Home » DAT ДИАЛОГ » Айдар АЛИБАЕВ: СЕГОДНЯ ПАРЛАМЕНТ – это серость и послушность, СПЛОШНОЕ БЕЗМОЛВИЕ
ДАТ ДИАЛОГ АЙДАР АЛИБАЕВ

Айдар АЛИБАЕВ: СЕГОДНЯ ПАРЛАМЕНТ – это серость и послушность, СПЛОШНОЕ БЕЗМОЛВИЕ

«Общественная позиция»

(проект «DAT» №3 (320) от 21 января 2016 г.

 

ДАТ-Диалог

 

 

Айдар АЛИБАЕВ – известный экономист и активный автор нашей газеты. И понятно, что накануне очередных внеочередных парламентских выборов мы не могли не поинтересоваться его мнением о «текущей ситуации» в стране.

 

– Айдар Байдаулетович, еще в 2014 году наша газета прогнозировала, что в 2015 году вы, возможно, окажетесь в составе правительства, учитывая уровень вашего профессионализма. Но, увы, наши прогнозы не сбылись…

– Спасибо, конечно, за интересный прогноз, но хочу напомнить, что это был ваш прогноз, а не мой. Как известно, в нашей стране отсутствует выверенная, продуманная и долгосрочная государственная кадровая политика, поэтому прогнозы не работают. У нас для попадания на высокую должность имеют значение совсем другие факторы. Например, желательно иметь высоко сидящих родственников или принадлежать к клану, корпоративной группе или, на худой конец, иметь деньги, достаточные для решения разных вопросов. Иными словами, имеют значение не конкурентные, не рыночные, не личностные факторы, да и образование с профессиональным опытом тоже зачастую не имеют значения. В результате мы имеем то, что имеем. А де-факто мы имеем огромный аппарат госчиновников при их минимальной, если не сказать, нулевой эффективности. Посудите сами.

По результатам 2015 года мы вошли не в 30-ку корпоративных лидеров или 50 развитых стран мира, а в десятку худших экономик мира, а тенге оказался в лидерах по уровню падения. Банковская система не поддерживает ни бизнес, ни промышленность. Посмотрите, кто у нас сидит на министерских должностях. Почитайте их биографии – и все станет понятно. Большинство этих людей слабо представляют то, чем руководят. Их коридорные карьеры представляют перемещения из кабинета в кабинет, от одних стопок бумаг к другим. А реальная жизнь где-то там, далеко за окном. И вся их деятельность сводится к написанию неких красивых проектов и программ, не имеющих никакой перспективы воплотиться в реальную жизнь. Необязательно ведь знать здравоохранение или образование, чтобы успешно их разрушать. Так же, как не надо разбираться в экономике и бизнесе, чтобы их загубить. Не надо быть вообще специалистом, чтобы разрушать, созданное не тобой.

 

– Тем не менее Нурсултан Назарбаев выступил инициатором обновления качества государственной службы за счет молодых, честных и образованных кадров. А где взять таких, когда это так называемое новое поколение за последние 20–25 лет аж с самого детского сада воспитывалось в духе рвачества, коррупции и легких денег?

– Легко сказать, но трудно сделать. Время показало, что молодость не есть то единственное качество, которое чудесным образом созидает и возрождает страну. Болашаковцы и прочие киндер-сюрпризы, на образование которых бюджет страны потратил невообразимое количество денег, не оправдали возлагаемых на них надежд. В большинстве своем выросшие в далеко не бедных семьях, зачастую в семьях чиновников разных мастей, они до «Болашака», с детства успели пропитаться атмосферой всесилия денег, вседозволенности и отсутствия границ и запретов. Не помогли им и дипломы самых разных заграничных вузов. Бывалые чиновники диву даются, как молодые волки рвут у них подметки на ходу и вырывают дичь прямо изо рта. Не имея никаких принципов, заточенные на личное обогащение любым путем, многие молодые оставляют после себя разруху и опустошение. А коррупция и отсутствие ответственности делает их просто опасными для общества. И никакие изобретения чиновников от госслужбы, никакие категории «А» или «Б» не решают проблемы.

До тех пор, пока не будут решены основные беды нашего общества – от коррупции до честных судов – кадровый корпус, гирей висящий на шее бюджета страны, будет множиться и разрушать государство. Примеров, подтверждающих сказанное, более чем достаточно. Ваша газета об этом пишет в каждом своем номере.

В прошлом году у меня состоялся короткий разговор с одним из руководителей небольшой английской компании, работающей в сфере горнодобывающей промышленности. Они занимаются горными разработками, кроме как в Казахстане, в Бразилии, Чили, ЮАР и Австралии. Так вот после почти девяти лет относительно успешной работы в Казахстане они решили навсегда покинуть нашу страну, несмотря на то, что работы здесь, по словам моего собеседника, могло бы хватить еще на много лет.

В чем же причина их ухода с нашего рынка? Оказывается, сумма взяток, которые их принуждают платить, почти равна сумме взяток, которые они платят во всех других странах вместе взятых. Но и это еще не все. «У вас, в Казахстане, появилась болезнь, которой пока нет нигде в мире, – сказал мой собеседник. – Ваши чиновники в последнее время вымогают деньги, но не выполняют ту работу, за которую эти деньги берут».

Что я мог сказать ему в ответ? В этот момент я почему-то подумал о тех зарубежных инвесторах, которых сейчас наши чиновники всеми правдами и неправдами зазывают в Казахстан.

 

– Впереди новые досрочные парламентские выборы. Нам кажется, что флаг вам в руки и идти на выборы в составе ОСДП, тем более что вы являетесь членом президиума этой партии. Как вы на это смотрите?

– Не я принимаю решение. Это прерогатива съезда партии. Да еще состоятся ли эти выборы – президент в раздумье. Моя личная точка зрения заключается в том, что партия должна идти на выборы и активно в них участвовать. Если состоятся выборы и меня изберут в партийный список, то я активно включусь в эту работу. Компетентность, о которой вы говорите, – к сожалению, сегодня это не то качество, которое определяет депутата казахстанского парламента. Плотные, непроходимые фильтры, от созыва к созыву удушающие и ухудшающие ситуацию с попаданием в парламент, сделали свое дело.

Сегодня парламент – это серость и послушность, беспринципность и безмолвие. Как следствие, исключительно некачественные, откровенно плохие и слабые законы, которые потом постоянно дополняются, изменяются и переделываются. Министерские чиновники разрабатывают законы в своих, часто корпоративных, нередко коррупционных интересах. Либо зажимают и убивают живую жизнь народа, творчество и инициативу, тем самым разваливая страну. А такие же беспринципные вчерашние чиновники сегодня сидят в парламенте, чтобы послушно голосовать за инициированные правительством, по своей сути, антинародные законы, не понимая, что по ним завтра придется жить их детям и внукам. Я уж не говорю о том, что почти половина состава парламента – это пожилые люди советской формации и с коммунистическим складом мышления, которые иногда сами не понимают, что говорят. Конечно, сегодня парламент нуждается в серьезных переменах и в качественном обновлении.

Я довольно активно общался с депутатами второго и третьего созывов. Как раз это время пришлось на начало пенсионной реформы, и мы много спорили с правительством об изменениях в текущее пенсионное законодательство. С некоторыми поддерживаю отношения до сих пор. Несколько раз выступал в мажилисе, один раз в сенате. В первый раз выступал в мажилисе, когда спикером был Марат Оспанов. Помню, он не сразу захотел дать мне трибуну в мажилисе, и у нас в его кабинете был довольно жаркий разговор. В конце концов, мне удалось его убедить. Он произвел на меня очень хорошее впечатление своей открытостью и прямотой.

Могу сказать, что состав мажилиса второго и третьего созывов был более-менее живым и там была относительно интересная парламентская жизнь.

К сегодняшнему составу парламента я отношусь критически, если не сказать, негативно. Дело даже не в конкретных персоналиях. Хотя и о них можно поговорить. Меня продолжает удивлять, что людей, которых должна знать вся страна, практически никто не знает. За исключением нескольких, иногда мелькающих в СМИ. Основная масса депутатов никому не известна. При том, что есть депутаты, сидящие в кресле по десять и более лет, а толку никакого. Есть даже такие, которые за весь депутатский срок практически не открывали рта. Видимо, по понятиям власти, это и есть «идеальный» образ депутата. Это наводит на грустные размышления. Ведь причина тяжелейшего положения, в котором сегодня находится экономика Казахстана, во многом вина депутатов обеих палат – как законодательной ветви государственной власти.

 

– Каковы, на ваш взгляд, шансы оппозиции в лице оставшейся в единственном числе Общенациональной социал-демократической партии (ОСДП) Жармахана Туякбая попасть в парламент?

– Меня вообще-то удивляет непонимание властями простых, если не сказать, элементарных вещей. Официальная, открытая, конструктивная оппозиция, имеющая прогрессивные и разумные идеи о том, как должна развиваться страна, – это благо как для общества, так и для самой власти. В противном случае образующийся вакуум, как правило, заполняется другими, порой деструктивными силами, разговаривать с которыми гораздо сложнее, садиться за стол переговоров вообще невозможно. История знает много таких примеров, в том числе совершенно свежих.

Я не хочу гадать, сколько процентов мы получим на выборах, но хочу обратить ваше внимание на другой любопытный факт. В Казахстане три партии в парламенте и три партии вне парламента. Из них только ОСДП имеет высокое международное признание. В декабре 2013 года председатель партии Жармахан Туякбай выступал во Дворце наций в Женеве, там же путем голосования более 150 государств мира ОСДП была принята в постоянные члены Социнтерна. На сегодня это единственная партия в Казахстане, имеющая признание и членство в такой авторитетной международной организации. Насколько парадоксальным или нет является тот факт, что партия, которая признана на международной арене, не находится в парламенте в своей родной стране, судите сами.

 

– Айдар Байдаулетович, а вообще, что вас, известного финансиста и экономиста, привело в стан оппозиции?

– Наверное, у каждого человека что-то предопределено в жизни или, как говорится, написано на роду. Я с детства не люблю нечестную игру и несправедливость. Из-за этого и в школе, и в институте, и дальше по жизни частенько имел и шишки, и проблемы, и неприятности. Но ничего с собой поделать не могу.

Да, наверное, особо и не стремлюсь. А сегодня, когда видишь, что происходит со страной, какие огромные возможности упущены, сколько разворовано и выведено из страны денег, сколько разрушено и уничтожено заводов, фабрик и производств, то, конечно, болит душа и равнодушно на это смотреть невозможно.

Молчать тоже невозможно. А где можно высказать свою точку зрения, если не в единственной, официально зарегистрированной оппозиционной партии в стране? Сама логика жизни и событий привела меня в эту партию. Наверное, по-другому просто быть не могло.

 

– В последнее время в самой власти идут дебаты по поводу использования средств фонда в разных секторах экономики. Предлагаются разные варианты. К примеру, НПП «Атамекен» предложила выделить из ЕНПФ денег малому и среднему бизнесу. Понятно, что деньги, где бы они ни аккумулировались, должны «крутиться». Но все же…

– Эти разговоры идут все 18 лет – с момента начала пенсионной реформы. Есть много путей, где можно эффективно, с пользой и для народа, и для экономики страны, и для бюджета использовать пенсионные активы. Их с хорошей доходностью можно использовать и в малом и среднем бизнесе, и в строительстве, и в реальном секторе экономики, и в инфраструктурных проектах. Текущее законодательство это позволяет.

Сложность заключается не в этом. Сложность в том, что где бы эти деньги ни использовались, везде они будут в той или иной мере проходить через руки наших многочисленных коррумпированных чиновников. А это высокая вероятность нецелевого использования, прямого разворовывания, нечестных тендеров и завышенных госзакупок, других воровских трюков.

Чиновникам неважно, какие деньги разворовывать: бюджетные, пенсионные или из Нацфонда. С одинаковым аппетитом они воруют все подряд. А уровень ответственности, уровень неотвратимости наказания очень низкий. Поэтому на протяжении многих лет пенсионные накопления наших граждан используются неэффективно. Решение этой проблемы лежит не в экономической, а в политической плоскости.

 

– Есть еще один канал накопления средств государства – Национальный фонд – фонд будущих поколений казахстанцев, средства которого складываются за счет продажи нефти. Так вот, судя по публикациям в СМИ, в условиях нынешнего экономического кризиса и неумения управлять экономикой правительством Масимова средства Нацфонда могут быть истрачены в течение ближайших 3–5 лет. Насколько это вероятно?

– Угроза быстрого расходования средств Нацфонда однозначно существует. И мы видим это по падению цены на нефть, которая в свою очередь является основным наполнителем бюджета. Налоговые поступления тоже резко упали и будут продолжать падать. А социальные обязательства государства, если не будут расти, то в лучшем случае будут оставаться на прежнем уровне. Эффективность правительства в управлении как экономикой, так и страной в целом близка к нулю. Я бы даже сказал, что, судя по исследованиям аналитиков, правительство уже не занимается процессом управления.

Все идет самотеком. А в таких условиях средства Нацфонда – один из немногих источников, конечно, если не считать народ, как основной источник доходов государства. И рассчитывать, что этих средств хватит надолго и что они решат все наши проблемы, было бы верхом наивности.

 

– А тем временем курс доллара перевалил рекордную отметку за 380 тенге. Куда катится страна с таким темпом провала национальной валюты и что ожидает народ в ближайшем будущем?

– Теоретически тенге не имеет дна падения. И по-другому быть не может в стране, где уничтожено производство, где задавлен бизнес, где нет даже теоретической возможности основать и развить любой производственный цикл, где все зависит от уровня продажи сырьевых ресурсов, где сами себя уже не одевают и не кормят. Мы не использовали «жирные» годы, не создали альтернативных производств, не диверсифицировали экономику, а теперь пожинаем плоды собственной беспечности.

Народ в ближайшем будущем ожидает очередное затягивание поясов, причем довольно чувствительное. Конечно, цены не могут сразу взлететь пропорционально падению тенге. Но постепенно они будут брать свое. Мы видим это уже по некоторым продуктам и товарам, по лекарствам, по бытовой технике и т.д. А поскольку, как правило, никаких индексаций ни зарплат, ни пенсий, ни стипендий или других доходов не происходит, то уровень жизни, к сожалению, будет падать.

 

– Допустим, гепотетически, ОСДП пройдет в мажилис, и вы станете депутатом, какой рецепт могли бы вы предложить правительству по оздоровлению экономики для ее скорейшего оздоровления?

– Практически все годы независимости наше правительство, как прилежный, но недалекий ученик, старательно следовал консультациям и указаниям различных зарубежных консультантов, экспертов Международного валютного фонда, Всемирного банка, транснациональных корпораций и других советчиков разных мастей. Этих консультантов и экспертов и сейчас можно много найти в госкомпаниях и министерствах, причем на очень высоких зарплатах за наш счет. Конечно, все это происходило при активной поддержке наших доморощенных кадров, утверждаемых из Акорды.

Как это стало возможным? В первую очередь, через законотворчество, через продвигаемые правительством законов, которые послушно пропускали наши депутаты с коммунистическим мышлением. Поэтому мне представляется логичным, первейшим образом пересмотреть многие основополагающие законы практически во всех сферах.

 

– В одной своей статье в нашей газете в прошлом году вы категорически высказались в стиле Афони из одноименного кинофильма: «Тут надо менять всю систему!». Вы остаетесь на той же позиции или уже предложите более гибкий вариант «смены системы»?

– Этот вопрос во многом пересекается с предыдущим. Да я продолжаю думать в стиле Афони. Но сегодня вариантов немало. Например, существует революционный путь, есть некоторые радикальные варианты, но есть и эволюционный путь. Я сторонник эволюционного пути. И в продолжение предыдущего вопроса хочу сказать, что нужно начинать с серьезного пересмотра многих законов, которые сегодня просто закупорили жизненные каналы и не дают им развиваться. В первую очередь, речь идет о законах, определяющих развитие и прогрессивные изменения в политической сфере, а далее, поскольку именно политика определяет все другие сферы, начиная с экономической и далее по списку. После этого надо довольно четко поставить вопрос о безусловном и жестком соблюдении и исполнении этих законов всеми гражданами страны и государством. А уже после этого можно говорить о практических изменениях во всех сферах жизни нашей страны.

 

– Вопрос, так сказать, с переходом на личность. Где вы родились и сформировались как личность?

– Родился я и вырос в Алматы. В семье военного, точнее, офицера разведки, который всю свою сознательную жизнь проработал в КГБ. Человек он был честный и очень строгий. И могу сказать, что он был первым и главным человеком в моей жизни, который был примером нетерпимости к лжи и несправедливости. Мама – преподаватель русского языка и литературы в политехническом институте. Учился в СШ № 25. Довольно известная и интересная школа. Потом Московский станкоинструментальный институт. Несмотря на то, что вуз был технический, жизнь, в том числе общественная и политическая, там била ключом. Кстати, именно в студенческие годы, живя в общежитии, я под честное слово получил возможность от приятелей читать запрещенную литературу, так называемый «самиздат» и «тамиздат». В том числе и сильно читаемого тогда Солженицына, изданного парижским издательством «ИМКА пресс». В то время появлялось немало новой и очень интересной литературы, другой информации, которая просто перевернула мой мир простого советского студента, обычного советского комсомольца. Читать эту литературу было не совсем безопасно в те годы, можно было легко вылететь из института, а то даже и попасть под уголовную статью. Уже тогда я стал смотреть другими глазами на окружающую жизнь.

В первую очередь, на фальш брежневского застойного периода, когда говорилось одно, думалось другое, а делалось третье. Уже тогда мы вели горячие споры и дискуссии до поздней ночи, в том числе и на политические темы. Это было только начало изменений в моем мировоззрении, и я с грустью вспоминаю о тех прошедших временах.

 

– Ваша семья?

– Я женат уже более тридцати лет. Супруга Гульнара имеет два образования: инженер и патентовед. Дочери Гаухар 26 лет, закончила КИМЭП, работает во французской производственной компании, сыну Искандеру 17 лет, в этом году заканчивает школу.

 

– Ваши увлечения вне профессиональной деятельности?

– Были и остаются книги. Читал их много с того самого момента, как научился читать. В последние 5–6 лет начал писать сам, в основном небольшие рассказы. Это чисто для себя, для души, поскольку мне доставляет удовольствие сам процесс написания. Последние лет пятнадцать стал довольно много путешествовать всей семьей. Довелось посмотреть немало стран, в том числе очень далеких и малопосещаемых, на всех континентах, кроме Австралии и Антарктиды. Некоторые впечатления от путешествий уже нашли свое отражение в моих небольших рассказах.

 

– Спасибо за интервью! Желаю удачи на выборах вам и вашей партии!

 

Ермурат БАПИ

 

About Zika1961