководят сельским хозяйством, инженеры – сферой образования. От подобного непрофессионального руководства общество тоже устает.

Наверху тоже не уверены, что могут выиграть и прийти к власти в условиях честной конкуренции, поэтому используют советские методы – запугивание и прочее. Главное для них – чтобы общество оставалось пребывать в состоянии политической спячки, оставалось индифферентным. Инакомыслие для них смерти подобно, поэтому и преследуют всех, кто отказывается шагать в общем строю по их команде. Это называется «охота на ведьм».

 

– Как проходит судебный процесс?

– Очень нервно. Видно, что судья Жарылгасова никогда не сталкивалась политическими процессами, что она никак не ожидала со стороны общества и подсудимых такого сопротивления. Вначале она пыталась всех нас «построить в шеренгу», чтоб мы вели себя тихо-смирно, соглашались с ее отказами по детальному рассмотрению свидетельских показаний и фактов доказательства. Но после многочисленных жалоб, которые писали общественность, адвокаты, судья старается вникнуть в суть дела, выслушивать всех. Но вчера, в среду, судья так кричала, как «резанная». Я её сглазила что ли? В понедельник вроде была более-менее как адекватная.

Были заслушаны свидетели обвинения, в числе которых Телибеков и Ляхов, потом криминалисты, следователь Чипурин, эксперты от ДВД города Алматы. Со стороны защиты в качестве эксперта выступила Розлана Таукина.

Надо сказать, «доказательная база» государственного обвинения рассыпается на глазах, очень много непрофессионализма, элементарной небрежности, все притянуто за уши. Например, обвинение предъявляет распечатку текста Ермека Нарымбаева. Все комментарии в скриншотах напечатаны в разных принтерах разными датами и разными цветами. Это вызывает большое сомнение.

Хочу сказать по экспертизе, которую заказал ДВД. Серикжан Мамбеталин утверждает, что текст сайта Ляхова сам запостил на свою страницу, написал комментарии. А Ермек Нарымбаев просто перепостил. Дело в том, что эксперты ДВД просто выдернули экспертизу из ранее возбужденного в отношении Телибекова уголовного дела и приложили ее заключение в дело Ермека и Серикжана. Но оно ведь не имеет отношения к тексту Телибекова! Надо было делать экспертизу слов Мамбеталина и Нарымбаева! И получается, что они должны фактически отвечать за публикацию Телибекова. Разве не абсурд следствия и гособвинения.

Другой абсурд. В нарушение всех существующих законов уголовные дела в отношении Мамбеталина и Нарымбаева возбуждаются по анонимному звонку! Гособвинение ссылается при этом на рапорт сотрудника. Но его никто не видел. Какой-то мифический персонаж. Нету ни видео, ни распечатки анонимного телефонного звонка – все это якобы утеряно, не сохранено. Это что же за маши-растеряши в наших органах следствия работают? И почему за это никто не несет ответственности?

Сотрудник ДВД, который, по его словам, «мониторил социальную сеть», на 90% вопросов отвечает «не помню» – не смог вспомнить даже псевдоним акаунта, с которого он «мониторил» странички Серикжана и Ермека. Понятно, что к такому «свидетелю» будет много вопросов. Однако судья не дает нормально опросить «свидетеля» – кричит, перебивает и стучит ручкой по столу.

 

– Вам не кажется нонсенсом, что Мамбеталина и Нарымбаева, которые постоянно выступали в защиту казахского языка, казахской нации, позиционировали себя как национал-патриоты, вдруг обвиняют в оскорблении чести и достоинства казахской нации? А вообще-то у нации об этом спросили?

– Да, нонсенс! Причем их хотят обвинить и, возможно, упрятать в тюрьму руками других национал-патриотов. Неоднократно в суде звучало имя Гульбахрам Жунис, что она отказалась как от своего заявления, так и явки в суд для дачи показаний.

 

– Спрашивается, а почему обвинение не предъявлено Мурату Телибекову? Если в его книге содержится оскорбление казахской нации, то ведь он автор, это из-под его пера оно вышло. Где логика?

– Телибеков от авторства отказывается, говорит, что книга была издана в 1992 году, сигнальный вариант составляет один экземпляр. Слов, которые являются объектом судебного спора, там как раз и нету. Он говорит, что в интернете есть два-три варианта этой книги, которые были написаны в 2003–2005 годах, что к электронным вариантам книги он не имеет отношения. Его уголовное дело как раз и было приостановлено из-за того, что полиция не может найти автора так называемого последнего варианта, который приписывают Телибекову.

 

– В стране полным ходом идут политические репрессии. Редактор сайта «Накануне.kz» Гузяль Байдалинова сидит в следственном изоляторе за якобы распространение ложной информации. Над другой журналисткой – Юлией Козловой нависла аналогичная угроза – уже под предлогом наркотиков. К чему мы идем? Вы на своей страничке в «Фейсбуке» пишете: к досрочным выборам…

– Это все идет к транзиту власти. Те, кто находится у власти, уже не уверены, что сидят крепко, что пользуется поддержкой большинства граждан, и хотят себя защитить от «дурных глаз». Отсюда и беспрецедентно-бесцеремонное давление на журналистов.

 

– В то время, как молчат казахстанские деятели культуры, интеллигенция, выпустить на свободу журналистов «Накануне.kz» и закрыть уголовное дело против них требуют от властей Казахстана деятели культуры Украины. Они напоминают Акорде, что репрессии против прессы не кончаются добром для президентов…

– У украинских подписантов есть опыт, они знают, что, когда возмущаются журналисты, это явный сигнал для всех авторитарных стран. Смело сказанное слово может снести любую стену, для правителей такое добром не кончается.

 

– Бахытжан, в последние годы все меньше слышны голоса зарубежного сообщества в защиту прав человека в Казахстане. Может, Запад смирился с режимом Назарбаева или ему более выгодно иметь нефтяной бизнес с Казахстаном, чем бодаться за права граждан чужой страны?

– Я думаю нефть уже не столь актуальна. Во-первых, он сильно подешевел; во-вторых, сейчас развиваются альтернативные источники энергии. Казахстан больше представляет интерес для наших соседей – Китая и России. И надо сказать, политика, которую ведет Акорда совместно с господином Путиным, настораживает западные страны, они видят, что Казахстан и Россия – это одно и то же. Россия жестко, даже с оружием, отстаивает свои интересы. Возьмите Украину и Сирию. Западные демократические страны понимают, что в Казахстане недостаточен ресурс разумных политиков, которые ориентированы на демократию и соблюдение прав человека.

 

– На днях в Астане началось судебное разбирательство по делу гражданского активиста Болатбека Блялова. Его, как Мамбеталина и Нарымбаева, обвиняют по статье 174 УК РК – разжигании розни. Вам не кажется, что эта статья уже превратилась в инструмент политического преследования инакомыслия в Казахстане?

– Да, статья попахивает тем же, что и обвинение в «антисоветизме», и уже становится дубинкой для гражданских активистов. Болатбек Блялов тоже преследуется по политическим мотивам, он имеет статус политического заключенного в данный момент. Он является одним из организаторов движения «Антигептил», он активный правозащитник и, по-видимому, представляет некую угрозу для власти Астаны.

 

– Все больше казахстанцев втягиваются в социальные сети интернета. Правда, большинство из них публикуют фотографии детей, внуков, пишут, что ели в гостях, с кем встречались и о прочей чепухе. Но эксперты предполагают, что в ближайшем будущем соцсети будут играть социально-политическую роль в общественной жизни пользователей. Смогут ли соцсети стать перманентной ареной протестных ситуаций в стране?

– Я думаю, такое невозможно в Казахстане, потому что у нас действует закон, который позволяет при любой мало-мальски опасной для власти ситуации полностью выключать интернет. У нас оппонирование власти в правовом поле возможно только в реальных условиях. К сожалению, наша власть действует как во времена рабовладельческого строя, без суда и следствия вырубает рубильник. Протесты в Казахстане при помощи социальных сетей невозможны.

 

– Спасибо, Бахытжан, за откровенный диалог!

 

Бахытгуль МАКИМБАЙ,

Жумабике ЖУНУСОВА,

«D»

 

 

About Zika1961